Простая жизнь Элиуда Кипчоге

304

Накануне Лондонского марафона журнал Runnersworld опубликовал статью американского журналиста Катала Деннехи (Cathal Dennehy) о жизни победителя Лондонского марафона Элиуда Кипчоге. Команда сайта Runners’ club подготовила прекрасный перевод этой публикации. Все, кому интересно узнать как элитные бегуны организуют свою жизнь, найдут много интересного в этой статье…

ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА ЭТО НЕ ТОЛЬКО БЫСТРЫЕ НОГИ

Каждый день немногим ранее пяти часов утра в небольшой деревне в западной Кении, один из самых талантливых марафонцев мира Элиуд Кипчоге сползает с кровати, раскачивается после сна и готовится бежать, быстро бежать.

К 5:50 утра Элиуд переходит на шаг на пыльных красных дорогах Каптагата. С ним прибежали, как минимум, дюжина других атлетов, которые надеются, что если будут бегать с ним, то они смогут стать чемпионами, как и их знаменитый товарищ по тренировкам.

В свои 31 год Элиуд является героем в Кении, доморощенным миллионером, но его образ жизни полностью противоположен его статусу. Большую часть времени он по собственному желанию живет почти как нищий.

Причина проста: чтобы быть непобедимым (Элиуд непобедим с 2013 года), нужно постоянно ощущать своеобразный «хищный голод». Это основа философии Кипчоге.

«Легкая атлетика это не только быстрые ноги, речь больше идет о сердце и нашей ментальности», — рассуждает Элиуд.

Он должен знать, какой вид работы ему предстоит сделать для своих ног, ума и сердца, чтобы защитить титул чемпиона Лондонского марафона.

Еженедельным «ингредиентом» у Элиуда является 13 трехминутных очень жестких повторов с минутой отдыха между ними со стабильным объемом 130 миль (210 километров) в неделю. Другой важной тренировкой является 20-мильный бег (32 километра) со скоростью 3:10-3:15 минут на километр, проходящий здесь же, на большой высоте, где воздух настолько разреженный, что обычный человек задохнулся бы от гипоксии даже во время бега трусцой.

НУЖНЫ ЛЮДИ, СОРЕВНУЮЩИЕСЯ ЧИСТЫМИ

За последние три года Элиуд одерживал победы в Чикаго, Лондоне и недавно в Берлине, где даже выползшие из обуви стельки и стертые в кровь ноги не смогли ему помешать остановить секундомер на цифрах 2:04:00.

Эти успехи принесли большие деньги, а также подозрения в нечестной игре, поскольку вся легкая атлетика Кении оказалась под подозрением.

«Я расстроен этим скандалом, пытаясь заработать многие молодые атлеты готовы на все. Наш вид спорта должен быть благородным. Нужны люди, соревнующиеся чистыми», — рассуждает Кипчоге.

«Я полагаю, Кения сможет справиться со скандалом», говорит он. «Нас проверяют везде. Иногда я сдаю тесты дважды в месяц. Люди находятся в шоке, когда читают новости о Кении в интернете, но тех, кто нечист на руку лишь небольшой процент».

В прошлом году IAAF сделала 526 тестов у кенийских атлетов, и как минимум, четырежды проверяли Кипчоге, кроме того, он каждый раз проверяется после побед на крупнейших марафонах.

Так кто нибудь из врачей, агентов или тренеров пытались сманить Кипчоге на «темную сторону»?

«Нет», ответил он на этот вопрос. «Никогда. Я не думаю, что в Кении настолько все плохо, как это преподносится. Речь идет о нескольких людях».

В эпоху маргинальных методов улучшения результата, подход Элиуда выглядит допотопным. Он потребляет молоко от коров, которые бродят вокруг лагеря, основа его питания это рис, угали и иногда говядина.

«Я не испытываю проблем с организмом, поэтому мне не нужна дополнительная искусственная стимуляция в виде препаратов. Становясь взрослее, мы восстанавливаемся медленнее, но я все делаю правильно».

СПАРТАНСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ

«У Элиуда очень четкое, организованное и стабильное мышление», — говорит его менеджер Валентин Троу. «Эти качества его выделяют среди остальных. Конечно, он хочет добиться успеха, выигрывая и устанавливая рекорды, но его внимание сосредоточено на ежедневной рутине, на каждой мелочи».

У Элиуда спартанский образ жизни. Каждое утро после тренировки он принимает душ, ест и принимается за бытовые хлопоты. В дни дежурства он нарезает овощи для совместного ужина, иногда это работа в саду. И изредка лучшему марафонцу мира даже приходится чистить туалеты.

«Это нормальная рутина для него»,  — рассказывает менеджер Троу. «Лагерь был создан для юниоров и молодых спортсменов, у которых нет достаточно денег». Повзрослев, некоторые спортсмены решили продолжить тренировки здесь. Элиуд также понимает, что для достижения успеха ему необходимо тренироваться в команде.

Тренировочная группа Элиуда Кипчоге

Одним из молодых спортсменов, чьим вдохновителем стал Кипчоге, является чемпион мира в полумарафоне Джеффри Камворор.

«Элиуд мне как брат», — делится Камворор. «Я полон уверенности, когда мы тренируемся вместе, я пытаюсь быть похожим на него, и всегда делаю так же, как и он. Элиуд для меня образец для подражания». Они тренировались вместе последние несколько месяцев шесть дней в неделю. Камворор не сомневается в будущих успехах Кипчоге. «Он победит, я не сомневаюсь».

Последние недели Кипчоге делит маленькую комнату в Каптагате с одним из партнеров по тренировкам, вместо того, чтобы жить со своей семьей в большом просторном доме в Элдорете, где у него живут жена и трое детей.

Элиуд Кипчоге

Прав был Леонардо Да Винчи: «Все гениальное просто».

«Находясь вдали от детей в этом скромном месте, я испытываю тоску. Но я остаюсь здесь, чтобы быть мотивированным. Также мы мотивируем здесь молодых ребят, показывая преимущества совместного проживания и тренировок».

Остальную часть дня между тренировками кроме работы по хозяйству Кипчоге отдыхает. В том числе это включает в себя часовой сон. Вторая тренировка начинается около четырех часов дня, а отбой не позднее девяти.

Элиуд Кипчоге

Вечерами Элиуд читает мотивационные книги, например Стивена Кови, автора книги «Семь навыков высокоэффективных людей». Основным посылом е является утверждение, что активные люди имеют больше шансов изменить свое положение и добиться успеха в жизни.

УНИКАЛЬНУЮ ФИЗИОЛОГИЮ ПОДКРЕПИЛА ВРОЖДЕННАЯ САМОДИСЦИПЛИНА

В раннем детстве Кипчоге не зная того, невольно оттачивал свой талант, ежедневно бегая в школу. Вырос он в семье фермеров, и с детства у него не было отвращения к тяжелой работе. Природа наделила его сильным телом, а уникальную физиологию подкрепила врожденная самодисциплина. О его уникальном таланте говорит скорость бега в конце марафоне около 2:50 минут на километр.

Еще в одном повезло Элиуду. Он имел счастье вырасти рядом с домом Патрика Санга, одного из самых успешных на тот момент тренеров на выносливость, который взял под свою опеку одаренного подростка.

Прогресс молодого Элиуда был просто умопомрачительным. В 2003 году на чемпионате мира на дистанции 5000м он обошел на финише двух самых талантливых стайеров того времени – Кененису Бекеле и Хишама Эль Герружа.

За неделю до Лондонского марафона Кипчоге полностью уверен в себе. «Тренировки были еще сильнее в этом году. У меня не было травм, ничего не беспокоит меня. Так что я покажу быстрые секунды».

После окончания карьеры Элиуд планирует открыть спортивный магазин, но сейчас его целью является олимпийское золото, которого еще нет в его карьере.

«Я хочу оставить знак в истории легкой атлетики, я хочу стать легендой и быть хорошим примером для остальных».

Источник

Любить по-русски: о смерти русской бабушки говорила вся Япония

В последний путь 94-летнюю Клавдию Новикову провожали всего несколько человек: родных почти не осталось, подруги тоже давно отошли в мир иной. А вот в Японии о смерти жительницы поселка Прогресс объявили по центральным телеканалам: «Умерла русская жена Ясабуро-сан».

О жизни Клавдии Новиковой написаны десятки газетных статей, несколько книг, сняты фильмы и даже поставлен спектакль. В Японии эта русская женщина стала символом любви и самопожертвования. Прожив с мужем 37 лет, она сама уговорила его вернуться на Родину, к родным и супруге, которая ждала своего Ясабуро-сан более полувека.

Клавдия и Ясабуро встретились в 1959 году. У обоих за спиной были тяжелые годы сталинских лагерей: она отсидела семь лет за чужую растрату, он — десять лет как японский шпион. И у каждого из них была своя боль. Клавдия перед войной вышла замуж, родила сына, ждала, как все, с фронта мужа. Но когда ее осудили и сослали на Колыму, вернувшийся с войны супруг завел новую семью. Не менее трагична была судьба и у ЯсабуроХачия. Перед войной он вместе с молодой женой покинул Японию и в поисках лучшей жизни перебрался в Корею. Там у него родились сын и дочь. Но когда осенью 1945 года советские войска вошли в Корею, большинство японцев арестовали по подозрению в шпионаже против Советского Союза. Ясабуро дали десять лет, которые он провел там же, где и Клавдия, под Магаданом. С тех пор своей семьи он больше не видел. Когда японского подданного выпустили из лагеря, его фамилию просто забыли внести в списки отбывающих на родину военнопленных. Возвращаться Ясабуро было некуда, он был уверен, что его жена и дети погибли. И еще он боялся после долгих лет, проведенных в Советском Союзе, возвращаться в Японию, поэтому принял советское гражданство и стал Яковом Ивановичем.

 Мы познакомились на Брянщине, где были на поселении. Я увидела Яшу: нерусское лицо, худющий, забитый, а в глазах такая щемящая тоска, что у меня сердце сжалось от жалости, — вспоминала потом Клавдия Леонидовна. — В начале шестидесятых меня позвала знакомая переехать на Дальний Восток, в поселок Прогресс, и я уехала. Яша писал, что хочет быть со мной, а я отказывалась — боялась, и лишь близкой подруге призналась, что переписываюсь с бывшим военно-пленным.

Ясабуро все же приехал. Они поженились и вместе прожили 37 лет. Он стал парикмахером, фотографировал, занимался иглоукалыванием. Вместе с русской женой выращивал помидоры и огурцы, завели козу и пчел. Жили очень скромно, но дружно и спокойно — Яков Иванович даже голоса на жену не повышал. А вот детей им бог не дал. «Таких мужчин, как мой Яша, в округе больше и не найдешь. Мне женщины завидовали: он не пил, не курил», — так отзывалась о своем муже Клавдия. Они и умереть надеялись в один день. Уже будучи на пенсии и прибаливая, Яков Иванович привез два гроба: разобрал по досочкам, высушил, заново сколотил и затащил на чердак. Но они так и не понадобились.

Когда началась перестройка и железный занавес упал, одна из знакомых семьи рассказала о необычном жителе Прогресса своему родственнику из Приморья, занимавшемуся общим бизнесом с японцами. Японские партнеры, узнав подробности юности соотечественника, организовали поиски его родных. И нашли сначала брата, потом… жену и дочь.

Хисако преданно ждала своего мужа 51 год: вернулась на родину с дочерью (сын умер еще в Корее), работала медсестрой и всю жизнь откладывала из своего скудного заработка деньги на строительство скромного домика. Она построила дом для мужа, записав имущество на его имя, и даже счет в банке открыла для Ясабуро, хотя не знала, жив ли он, вернется ли когда-нибудь. Когда супруг нашелся, их дочери Кумико было уже за пятьдесят.

Дочь и брат Якова Ивановича приехали в Прогресс, чтобы уговорить его вернуться на родину. Но он отказался. «Я не могу тебя оставить, ты для меня все», — говорил он своей русской жене. И тогда Клавдия Леонидовна решила сама отправить мужа в Японию — она понимала, что здесь он долго не проживет, поскольку сильно болел, а там условия для стариков намного лучше. А его японская жена Хисако должна хотя бы перед смертью увидеть и обнять мужа.

Клавдия Леонидовна сама сделала Якову Ивановичу загранпаспорт, поменяла сбережения на доллары и… развелась, иначе там, дома, он не мог бы претендовать на пенсию, имущество и наследство. И в марте 1997 года попрощалась с любимым человеком навсегда.

Ясабуро постоянно присылал ей небольшие подарки из Японии, каждую субботу звонил и приглашал к себе в гости. Известная японская писательница написала книгу о Клавдии Новиковой, тележурналисты сняли фильм, и амурчанка стала известна в стране. В префектуре Таттори, пригороде Токио, всем миром собирали деньги на поездку «бабы Клавы» в Японию, и когда она все же решилась (ей было уже за восемьдесят) приехать, стала там чуть ли не национальной героиней. Тогда же Клавдия Леонидовна впервые встретилась с японской женой своего Яши: они обнялись и расплакались — им даже не нужен был переводчик, чтобы понять друг друга.

Потом жительница Прогресса еще дважды была в Стране восходящего солнца, в том числе на спектакле, созданном на основе судеб русской женщины и японского военнопленного. И в каждый ее приезд Ясабуро уговаривал остаться с ним — его японская супруга Хисако умерла, а в каждом телефонном разговоре — просился назад, в Прогресс. Но Клавдия Леонидовна все время отказывала: она хотела, чтобы ее Яша «мог жить достойно». А сама жила довольно скромно, в одиночестве, полагаясь только на собственные силы.

 Она до последнего была очень активна — в прошлом году сама вскопала и засадила свой огород, — рассказывает Алексей Родя, один из немногих, кто хорошо знал свою односельчанку.

Алексей Исаакович познакомился с Клавдией Леонидовной и Яковом Ивановичем около тридцати лет назад, они общались семьями. Когда Ясабуро уезжал в Японию, он попросил своих друзей помогать жене. Его просьбу Алексей Исаакович и Любовь Степановна Родя исполнили и были с бабой Клавой до последних ее дней. Они же организовали достойные похороны.

По словам Алексея Исааковича, Клавдия Леонидовна покинула этот мир счастливой: ее любимый Яша был жив, а в последнее время ее стала навещать внучка Лариса. Да, у Новиковой есть две внучки — дочери сына, которого она родила в первом браке. Их отношения не сложились, по слухам, мужчина сильно пил и в 64 года умер. Его дочери практически не общались с бабушкой, и только незадолго до ее кончины одна из женщин, живущая в Прогрессе, стала навещать бабу Клаву.

Когда в Японии стало известно о смерти Клавдии Новиковой, в Прогресс пришло несколько писем, в том числе от самого Ясабуро. Он обращался к ней как к живой: «Клавдия! Я узнал о том, что тебя не стало, и скорбь одолевает меня. Я пытался дозвониться до тебя 30 августа, в день моего 96-летия, но у меня ничего не получилось. Все сорок лет, что я прожил с тобой в России, ты всегда была рядом со мной, всегда поддерживала меня. Спасибо тебе за все… Я смог вернуться в Японию только благодаря твоим усилиям, и я безмерно признателен тебе за это. Вспоминаю, как мы даже изготовили гробы для двоих у тебя на родине. Если бы это было в моих силах, я бы хотел примчаться к тебе и прижать тебя к сердцу крепко-крепко… Но я бессилен… Спи спокойно, дорогая Клавдия. Твой Ясабуро».

304

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх