Многоговорящие больные

Картинки по запросу восстановление после черепно мозговой травмы

По несчастью или к счастью, истина проста: чем больше нудит и жалуется пациент, тем менее он нуждается в медицинской помощи.


Настоящий больной, из под самосвала, например, или выпавший с десятого этажа, или с опухолью на пол головного мозга- тих и покладист.
Ему по фигу, вежлив с ними доктор или, напротив - хмур , нагл и полупьян.
Равнодушен он и к выбору койки и к чистоте больничного белья.
Кормёжка ему так же- по барабану.
Ни разу не слышал от таких больных претензий к качеству той бурды, которая заливается им в желудок через зонд или гастростому.
Хотя, чёрт его знает, может она и вкусная- ни разу не пробовал.
Единственное, что огорчает таких больных, так это санация ТБД через интубационную трубу или через трахеостому. ( Это когда тонкой трубочкой , соединенной с отсосом, удаляют гной и слизь из дыхательных путей больного).
Тут даже коматозные клиенты возбуждаются: кашляют, безумно таращат глаза и дрыгают ногами. Но если такого надёжно фиксировать — то ничего.
Нам, врачам, лечить таких больных- сплошное удовольствие.
Сделать им хуже- уже невозможно. Температуру померил, на бок уложил, чтоб рвотой не захлебнулся - уже помог.
Даже с родственниками этих бедолаг у нас, обычно, не бывает проблем.
Родственники говорят :
-Лишь бы выжил! Пусть будет каким ( ой) угодно, но только- живой.
Но это - пока больной на ладан дышит и того гляди — помрёт
Если же больной,вопреки ожиданиям, начинает выздоравливать- родственники повышают ставки:
- А он говорить сможет? А ходить?
Больной встал, пошёл, заговорил.
- Ой, а он что то не то говорит! И прихрамывает на обе ноги.
Постепенно нормализуется речь и походка.
Родственники — неутешны всё более:
- Он такой весёлый был до болезни! А теперь- зол и беспамятен! Как подменили человека!
Ну что же, возможно, что и подменили.
Был у нас такой случай: выдали женщине не её мужа.
Они ведь, после черепно-мозговой травмы- все на одно лицо. Лицо это- отёчно, глаза- монголоидные, синие «очки» при переломе основания черепа, губы- как вареники. Не всякому пластическому хирургу по силам изваять такие губы .
Ну и вот. Синяки и отёки у больного этого сошли на нет, женщина -глядь, а это не её муж!
Накатала на нас жалобу и с её стороны это было чёрной неблагодарностью: её то муж- умер, а этот, которого мы ей подсунули по ошибке- отличный человек, по отзывам его товарищей по работе. Не пьёт не курит и при этаких достоинствах, как это чаще всего и бывает- холост.
Не поняла женщина своего счастья.

Всё прочее население делится на две группы: на тех, которые к врачам не обращаются вообще и поступают в больницы только в агональном состоянии и на тех, которые бегут к врачу с прыщом и температурой 37 и 0.

Больной из первой группы врачам симпатичны.
Если что не так- всегда такой больной сам будет виноват: поздно обратился, запустил, занимался недопустимым самолечением и т. д. С нас- взятки гладки.
Поразительно то, что эти клиенты почти всегда чудесным образом исцеляются, при проведении правильного лечения. Их, неизбалованные импортными лекарствами и западными консультантами, болезни легко тушуется под напором лихой операции по Гей- Люссаку и отечественным антибиотиком цефтриаксон.

Больные же с прыщами, неясными вздутиями, трудноуловимыми болями и коликами- многословны, назойливы и чреваты неприятностями для врачей. Подавляющее число жалоб пишут именно они.
Всё это- от повышения уровня жизни.
Раньше ведь, при социализме, жизнь была, как в доме с покойником. Лишнего не говори, не веселись, говори в пол голоса, что поручили- делай быстро, хорошо и бесплатно, и о покойнике ничего плохого молвить не смей... И попахивало соответственно.
Такую жизнь отдать за Родину было совершенно не жалко.
Поэтому и к болезням своим относились легко: само мол пройдёт, и не такое терпели люди в 1943, а если взяло всерьёз и умер Максим, то и фуй с им!

Теперь же все себя полюбили чрезвычайно. Лёгкие травмы и болячки мешают налаженной и комфортной жизни. Жизнь стала ценностью.
Вот и бегут к врачам со всякой хренью. И если её, эту хрень, врач тут же не исцеляет волшебной таблеткой, то врач этот- плох.
К тому же эти несущественные больные любят поговорить.
Избыточная болтливость вообще присуща нашему времени. Говорят взахлёб и почти всегда - ни о чём.
Особенно умиляют разговоры по телефону:
- Ага!? А он что? Иди ты! Да-да! - и так далее междометиями и подчинительными союзами.
Самое интересное, что и на том конце «провода» говорится то же самое!
Нечто подобное обрушивается и на врачей. В некоторых случаях лучше бы такой больной молчал. Лечат же своих пациентов ветеринары!

Появилась ещё одна возможность поговорить: Интернет.
Читать форумы таких обиженных больных и яжематерей в Интернете - трудное испытание для доктора.
Глупость, помноженная на самомнение, подкрепленное доводами типа «одна девочка сказала» и «у моего соседа то же самое было» - удручает.
Не устаю радоваться тому, что я — хирург и лечу, в основном, тяжёлых больных.
Им, бедолагам, не из чего выбирать. После нашего отделения - только Москва, где не факт, что сделают лучше нас, но цену- загнут.
Или зарубежье, которое большинству- не по карману. И , опять же, гарантий, что помогут — нет.
Так, что терпят меня такого, как есть и жалоб почти не пишут. :)))))

Источник