Грозящая катастрофа и как с ней бороться



Общаясь в последние дни со многими россиянами, вижу, что взгляд из России, и взгляд вне России на перспективы эпидемии совершенно разные. Объяснение этому очевидно. Скажем, в Европе по ТВ нонстоп выступают врачи, эпидемиологи, руководители реанимационных отделений. Каждый вечер по французскому ТВ идет пресс-конференция главного санитарного врача или министра здравоохранения, где сообщают в точных цифрах то, что случилось за прошедшие сутки. В России рассказывают, что власти держат все под контролем и что об эффективных мерах по недопущению эпидемии вам своевременно сообщат.


Конечно, каждый решает за себя, и если кто-то полагает, что вся эта шумиха с вирусом затеяна просто для посева паники, то его не имеет смысла переубеждать. Однако, опять же, каждый может сделать многое для задержки распространения эпидемии самым простым способом.

Скажу сразу, что я лично ощущаю это на своей собственной шкуре, так как моя семья и я, мы контактировали два дня назад с человеком, который через день заболел. Будучи в группе риска, я прекрасно представляю себе ждущие меня опции, но сейчас не об этом.

Итак, почему распространение эпидемии так опасно для всего общества? Ведь повсюду можно прочесть, что нынешнее увеличение смертей почти незаметно на фоне общей смертности человечества. Ну появился еще один грипп. От гриппа еще больше умирали. Чего панику поднимать, сажать людей на жесткий карантин?

Объясняю.

Нынешнее заболевание отличается от обычного гриппа не только отсутствием вакцины и лечения, не только очень большой контагиозностью и не только превышением летальности на порядок. Самое важное сейчас отличие – Covid-19 в тяжелых случаях требует 2-3 недели реанимационных мероприятий, потому что в ряде случаев респираторная недостаточность развивается в считанные часы. Человека можно и должно спасти, но лишь большими усилиями. В этом ключ к понимаю серьезности проблемы.

В свое время книга, выпущенная Минобороны СССР, описывала эффективную стратегию по разрушению промышленности (в частности, машиностроения) страны-противника. Ресурсов авиации и диверсий не хватит для поражения всех вражеских заводов, но этого и не требуется. Достаточно ликвидировать производство узлов, необходимых для промышленности, и все остановится. В качестве примера приводились точечные бомбардировки и диверсии исключительно на предприятиях, производящих подшипники, чтобы остановилось все машиностроение.

Именно такая точечная атака, направленная на разрушение медицины, идет сейчас во время эпидемии. Действительно, положение вещей может показаться не очень серьезным. При летальности в 3-4% среди больных с симптомами, в реанимационных мероприятиях нуждаются лишь около 10% больных. Это же ерунда, тем более, что большая часть из этих 10% выживет! Чего беспокоиться?

Показываю на примере Франции. На вчерашний день в реанимациях, в основном на искусственной вентиляции легких, лежали 1525 человек. Вентилировать в некоторых случаях надо до двух-трех недель. А аппараты кончаются, сейчас на востоке Франции уже идет отбор, кому дать аппарат, кого оставить умирать. У Франции в резерве остается еще несколько тысяч мест в реанимации, которые будут насыщены в ближайшие 3-4 дня. Новым больным придется умирать, так как это сейчас в Италии, где только за день вчера умерло 793 человека.

Но даже не это самое страшное. Самое страшное это коллапс реанимации в целом, которая сейчас немыслимо перегружена спасением зараженных (их вполне можно спасти после 2-3 недель реанимации). А реанимация это ключевой пункт клинической медицины вообще. При коллапсе реанимации невозможно лечение инфаркта, инсульта, останавливается хирургия, прекращаются сложные диагностические процедуры, наступает коллапс медицины в целом. Реанимация это и есть те подшипники, на которых держится все строение медицины. Без реанимации люди будут умирать или смертельно заболевать далеко не только от этого вируса.

Вот в чем катастрофа.

Я сейчас не говорю, о многих заразившихся медиках, которые или не могут больше работать, или, работая, подвергают опасности заражения многих людей. Хотя нехватка медперсонала это еще один серьезнейший удар по медицине в целом. Это отдельная большая проблема.

Выход из ситуации может быть только один. Необходимо любыми способами растянуть пик эпидемии, чтобы не перегреть реанимационные возможности страны. Надо отдавать себе отчет, что эти возможности очень ограничены. Сейчас есть только один способ – это изоляция всех, кого только можно. Изоляция, изоляция и еще раз изоляция. Особое внимание изоляции детей, которые сами практически не болеют, но прекрасно могут инфицировать друг друга и взрослых.

Каждый, кто самоизолировался, кто не ездит в транспорте, не ходит на мероприятия, на собрания, в гости, в общепит, не приближается к другим в магазине, спасает себя и других. Сделайте и вы этот вклад одновременно и в личное, и в общественное.

Источник ➝

Лишние соски у мужчин и женщин: опасны ли «шутки природы»?

Вся невероятная, непостижимая сложность, с которой устроен наш организм, становится еще непонятнее, когда вдруг что-то сбивается в тонких настройках и рождаются необычные дети. С хвостиками, которых не предусмотрено по «утвержденному проекту». С чрезмерным количеством зубов, которые не помещаются в челюсти. С лишними пальцами. Или с лишними сосками. А иногда и с целыми дополнительными молочными железами.

Как, почему и где появляются дополнительные соски, что с ними делать и чем они опасны или полезны, рассказывает MedAboutMe

Полителия и полимастия: статистика и исследования

Полителия и полимастия: статистика и исследования

Это случалось всегда. И у женщин, и у мужчин время от времени обнаруживались дополнительные соски на теле.

В стародавние времена считалось, что это очень хорошо, так как свидетельствует о мощной производительной силе у мужчин и о повышенной плодовитости у женщин. И, надо сказать, иногда это косвенно подтверждалось. Известно, например, что жила в 19 веке во Франции некая женщина, у которой дополнительная грудь с соском располагалась на левом бедре. И когда появился ребенок, то молоко появилось не только там, где и у всех кормящих матерей, но и в дополнительной груди. Что оказалось весьма кстати, так как одним ребенком дело не ограничилось и женщина родила еще четверых. И кормила своих деток всеми тремя грудями.

А вообще статистика весьма разноречива во всем, что касается полителии (лишних сосков) и полимастии (добавочных грудей). По одним данным, полителия встречается у 1% женщин и 2% мужчин. Исследователь О. Ляйхтенштерн, первым детально описавший это явление в конце 19 века, указывал иные цифры: всего 0,2%. С этим согласны венгерские ученые, проводившие исследования намного позже. По их подсчетам, в Венгрии полителия есть у 0,22% жителей страны. В Израиле насчитали 2,5% у еврейских детишек, и 4,7% — в арабских семьях. В США чернокожие малыши рождаются с полителией в 1,63% случаев, а белые — в 0,6%. В Германии насчитали 5,6% людей, которым природа подарила больше сосков, чем остальным.

А в Японии женщины обогнали мужчин: 5% носительниц сверхнормативных сосков против 1,6% носителей.

Почему-то располагаются добавочные соски чаще на левой стороне тела.

Один из первых исследователей полителии, финский физиолог Юрьё Каява, предложил классифицировать лишние соски по 8 категориям, основываясь на их строении.

К первой категории Каява отнес случаи, когда имеется практически третья грудь, имеющая не только сосок с ареолой, но и железистую ткань под ним. В третью категорию он поместил случаи, в которых на теле обнаруживается только ареола с тканью молочной железы, к которым сосок не прилагается. В пятую попали сосок с ареолой, но без желез. Чаще всего ддети рождаются с добавочными сосками шестой категории: без железистой ткани и ареолы, только собственно соски.

Формирование сосков на стадии эмбриона, в первые недели беременности

Расположение сосков имеет некоторые закономерности, но соблюдаются они не всегда.

Все начинается примерно на 4-й неделе. К этому сроку у эмбриона формируется внешний зародышевый листок, из клеток которого впоследствии разовьется нервная система и кожа. На четвертой неделе беременности на этом листке эктодермы немного утолщаются два продольных участка, которые называются «молочными», или мамиллярными линиями. На пальцах есть папиллярные линии, а тут вот образуются мамиллярные. Тянутся они от подмышечных впадин к паховым складкам. Они становятся все более толстыми, но потом прекращают развитие и исчезают, оставляя после себя только железистую ткань груди и соски в положенных местах. А иногда и в неположенных тоже.

Как правило, третий сосок располагается ниже «правильных», на мамиллярной линии. В 13% случаев — выше сосков «из базовой комплектации», в частности — в области подмышечных впадин. Их может быть 1, 2 и более, и располагаться они могут не только на «молочных линиях», но и на самых разных частях тела: на шее, предплечьях, бедрах и стопах, на спине, на половых органах, на лице и в промежности.

Во время беременности и лактации под действием гормонов добавочные соски могут начать болеть и даже выделять молоко.

Рождение ребенка с полителией: чем грозит?

Рождение ребенка с полителией: чем грозит?

Сам по себе дополнительный сосок довольно часто воспринимается как косметический недостаток, и поэтому их удаляют.

Но если под соском располагается железистая ткань, вероятность появления проблем возрастает по мере взросления и созревания. Потому что железа, где бы она не находилась, подвержена влиянию гормонов: она может набухать, болеть, выделять молоко при беременности.

Но самое опасное — как и в обычной груди, в дополнительной железе может образоваться раковая опухоль.

О чем еще стоит подумать в случае рождения ребенка с полителией?

Если произошло нарушение в формировании сосков и молочных желез, могли также произойти нарушения и в развитии других органов и систем, зачатки которых закладываются в этот же период.

Есть данные о том, что полителия связана с повышением риска расстройств функций мочеполовой системы и почек. Отмечалась также связь с патологиями зубной системы, генодерматозами и более высоким риском развития рака мочевого пузыря, простаты и яичка, аденокарциномы почки и некоторых других патологий.

Поскольку полителия и полимастия до сих пор изучены недостаточно, остается много вопросов, на которые пока нет ответов. Стоит обследовать ребенка по мере взросления, чтобы не пропустить появления тревожных симптомов.

Удаление лишних сосков обычно не проводят ранее 18 лет. Но решение принимается в индивидуальном порядке. Некоторые живут с добавочными сосками всю жизнь, ничуть не страдая от этого. Известен, например, случай, описанный в 1980 году: на внутренней стороне бедра пожилого мужчины имелось жировое образование с дополнительным соском, очень напоминавшим по виду нормально сформированную женскую грудь. Мужчина от операции отказался, сказав, что «эта штука не мешает». На тот момент пациенту было 74 года.

Хотя полителию относят к редким патологиям, добавочные соски — не такая уж редкость. Известно, что третий сосок есть у Лилли Аллен, Билла Пакстона, Тильды Суинтон. А если вы напряжете память, то, вполне вероятно, вспомните более или менее заметные странные образования на теле кого-то из знакомых. Иногда даже сами носители считают их родинками или чем-то вроде бородавок.

Сам по себе дополнительный сосок не опасен. Но его появление может сигнализировать о том, что на определенном этапе внутриутробного развития произошел сбой, который мог затронуть не только формирование молочных желез и сосков, но и других органов.

Отмечается, например, что у обладателей лишних сосков некоторые болезни почек и мочеполовой системы встречаются на 12% чаще, чем у людей с нормальным количеством сосков. Это не означает, что каждый человек с полителией обязательно столкнется с болезнями почек. Но ему стоит обращать больше внимания на свое здоровье и не пренебрегать профилактическими осмотрами. Включая, кстати, и консультации маммолога. Особенно, если в наличии имеется не только сосок, но и участки железистой ткани под ним.

Картина дня

))}
Loading...
наверх