Этот коротенький рассказ А.Куприна был написан в 1908 году. Прочитайте и вы тоже удивитесь!

Отрывок из рассказа "Немножко Финляндии"

***
— Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить.
Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно.

И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.
Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия.
Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой.
Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам.
Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому — словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.
— Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.
А другой подхватил, давясь от смеха:
— А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!
И тем более приятно подтвердить, что в этой милой, широкой, полусвободной стране уже начинают понимать, что не вся Россия состоит из подрядчиков Мещовского уезда Калужской губернии.

А. Куприн, 1908 г.

На изображении может находиться: 1 человек, борода и шляпа
Источник ➝

Йозеф Менгеле: зверь в обличии доктора

В 1979 году у берегов бразильского Сан-Паулу утонул некий Вольфганг Герхард – тихий 67-летний немецкий эмигрант, обосновавшийся здесь после Второй Мировой войны. Старика похоронили на местном кладбище и вскоре про него забыли. Однако спустя 7 лет к соседям Вольфганга случайно попали папки с его архивом. Открыв бумаги, соседи ахнули – это были описания бесчеловечных опытов над детьми. Их автором был самый разыскиваемый нацистский преступник Йозеф Менгеле – доктор, жертвами медицинских опытов которого стали тысячи узников Освенцима.

Только вдумайтесь: изверг, устроивший настоящий ад на земле, ежедневно отправлявший на тот свет сотни человек, в течение 35 послевоенных лет жил в настоящем раю на бразильском побережье. Тот самый случай, когда о справедливости речи даже не идет.

Йозеф Менгеле был старшим сыном в семье. Известный факт, ребенок формируется по образу и подобию родителей. Глядя на них, он приобретает определенные черты и качества, которые в полной мере раскроются в зрелом возрасте. Так произошло и с Йозефом. Его отец практически не уделял внимания детям, а мать была деспотичной фурией, склонной к садизму. Вот и возникает вопрос, каким должен вырасти ребенок, когда отец практически не уделяет внимания, а мать при малейшем неповиновении или плохой учебе не скупится на побои? В итоге получился гениальный врач и жесточайший садист.

Йозефу едва исполнилось 32 года, когда он поступил на службу в концлагерь Освенцим. Первое, что он сделал — ликвидировал эпидемию тифа. Своеобразным способом, конечно: Йозеф приказал полностью сжечь несколько бараков, где была замечена болезнь. Эффективно, ничего не скажешь.

Но главное, чем прославился Менгеле — это своим интересом к генетике. Камнем преткновения нацистского доктора были близнецы. Ставить опыты без анестетиков? Легко. Анатомировать еще живых младенцев? То что нужно. Еще можно сшивать близнецов, изменять им цвет глаз с помощью химических препаратов, разрабатывать вещество, вызывающее бесплодие и так далее. Список бесчеловечных экспериментов можно продолжать до бесконечности.

Возникает другой вопрос, почему адский доктор больше всего интересовался близнецами? Вернемся к истокам. Еще на территории довоенной Германии, власти заметили, что рождаемость уменьшается, а смертность младенцев увеличивается, это закономерность была верна для представителей арийской нации. Другие же расы и национальности, проживавшие на территории Германии проблем с рождаемостью вообще не имели. Тогда немецкое правительство, напуганное перспективой вымирания ‘избранной’ расы, решило что-то делать. Йозеф был одним из ученых, кому поручили увеличить количество арийских детей и уменьшить их смертность. Ученые сфокусировались на искусственном ‘выведении’ двойни или тройни. Однако у потомства арийской расы должны были быть непременно светлые волосы и голубые глаза — отсюда и попытки Менгеле изменять детям цвет глаз посредством различных химикатов.

Сначала подопытные дети проходили тщательный отбор. Помощники ‘Ангела Смерти’ измеряли рост детей, фиксировали их сходства и различия. Затем дети встречались с Йозефом лично. Он заражал их тифом, переливал кровь, ампутировал конечности и пересаживал различные органы. Менгеле хотел отследить, как одинаковые организмы близнецов будут реагировать на одно и то же вмешательство в них. Затем подопытные умерщвлялись, после чего врач проводил тщательный анализ трупов, исследуя внутренние органы.
Сам же Менгеле считал, что действует во благо науки.

Естественно, вокруг такого колоритного персонажа сложилось множество легенд. Одна из них, например, гласит, что кабинет доктора Менгеле был украшен глазами детей. Однако, это лишь сказки. Йозеф просто-напросто мог часами разглядывать части тел в пробирках или проводить время за анатомическими исследованиями, вскрывая тела, в фартуке, обагренном кровью. Коллеги, работавшие вместе с Йозефом, отмечали, что ненавидели свою работу, и чтобы хоть как-то расслабиться, они напивались вдрызг, чего нельзя было сказать об ‘Ангеле Смерти’. Казалось, работа его не только не утомляет, но даже очень в удовольствие.

Сейчас многие задаются вопросом, не был ли доктор обыкновенным садистом, прикрывающим свои зверства научной деятельностью. По воспоминаниям его коллег, Менгеле зачастую сам принимал участие в казнях: избивал людей, бросал в ямы со смертельным газом.

Когда закончилась война, на Йозефа объявили охоту, однако ему удалось скрыться. Остаток дней он провел в Бразилии, со временем снова занялся медициной. Зарабатывал на жизнь, в основном, тем, что делал аборты, которые были официально запрещены властями страны. Возмездие настигло его только спустя без малого 35 лет после войны.

Самое удивительное, что история «Доктора Смерть» на этом не заканчивается. Несколько лет назад аргентинский историк Хорхе Камараса написал книгу, в которой утверждал, что Менгеле снова взялся за опыты над рождаемостью после побега от правосудия. В качестве примера исследователь привел странную историю бразильского городка Кандиду Годой, где неожиданно резко подскочила рождаемость близнецов. Каждая пятая роженица приносила двойняшек, причем светловолосых! Камараса был уверен, что это происки Менгеле. Местные жители и правда вспоминали странного ветеринара Рудольфа Вайса, который приезжал в город лечить скот, но осматривал не только животных, но и людей. Имеет ли «Доктор Смерть» какое-либо отношение к этому феномену, достоверно неизвестно.

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх