«Я кормила их с ложечки, подставляла утку, а потом писала портреты»

Меня зовут Анастасия, я художник, живу в Тюмени.

Около года я езжу как волонтер в социальный приют для бездомных — «ночлежку». Там я беседую с людьми, привожу какие-то продукты и вещи, о которых просят постояльцы, и тут же набрасываю их портреты, а рядом — на листе — записываю услышанную от них историю жизни. Копию портрета я дарю своему собеседнику при следующей встрече, оригинал оставляю себе (так как мечтаю оформить впоследствии выставку).

304

Каких людей я встретила за это время в «ночлежке»?

Да в общем, обычные люди, но со страшной судьбой. Женщины — любящие мамы, мужчины — труждающиеся, прошедшие армию, прошедшие Афганистан. Был 95-летний дедушка Александр Федорович — житель блокадного Ленинграда. Был полностью парализованный в течение 6 лет после двукратного инсульта Юрий, потерявший к тому же и голос (из-за трахеостомы), с ним приходилось общаться с помощью специальной полоски бумаги с распечатанными буквами. Общение «по слогам» требовало от меня недюжинного терпения. Юрий, в отличие от меня, терпеть научился будь здоров. Был молодой Дмитрий со страшно обгоревшим лицом и руками — пожар случился в его доме в результате пьянки… В общем, историй я наслушалась очень много, а в рисунках отобразилась лишь малая их часть.

«Я готовилась стать врачом, но жизнь повернулась иначе»

По первому образованию я врач (общей практики), но сразу после окончания медицинской академии я устроилась работать… художником по ландшафтному оформлению и пошла получать второе высшее, теперь уже художественное, образование.

Около двенадцати лет я так или иначе связана с художественным трудом, а два года назад поступила в иконописную школу. Иногда я корила себя, что ушла тогда из профессии, что все мои «рисовалки» — это несерьезно, никому не нужно. Многие люди, узнав, что у меня есть диплом врача, сокрушались обо мне, советовали вернуться, чтобы послужить людям «по-настоящему». Но я решила (или смирилась?), что раз все так сложилось, то это не случайно: пусть я послужу людям так, как больше люблю и умею — с карандашом в руке. Как приободрил меня один мой приятель: «Не переживай, может Настя-художник поможет гораздо больше, чем Настя-врач».

Анисья
Анисья

Почти все, кто рисует, я думаю, периодически выполняют портреты своих родных-знакомых-друзей. Я тоже рисовала, но обычные художественные портреты (даже и в масле) показались мне малоинтересными.

Постепенно я пришла к пониманию, что мне гораздо интереснее, что за этой личностью стоит, какая уникальная история или жизненная драма стоит за этим лицом?

Помогла мне сделать это открытие Анисья Титовна, бабушка-соседка с нижнего этажа, которую я ходила навещать несколько лет. Мы с ней очень подружились. Она трудно переносила одиночество после смерти своего мужа, за которым до этого долго ухаживала. «Мой деда был счастливый мальчик», — говорила она каждый раз, когда я заходила к ней. Делилась со мной Анисья Титовна и другими воспоминаниями, я ее внимательно слушала. А однажды поняла: мне хочется запечатлеть на листе бумаги эту хрупкую, но такую сильную женщину, а рядом и саму ее историю, во время живой беседы. Так я и поступила. Начало «говорящим портретам» было положено.

«Просто позвонила в приют и сказала, что хочу им помогать»

Параллельно с основной работой педагогом-художником я начала ездить в клуб инклюзивного общения «Горизонт» — беседовать и рисовать портреты ребят с умственными и физическими ограничениями. Это был замечательный опыт. Многих из них я уже знала по нашим совместным занятиям — рисованию на песке в проекте «Перезагрузка». Каждый участник делился со мной своим ощущением жизни, своим опытом проживания трудностей, своим светом, своей маленькой радостью каждого дня.

Я уже начала догадываться, что беседы-портреты нужны не столько рисуемым, сколько рисующему. То есть мне.

В проекте принимала участие моя подруга Анастасия Гололобова, тоже художник, которая этих ребят фотографировала. По окончании проекта мы организовали камерную выставку, готовые работы торжественно вручили ребятам и станцевали все вместе зажигательный танец!

Опыт открытия и узнавания через беседу-рисование другого человека, что очень важно — человека, переживающего определенные трудности, усваивающего уроки жизни, — этот опыт меня очень увлек…, хотелось продолжения. Я узнала, что в нашем городе есть медсанчасть «Богадельня» для бездомных людей (одно из немногих лицензированных учреждений подобного типа в нашей стране). Я позвонила руководителю и предложила свою помощь в качестве волонтера.

Чем и как я могла помочь в этом месте? Стала (вновь с моей бессменной подругой и напарницей, фотографом Анастасией) ездить к этим людям как «внучка», ведь почти все, кто оказался в этом учреждении, потеряли связь с родными, как правило, в результате своих пагубных пристрастий и асоциального образа жизни.

Мы посещали «Богадельню» в качестве волонтеров почти год. За это время нарисовалась совсем небольшая серия портретов — 11 работ, но зато я получила много глубоких уроков.

Кого-то из постояльцев пришлось кормить с ложечки, кому-то подставлять утку, кому-то приносить пряжу на новые носки, кого-то просто выслушивать или даже молча сидеть рядом. Приходилось также преодолевать брезгливость, страх, раздражение, лень. С родными некоторых пациентов «Богадельни» удалось связаться и «связать» людей снова вместе — хотя бы встречей, беседой после долгого отторжения (это было самым замечательным).

«Они уже не вернут обмороженных конечностей и потерянных квартир, но могут спасти душу»

Здесь я бы очень хотела не скатиться в слезливые и сладенькие слова, что все мы люди, все грешные (да, это безусловно так), и что они —пострадавшие и обездоленные. Но я также хотела бы избежать привычного пренебрежения и брезгливости, суметь увидеть, зацепиться за то хорошее, что, безусловно, осталось в каждом из этих людей, и скажу — осталось с избытком! Каждый из постояльцев, с кем нам удалось пообщаться, был открыт и искренне рад, что кому-то он все еще интересен, что он как личность представляет ценность. Каждый признавал и сокрушался, что многое в жизни сделал неправильно, но не мог, не имел сил ничего поправить, и мы не вправе их осуждать. С каждым мы в той или иной мере коснулись вопросов веры — многие обрели Бога, пройдя таким трудным, изломанным путем.

Многие пациенты попадают в подобные заведения с ампутированными конечностями — они теряют в результате своей асоциальной жизни пальцы-руки-ноги, теряют дома и квартиры, теряют родных и друзей, теряют себя… Здесь, в «Богадельне», куда регулярно приезжает священник для совершения таинств, приезжают сестры милосердия, где волей-неволей приходится прощаться с пагубными привычками, где из динамиков каждый день доносятся молитвы и церковные песнопения, остается главная возможность — спасти душу. И нам (художникам, врачам, пекарям, плотникам и представителям иных профессий) предстоит то же самое – спасти душу, учась состраданию и милосердию.

Источник ➝

Лишние соски у мужчин и женщин: опасны ли «шутки природы»?

Вся невероятная, непостижимая сложность, с которой устроен наш организм, становится еще непонятнее, когда вдруг что-то сбивается в тонких настройках и рождаются необычные дети. С хвостиками, которых не предусмотрено по «утвержденному проекту». С чрезмерным количеством зубов, которые не помещаются в челюсти. С лишними пальцами. Или с лишними сосками. А иногда и с целыми дополнительными молочными железами.

Как, почему и где появляются дополнительные соски, что с ними делать и чем они опасны или полезны, рассказывает MedAboutMe

Полителия и полимастия: статистика и исследования

Полителия и полимастия: статистика и исследования

Это случалось всегда. И у женщин, и у мужчин время от времени обнаруживались дополнительные соски на теле.

В стародавние времена считалось, что это очень хорошо, так как свидетельствует о мощной производительной силе у мужчин и о повышенной плодовитости у женщин. И, надо сказать, иногда это косвенно подтверждалось. Известно, например, что жила в 19 веке во Франции некая женщина, у которой дополнительная грудь с соском располагалась на левом бедре. И когда появился ребенок, то молоко появилось не только там, где и у всех кормящих матерей, но и в дополнительной груди. Что оказалось весьма кстати, так как одним ребенком дело не ограничилось и женщина родила еще четверых. И кормила своих деток всеми тремя грудями.

А вообще статистика весьма разноречива во всем, что касается полителии (лишних сосков) и полимастии (добавочных грудей). По одним данным, полителия встречается у 1% женщин и 2% мужчин. Исследователь О. Ляйхтенштерн, первым детально описавший это явление в конце 19 века, указывал иные цифры: всего 0,2%. С этим согласны венгерские ученые, проводившие исследования намного позже. По их подсчетам, в Венгрии полителия есть у 0,22% жителей страны. В Израиле насчитали 2,5% у еврейских детишек, и 4,7% — в арабских семьях. В США чернокожие малыши рождаются с полителией в 1,63% случаев, а белые — в 0,6%. В Германии насчитали 5,6% людей, которым природа подарила больше сосков, чем остальным.

А в Японии женщины обогнали мужчин: 5% носительниц сверхнормативных сосков против 1,6% носителей.

Почему-то располагаются добавочные соски чаще на левой стороне тела.

Один из первых исследователей полителии, финский физиолог Юрьё Каява, предложил классифицировать лишние соски по 8 категориям, основываясь на их строении.

К первой категории Каява отнес случаи, когда имеется практически третья грудь, имеющая не только сосок с ареолой, но и железистую ткань под ним. В третью категорию он поместил случаи, в которых на теле обнаруживается только ареола с тканью молочной железы, к которым сосок не прилагается. В пятую попали сосок с ареолой, но без желез. Чаще всего ддети рождаются с добавочными сосками шестой категории: без железистой ткани и ареолы, только собственно соски.

Формирование сосков на стадии эмбриона, в первые недели беременности

Расположение сосков имеет некоторые закономерности, но соблюдаются они не всегда.

Все начинается примерно на 4-й неделе. К этому сроку у эмбриона формируется внешний зародышевый листок, из клеток которого впоследствии разовьется нервная система и кожа. На четвертой неделе беременности на этом листке эктодермы немного утолщаются два продольных участка, которые называются «молочными», или мамиллярными линиями. На пальцах есть папиллярные линии, а тут вот образуются мамиллярные. Тянутся они от подмышечных впадин к паховым складкам. Они становятся все более толстыми, но потом прекращают развитие и исчезают, оставляя после себя только железистую ткань груди и соски в положенных местах. А иногда и в неположенных тоже.

Как правило, третий сосок располагается ниже «правильных», на мамиллярной линии. В 13% случаев — выше сосков «из базовой комплектации», в частности — в области подмышечных впадин. Их может быть 1, 2 и более, и располагаться они могут не только на «молочных линиях», но и на самых разных частях тела: на шее, предплечьях, бедрах и стопах, на спине, на половых органах, на лице и в промежности.

Во время беременности и лактации под действием гормонов добавочные соски могут начать болеть и даже выделять молоко.

Рождение ребенка с полителией: чем грозит?

Рождение ребенка с полителией: чем грозит?

Сам по себе дополнительный сосок довольно часто воспринимается как косметический недостаток, и поэтому их удаляют.

Но если под соском располагается железистая ткань, вероятность появления проблем возрастает по мере взросления и созревания. Потому что железа, где бы она не находилась, подвержена влиянию гормонов: она может набухать, болеть, выделять молоко при беременности.

Но самое опасное — как и в обычной груди, в дополнительной железе может образоваться раковая опухоль.

О чем еще стоит подумать в случае рождения ребенка с полителией?

Если произошло нарушение в формировании сосков и молочных желез, могли также произойти нарушения и в развитии других органов и систем, зачатки которых закладываются в этот же период.

Есть данные о том, что полителия связана с повышением риска расстройств функций мочеполовой системы и почек. Отмечалась также связь с патологиями зубной системы, генодерматозами и более высоким риском развития рака мочевого пузыря, простаты и яичка, аденокарциномы почки и некоторых других патологий.

Поскольку полителия и полимастия до сих пор изучены недостаточно, остается много вопросов, на которые пока нет ответов. Стоит обследовать ребенка по мере взросления, чтобы не пропустить появления тревожных симптомов.

Удаление лишних сосков обычно не проводят ранее 18 лет. Но решение принимается в индивидуальном порядке. Некоторые живут с добавочными сосками всю жизнь, ничуть не страдая от этого. Известен, например, случай, описанный в 1980 году: на внутренней стороне бедра пожилого мужчины имелось жировое образование с дополнительным соском, очень напоминавшим по виду нормально сформированную женскую грудь. Мужчина от операции отказался, сказав, что «эта штука не мешает». На тот момент пациенту было 74 года.

Хотя полителию относят к редким патологиям, добавочные соски — не такая уж редкость. Известно, что третий сосок есть у Лилли Аллен, Билла Пакстона, Тильды Суинтон. А если вы напряжете память, то, вполне вероятно, вспомните более или менее заметные странные образования на теле кого-то из знакомых. Иногда даже сами носители считают их родинками или чем-то вроде бородавок.

Сам по себе дополнительный сосок не опасен. Но его появление может сигнализировать о том, что на определенном этапе внутриутробного развития произошел сбой, который мог затронуть не только формирование молочных желез и сосков, но и других органов.

Отмечается, например, что у обладателей лишних сосков некоторые болезни почек и мочеполовой системы встречаются на 12% чаще, чем у людей с нормальным количеством сосков. Это не означает, что каждый человек с полителией обязательно столкнется с болезнями почек. Но ему стоит обращать больше внимания на свое здоровье и не пренебрегать профилактическими осмотрами. Включая, кстати, и консультации маммолога. Особенно, если в наличии имеется не только сосок, но и участки железистой ткани под ним.

Картина дня

))}
Loading...
наверх