Последние комментарии

  • Руфина Дорофеева14 декабря, 0:18
    Кучкой людей с не совсем здоровой психикой выполняется программа ЛЖЕБОГА Иугова     с левитами о надуманном превосход...Врачебный юмор! Приколы про врачей
  • Рина Семенова14 декабря, 0:18
    Во-о-о-о-от! Живое доказательство! А не "английские ученые сказали".Что будет, если есть овсянку каждое утро
  • Дина Алексеева13 декабря, 23:14
    Самое простое - осудить. Самое сложное - понять и простить. Но почему-то каждый из нас считает себя умнее, духовнее и..."Проклятые принцы" - Николай II и его братья

Плюшкинизм нашего времени. Особенности психики или болезнь?

304

Конечно, Николай Васильевич Гоголь в «Мертвых душах» выдал изображение некоторых человеческих недостатков утрированное, карикатурное. Но вот Плюшкин. Так ли уж он карикатурен?Никого вам не напоминает?  - Я думаю, что таким мог быть совершенно реально существовавший человек.

Силлогомания была выделена в отдельное заболевание только в 1966 году.

Синонимы – месси-синдром (от слова mess – беспорядок), синдром Диогена, у нас в России - синдром Плюшкина. Что же это такое?

Силлогомания – это патологическая склонность к накопительству и собиранию ненужных предметов с категорическим нежеланием с ними расстаться.

Не любое накопительство и скупость считаются силлогоманией. Давайте подумаем, чем отличается пушкинский Скупой рыцарь от гоголевского Плюшкина? Скупой рыцарь стремился нажить максимально много денег и из жадности их не тратил. Но при этом его любимые золотые монетки никуда не исчезали. Рыцарь хранил их в сундуках и при крайней необходимости мог использовать.

Плюшкин собирал всё подряд и в таком количестве, что продукты портились, их поедали мыши, а металлические вещи ржавели. Богаче он от своей скупости не становился. Так что у силлогоманов в отличие от элементарных скупердяев склонность к накопительству становится уже непрактичной.

Надо понимать и то, чем  Плюшкины отличаются от фанатиков–коллекционеров. В отличие от коллекционеров они собирают любые предметы. Они могут приносить ненужные им вещи с помойки, выпрашивать у знакомых то, что люди собирались выбрасывать. Чем больше барахла – тем лучше. Кроме всего прочего, они часто сами забывают, что у них есть, годами складом этих вещей (опять же в отличие от коллекционеров) не интересуются. Но эта рухлядь становится им очень нужной, когда родственники предлагают её выбросить.

Надо отличать также рассматриваемое нами состояние и от возрастной привязки к своим старым вещам. С возрастом людям психологически всё труднее адаптироваться к новому. Пожилые люди часто становятся консервативными. Поэтому им не хочется выбросить, например, старое, продавленное и ободранное кошкой кресло. Оно у них живёт много лет, и они привыкли сидеть и читать именно в нём. Или желают пить чай только из своей щербатой чашки, и т.п., и т.д. Старики часто упорно не хотят менять что-то даже на явно лучшее. Без перемен им удобнее, уютнее. Кроме давней привычки, иногда какие-то вещи пожилым людям просто дороги, как память. Это не патология. Это часто встречающаяся возрастная особенность. В той или иной степени она присуща 3-5% людей за 65 лет.

Правда,   выделяют ещё старческий синдром нищеты. Это нечто другое. Человек, который какую-то часть жизни материально нуждался, перенёс войну, привыкает экономить. И к старости да ещё при небольшой пенсии эта привычка усиливается. Российский пенсионер боится что-то выбросить – вдруг понадобится? И оставляет всякое старьё «на черный день».

Нечто подобное плюшкинизму, кстати, встречается и у молодых неряшливых лентяев - иногда просто лень ненужное выбрасывать. Им не то, чтобы жаль лишаться ненужных вещей – им просто всё равно, что вокруг грязь и беспорядок. И количество барахла растёт…

Вернёмся к  настоящему, махровому синдрому Плюшкина. Он, кстати, встречается не так редко. И в экономически развитых странах тоже. Например, я читала о большом количестве подобных иногда тяжелых случаев в благополучной Германии. Давно замечено: Плюшкины могут быть любого возраста, любой степени материальной обеспеченности и любого социального статуса.

Теперь поговорим о типичной клинической картине. Далеко за примерами обращаться не надо.

У соседа моей мамы, который с молодости умел чинить разную несложную механику, и поэтому её собирал, вся квартира в последние лет 20 завалена какими-то железками. У него в хозяйстве 4 мясорубки (от обычных старых до новой электрической). Тут и порванные шины, и такое количество гвоздей, что целому городу на год бы хватило, и обрывки проволоки, и другие «нужные» предметы. Протиснуться на его импровизированный склад металлолома, всё разобрать, убрать помещение было бы даже при желании очень трудно. При наличии ещё и двух кошек – вонь, грязь, повернуться негде. Из двух комнат они с женой живут только в одной, вторая полостью завалена ржавеющим техническим хламом.

При более лёгкой форме силлогомании человек  не в силах выбросить ставшую ненужной вещь – поломанную или устаревшую настолько, что уже куплено что-то более удобное, а этой не пользуются много лет. Например, я видела дома у одного такого моего родственника, весьма респектабельного и обеспеченного, три пылесоса – все устаревшие; три холодильника – два работали, но текли, один использовался на кухне, как шкафчик, на полках годами лежал в беспорядке полусъеденный молью, старый, давно вышедший из моды текстиль.

Всё это старьё чаще складируется в квартире. Под хранение используются и кладовки, дачи, гаражи. В тяжелых случаях в результате антисанитарии в помещениях разводятся мыши, тараканы, жуки-кожееды, тучи моли. Из своего питомника они мигрируют по всему многоквартирному дому. Соответствует обстановке и запах плюшкинского жилья. Если места в квартире уже не хватает, вещи, приносимые с помойки, сваливаются уже и у подъезда, несмотря на возмущение соседей. Конечно,  поведение такого силлогомана можно рассматривать как асоциальное.

В нетяжелых случаях люди с синдромом Плюшкина обществу не мешают. Они заваливают только собственную квартиру и не доводят её до беспокоящего соседей антисанитарного состояния. Хотя квартира, конечно, бывает слишком забитой вещами, мебелью и  запылённой. И страдают от этого они сами и родственники.

 Чем же мешает не слишком тяжелая силлогомания самому силлогоману? - Думаю, это понятно. Захламленная квартира не только не эстетична. - Жить в ней неудобно. Убирать труднее, дольше – много пылящихся предметов, трудно везде пролезть. Некуда аккуратно, удобно и легкодоступно положить часто используемые вещи. Вообще трудно быстро найти что-то нужное. Кроме того, пыль действует как сильный аллерген.

Я уже писала, что самую тяжелую бронхиальную астму я видела в застойные времена у маленького внука замминистра. На полу его детской комнаты лежали один на другом привезенные из-за границы очень пыльные два паласа, а сверху ещё и ковёр. (Домработницы у них тогда, кажется, не было.)

В чём же причина синдрома Плюшкина? Гоголь, кстати, был наблюдательным точным исследователем человеческих душ. Если вспомнить «Мёртвые души», Плюшкин не всегда был таким неадекватным. Он «слетел с катушек» после смерти жены. Действительно, к быстрому развитию синдрома предрасполагают потеря близких, разочарование в друзьях или родственниках, одиночество, психотравмы в детском возрасте, жизненные неудачи. Между прочим, такая черта характера, как эгоизм. Имеет значение и наследственность.

Хотя по симптоматике синдром Плюшкина напоминает известные в психиатрии тревожно-навязчивые расстройства, оказалось, это не одно и тоже. Как недавно выяснилось, сП в некоторых случаях точно не чисто функциональное нарушение или дефект характера. (Во всех ли случаях – пока сказать нельзя.)

Недавно доктор Стивен Андерсон с сотрудниками (Калифорнийский университет) описали этот синдром у 13 больных, получивших черепно-мозговую травму. Они установили, что синдром часто развивается при травме именно правой части лобной доли головного мозга. Но не все Плюшкины чем-то (пыльным мешком, например) по голове стукнутые. Иначе бы синдром не встречался настолько часто.

Опять же в Америке при исследовании 43 пациентов с выраженным плюшкинизмом с помощью МРТ головного мозга зафиксирована аномальная активность в двух особых областях головного мозга. Правда, пока неясно: это причина или следствие синдрома. Так что неясного пока много.

Что касается коррекции поведения тяжелых силлогоманов, иногда требуется даже консультация психиатра, длительное медикаментозное лечение. Но чаще синдром проявляется не в слишком тяжелой форме и развивается постепенно. И как тогда найти грань между не совсем приятной особенностью нашего характера и болезнью? – Точно сказать не могу.

Вот что точно, это то, что вначале развития заболевания бороться с этими тенденциями поведения легче, меньше нарушена критика. Поэтому давайте чаще присматриваться к себе. А не засел ли в нас коварный Плюшкин?  Я бы советовала регулярно перетряхивать все свои вещи с точки зрения: а нужны ли они нам? Для чего? Как скоро могут пригодится? Я не имею ввиду семейные реликвии или что-то образующее неповторимый домашний дизайн. Это, конечно, можно и сохранить, не рассчитывая на какое-то практическое использование. Фанатизм вреден во всём.

Что касается наших пожилых родственников, то вообще посоветовала бы с выбрасыванием их вещей быть осторожнее. Можно человека не только обидеть – до инфаркта миокарда довести.

Кстати, не обязательно что-то ненужное тащить на помойку. Можно предложить это знакомым для дачи, например. Можно ненужное отнести в церковь, занимающуюся благотворительностью.

Главное, всё-таки желательно всё время напоминать себе, что мы живёт не для хранения и сдувания пыли с вещей, а они, вещи, предназначены для нашего удобства.

Автор: Татьяна C.