Последние комментарии

  • Сибирячка14 декабря, 23:38
    Хочешь быть отшельницей - будь. Только не надо заказывать вертолет с едой. Не хочешь перебираться к людям, выживай од..."Кончаются припасы": отшельница Агафья Лыкова просит о помощи
  • Маргарита Быстрова14 декабря, 22:59
    НЕ ПРАВДА!!! Испытано на себе. Закрытие медицины
  • Сергей Никитин14 декабря, 22:03
    А лучше, в обще голову отключитьЧто будет, если есть овсянку каждое утро

Право на аборт

«Я не против абортов, но сама не хотела бы его делать», — обычно говорят женщины, и это лицемерие их самих сводит с ума.

Грех или не грех? Убийство или нет?

— Я грешна, сделала девять абортов, — говорит одна воцерковленная знакомая, мать четверых детей.

— Хочу тебе заранее сказать, что тут у меня позиция категорически не религиозная, я полностью поддерживаю аборты, — отвечаю ей я, женщина без единого хирургического вмешательства.

— Моя мать хотела сделать аборт, когда забеременела мной, — отвечает она. — И ты со мной говоришь только потому, что у врача, с которым она договорилась, умер сын. Бог его наказал.

После слов о каре божьей, мы, разумеется, немедленно срываемся на крик.

— Вот ты кто такая, чтобы судить, наказание это или нет?! — ору я.

— Аборты — это убийство! — вопит она.

Прерывание беременности — скользкая тема. Хоть у нас церковь и отделена от государства, и большинство людей живет вполне мирской жизнью, но в этом вопросе все почему-то немедленно становятся задумчивыми и мистически настроенными.

В обществе принято считать, что аборты — это очень плохо. Религия яростно против, это во-первых, а во-вторых, аборты долго были под запретом — чтобы женщины рожали граждан вместо убитых во Второй мировой войне и в сталинских лагерях.

Россия, конечно, не единственная страна, где запрещали аборты — в Ирландии они до сих пор не разрешены, что совсем недавно вызвало очередной скандал, а сейчас еще и флешмоб с хештегом #ShoutYoutAbortion — «Расскажи о своем аборте».

Потому что женщины обычно об этом не говорят. А всякие фильмы и сериалы обязательно показывают нам, как героиня переживает, и мучается, и терзается виной, даже если сделала аборт десять лет назад.

В «Сексе в большом городе» есть серия, где Миранда забеременела и не знает, что ей делать. Она не понимает, хочет ли ребенка, и не знает, надо ли рассказывать о беременности мужчине, с которым она больше не встречается.

Главная героиня, Керри, вспоминает о своем аборте, который сделала очень давно — и даже решает найти парня, от которого залетела. И еще она сначала говорит своему бойфренду, что не делала аборт, а потом все-таки признается.

Очень типично для женщин того поколения. Мужчины из сериала реагируют так: «Она должна ему сказать, мужчина должен знать, они должны вместе принимать решение!». И это тоже типично.

Но я вот что скажу: идите все к черту!

Ребенок — это ответственность на ближайшие двадцать лет. И дело в том, что мужчины приходят и уходят, когда им вздумается, а женщина навсегда останется матерью.

— Я ему сказала, что беременна, и ты думаешь, он обрадовался? — возмущается приятельница. — Прихожу вечером домой: ни цветов, ничего, сидит на кухне — пьет пиво. Я спрашиваю: «Тебе весело, отмечаешь что-то?» Он: «Мне каждый раз отчитываться, когда я пиво покупаю?» Ну и он у меня моментально вылетел за дверь. Ребенка ни разу не видел, вообще не интересовался.

И это обычная история.

Эта девушка родила, но многие в такой ситуации делают операцию. Неважно, есть ли там уже ручки или ножки, есть ли бессмертная душа — если женщина понимает, что не может вырастить ребенка, если она не в состоянии заботиться о беспомощном существе, она должна принимать решение без угрызений совести.

Религия никогда не одобряла аборты. Но раньше женщины рожали по пятнадцать детей, из которых девять, например, умирали. О да, на все воля божья, господь дал, господь взял — ты-то честно родила, не твоя вина. Но по факту дети все равно умерли. И мы не знаем, как на это влияет то, что у вечно беременной матери ослаблен иммунитет, и что она не в силах полноценно заботиться о десяти детях.

Мужчины тут вообще не имеют права ничего решать. Ни как политики, ни как биологические отцы.

Обсуждали на днях мужчину подруги, который уверен, что его миссия — завести детей с разными женщинами. У него уже есть три ребенка от разных жен — после родов он год или два топчется рядом с женой, потом уходит к другой — и все повторяется. Причем он уговаривает женщину родить, но при этом не проявляет себя ни как муж, ни как отец — читает книги и занимается сексом, вот и все его занятия. Ну и еще какой-то бизнес, который, как и все вокруг, страдает от его пьянства. И я знаю не одного такого мужчину. Например, у бывшего мужа одной из моих знакомых шестеро детей от разных жен.

Один мой приятель, состоятельный человек, поинтересовался, не хочу ли я родить ему ребенка. Он женат, есть дети от жены, но недавно какая-то девушка от него родила — и он тоже увлекся идеей сделать как можно больше младенцев с разными женщинами. Такие вот опыты с генетикой.

То есть рожать и воспитывать — по умолчанию женская обязанность, а мужчина наслаждается ощущением своей «спермосостоятельности». Могут ли такие люди указывать женщинам, как им поступать с зародышем внутри?

— Плодитесь и размножайтесь, — знакомая, сделавшая девять абортов, приводит цитату из Библии.

Но я знаю женщину, у которой двое детей и двадцать один аборт. Она плодится. В разумном количестве.

Давайте честно: в Заветах ничего нет про аборты. Да и вообще я нерелигиозный человек и меня совершенно не волнует, что там где написано.

Правила придумали мужчины, которые хотят, чтобы бабы от них рожали побольше разных младенцев. Мужчины придумали, что аборт — зло, мужчины хотят аборты запретить. Исключительно из самолюбия. И каждый раз, когда женщина переживает, делать или не делать аборт, она всего лишь подыгрывает мужскому тщеславию, задача которого — осеменить и уйти к следующей.

Так обстоят дела. Я не делала аборт, мне не о чем рассказать, но сделаю без малейших сожалений, если в этом будет необходимость. Просто потому, что я так захочу, потому что мне не будет хотеться ребенка. Без всяких особых медицинских показаний или других оправданий себя. Не в чем оправдываться. Это моя жизнь, мое право. И никто, ни один человек или бог не смеет внушать мне чувство вины.

Арина Холина

Источник