Последние комментарии

  • rok z20 июля, 7:25
    Афтар жертва ЕГЕЕда, из-за которой тело неприятно пахнет
  • Юрий Седов20 июля, 7:11
    👍Стишки депрессяшки
  • Михаэль20 июля, 7:06
    Насчет червей правда. Я в начале своей врачебной практики, когда работал в районной больнице ( 80-е годы), подсаживал...Мое знакомство с наркоманами. Интересные истории из их жизни
  1. Блоги

Типун и ура: опровержение

Типун и ура: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Длиннопост

О происхождении русских выражений.

Сегодня разберу два слова: типун и ура.

Типун и ура: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Длиннопост

Несмотря на то, что этот момент прояснили в комментариях к исходному посту, всё же распишу его поподробнее. Слово типун прекрасно толкуется словарями русского литературного языка. Из Ожегова:

Болезнь птиц – хрящеватый нарост на кончике языка.

Впервые это слово было записано английским путешественником Ричардом Джемсом в 1619 году:

Tïpoon, the pip of a cocke.

Теперь вы знаете, как будет типун по-английски:) Но, само собой, у отечественных авторов его тоже не проблема найти. Причём в XVIII-XIX веках все ещё прекрасно помнили, что это такое:

У кур бывает типун, когда держат их в нечистом месте или часто пьют нечистую воду; того ради типун тотчас срезать. [М. В. Ломоносов. Лифляндская экономия (перевод) (1747)]
Как бы в подтверждение своих слов, властитель схватил попугая за голову, мастерски придержал ее, и птица покорилась магически грозному взору его. Типун был счастливо снят врачом. [И. И. Лажечников. Басурман (1838)]

Разумеется, фраза «типун тебе на язык» – это вполне прозрачное пожелание, чтобы у собеседника на языке выросла болячка. Примерно в таком духе:

Сип тебе в кадык, типун на язык, чирей во весь бок! [Михаил Успенский. Там, где нас нет (1995)]

Но сейчас, конечно, многие знают слово типун исключительно по выражению «типун тебе на язык». Именно это и привело к выдумкам из исходного поста.

Этимология слова ура тоже описана по принципу «слышал звон, да не знает, где он».

Типун и ура: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Длиннопост

Слово ура впервые фиксируется на письме в XVIII веке. Пример:

Войска наши произнося свойственное имъ при одержаніи побѣды, страшное для непріятеля и знаменующее погибель его восклицаніе: ура, толпами гнали непріятеля въ море и гранодеры штыками побили ихъ великое множество, которые въ водѣ стояли по поясъ, и не могли доплыть до судовъ своихъ, а множество ихъ тамъ потопилось. [Фон Раан. Перечень изъ собственнаго своего журнала при завоеванїи Молдавіи и Бессарабіи съ 1787 по 1790 годъ (1792)]

Как я уже писал, для того, чтобы выдвигать какие-либо этимологические гипотезы, надо сперва собрать максимально возможное количество материала из письменных памятников, народных говоров, других языков и так далее. Если заглянуть в данные славянских языков, то легко выяснить, что похожие слова есть у поляков (hura /хýра/), чехов (hurá /гура/), сербов с хорватами (ура) и словенцев (hura /хурá/).

Однако соответствие «русское 0 (ноль) : польское h (х) : чешское h (г)» в систему регулярных фонетических соответствий между этими языками не укладываются (ср. нормальные соответствия: гора – góra /гýра/ – hora /гóра/ и хлеб – chleb /хлеб/ – chléb /хлеб/). И объяснений этому может быть два: либо по происхождению это звукоподражание / звукосимволическое слово, либо заимствование. Отмечу также, что в письменных источниках эти слова фиксируются довольно поздно – в русском с XVIII века, а в польском с XIX.

Напомню, что регулярные фонетические соответствия – это основа современной компаративистики. И если с заимствованиями всё понятно, то со звукоподражаниями дело обстоит так, что они могут быть очень похожими, но в то же время довольно неодинаковыми в разных языках. Например, так будет «тук-тук» на трёх славянских языках:

чешский: ťuk ťuk /тюк тюк/

польский: puk-puk

болгарский: чук чук

При этом, конечно же, никакого регулярного соответствия вида «русское т : польское p : чешское ť : болгарское ч» не существует.

Теперь давайте посмотрим, что можно найти за пределами славянских языков. Подобные междометия есть в немецком (hurra), шведском (hurra), английском (hurrahhurrayhoorahoorah,hoorayhuzzah) и других германских языках, а также во французском (hourrahurrah /урá/), итальянском (urrahurra /уррá/), испанском (hurra /ýра/) и прочих романских.

Опять же, хотя славянские, германские и романские языки – это всё веточки на одном большом древе индоевропейских языков, в рамки регулярных фонетических соответствий это всё не укладывается. Если мы берём романские языки, то даже внутри этого таксона не наблюдается регулярных соответствий. Более того, в романских языках это междометие зафиксировано поздно: во французском с XVIII века (1722 год), а в итальянском и испанском и того позже – с XIX века. Этимологи полагают, что в романские языки ура попало из английского (См. Corominas J. Diccionario crítico etimológico castellano e hispánico, том 3, стр. 432; Prati A. Vocabolario etimologico italiano, 1951, стр. 535; Picoche J. Dictionnaire étymologique du français, 1991, стр. 353).

Теперь давайте обратимся к германскому материалу. В немецком hurra тоже начинает активно использоваться в XVIII-XIX веках, однако впервые появляется в Средневековье в произведении псевдо-Нейдхарта. Существует предположение, что в средневерхненемецком это производное от глагола hurren «спешить» (родственника английского hurry).

Однако Дж. Уолз (точнее Вальц – Walz J.A. The Interjection Hurrah // The Journal of English and Germanic Philology, Vol. 39, No. 1 (Jan., 1940), pp. 33-75) возражает против этой гипотезы. Он пишет, что в средневерхненемецком существовал целый набор подобных междометий – hurraurraburrawurra, которые были не боевыми кличами, а выражали боль, страх, отвращение, удивление и так далее.

В английском hurrah фиксируется в 1686 году, а huzzah – в 1573, что на полтора века раньше французской фиксации. Как я уже упомянул, в английском существует большое разнообразие вариантов этого междометия (hurrahhurrayhoorahoorahhoorayhuzzah), что имеет большое значение. Дело в том, что там, где явление сформировалось, оно, как правило, намного более разнообразно, чем там, куда оно было перенесено. Скажем, диалекты британского английского на порядок разнообразнее, чем диалекты отпочковавшихся от него американского, канадского, австралийского и прочих английских.

Итак, два фактора – ранняя фиксация и высокое разнообразие говорят о том, что в романские и славянские языки наше междометие попало из германских. Отдельный вопрос, конечно, как между собой соотносятся английские и немецкая формы. Например, Уолз полагает, что средневерхненемецкое hurra с современным не связано, и формы всех германских языков заимствованы из английского (аргументацию см. в его статье, она небольшая).

Что касается происхождения этого hurrah huzzah и так далее, то это, скорее всего, звукосимволическое слово (идеофон). От звукоподражаний такие слова отличаются тем, что не имитируют какого-либо конкретного звука, тем не менее, создают некий акустический образ, соответствующий некоему объекту, движению, форме и так далее. К ним можно также отнести междометия, выражающие эмоции, например, wowyo-ho-hoyahoo или знаменитое yippee-ki-yay. Кстати, в чешском есть местоимение hr, отдалённо похожее на hurrah по форме и функции: hr na ně! «вперёд на них!», je hr do práce «он жутко трудолюбив» (есть предположение, что ура восходит к этому самому hr, но это, конечно, несерьёзно).

Разумеется, если предполагать здесь звукосимволизм, то нельзя забывать о том, то схожие междометия могут возникать независимо друг от друга в разные эпохи и в разных местах. Однако в данном конкретном случае обращает на себя внимание то, что ура зафиксировано в первую очередь в германских, романских и славянских языках, которые уже очень долго находятся в тесном контакте, и мы не находим его в каких-либо независимых ареалах. Учитывая, что оно не является совсем уж элементарным (типа ах) и очевидным по структуре, а также более раннюю фиксацию в германских, версии заимствования следует отдать предпочтение.

Тут, конечно, многим станет обидно, что наше родное русское ура, на устах с которым поколения наших предков шли в атаку, может быть заимствованием. Но напомню, что в русских письменных памятниках это слово появляется в XVIII веке, когда к нам широким потоком хлынули европейские заимствования. В том числе междометия. Процитирую характерный пассаж:

«Браво! Виват! Ура!..»Ошибаетесь, друзья мои! Мы опоздали, ничего не видали, посмеялись над собою и пошли осматривать большой Виндзорский дворец. [Н. М. Карамзин. Письма русского путешественника (1793)]

Более того, вариант гип-гип ура! полностью повторяет английское hip, hip, hooray / hurrah hurray! Уж в его заимствованности, думаю, сомнений нет. Перенимаем мы английские междометия и сейчас. Так, какое-нибудь вау я ещё ощущаю как нечто чужеродное, а камон вызывает острое желание убивать, но кто знает, может они закрепятся в языке, а потомки будут спорить в соцсетях, взяли ли мы их из английского или сами изобрели.

Ну и напоследок упомяну о том, что есть версии, будто бы ура пришло к нам из тюркских языков. Ср., скажем, турецкое vurmak «бить». И ура – это якобы императив «бей!». Можно высказать три контраргумента: 1) в тюркских языках это слово не используется ни как боевой клич (Шапошников А. К. Этимологический словарь современного русского языка 2: 460), ни как междометие вообще; 2) ура – это не только боевой клич, но также выражение радости, ликования, причём эта функция, вероятно, даже старше; 3) тюркская версия совершенно не объясняет, откуда могло бы взяться h- в европейских языках.

Возвращаясь к критикуемому посту, могу сказать, что автор опуса даже не потрудился заглянуть в основные этимологические словари русского языка. А картинка и вовсе анахронична.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх