Последние комментарии

  • Любовь Родина21 сентября, 12:05
    О, как интересно! Спасибо!14 потрясающих макроснимков, которые расскажут о нашем теле больше, чем учебник физиологии
  • Таня Попова21 сентября, 11:25
    Потрясающие снимки!!!)))14 потрясающих макроснимков, которые расскажут о нашем теле больше, чем учебник физиологии
  • Владимир Афанасьев21 сентября, 9:55
    спасибо!17 научно доказанных фактов о здоровье, которые мы упорно игнорируем

«К войне тоже никто не был готов»: мы поговорили с людьми, которые готовы к концу света

Человечество регулярно подвергается опасности: одну часть света может затопить, в другой — разойтись масштабные лесные пожары. «Афиша Daily» поговорила с людьми, которые посвятили жизнь подготовке к апокалипсису, о стратегически необходимых запасах, тренировке тела и духа и возможных исходах для человечества.

Виктор Барлин, 37 лет

Массажист, живет в Самаре. Готовится к апокалипсису последние лет десять, старается передвигаться по городу разными маршрутами, держит руки свободными, хранит «тревожный чемоданчик», где собрано все, чтобы продержаться как можно дольше при экстренном бегстве из дома. Считает, что, если будет апокалипсис, лучше бежать в лес, и держит все запасы в определенном месте.

За свою жизнь я перепробовал много профессий: работал дизайнером, в электронной коммерции, держал магазин, а последние два года я массажист. На мою нынешнюю занятость повлияло непосредственно увлечение выживанием, так как это та профессия, которая всегда сможет принести мне какой‑то доход, если что‑то случится. Ведь результат зависит только от меня и моих рук.

Темой выживания и подготовкой к непредвиденным ситуациям я занимаюсь уже больше десяти лет. Я вырос на Волге, и с самого детства ходил в походы, учился разводить костры и жить на природе. Сначала я даже не знал, что то, чем я занимаюсь, — отдельная культура под названием «выживальщики», и лишь с приходом интернета я понял, что таких людей, как я, много. Выживальщик — это тот человек, который оценивает возможные варианты экстремальных событий и готовится к ним.

Я прекрасно понимаю, что если наступит мировая война, то шанс выжить будет минимальным, но если это будет наводнение, отдаленный взрыв или еще какой‑то катаклизм, то у меня всегда есть план спасения. 

Выживальщики и препперы ("подготовленные", от английского слова "prepper" — Прим. ред.) делятся на два типа: тех, кто предпочитает спасаться от катастрофы в городе, и тех, кто уйдет в лес. Я отношусь ко второму типу. У меня в лесу есть определенное место, куда я уйду на случай БП (сокращение от Большой П****ц — апокалипсис в терминологии выживальщиков — Прим. ред.). Там, а также дома, у меня есть определенное количество запасов — крупы, мука, семена кукурузы, картофеля, лука. Я знаю, как в экстремальной ситуации добыть воду из‑под земли, слить ее из канализации, водопроводных труб. Дома всегда храню запасы воды дней на десять и регулярно их обновляю. Также для каждого члена семьи — себя, жены и двух детей — у меня есть собранные рюкзаки со всем самым необходимым на три-четыре дня. Набор стандартный: аптечка, теплые вещи, сменные куртки, шоколадные батончики, ксерокопии документов, деньги. Моя семья относится к моему увлечению с пониманием, но особо в этом не участвует. Несколько раз я поднимал их в тренировочную тревогу. Детям десять и шесть лет, и их, конечно, тяжело тренировать.

Также я стараюсь постоянно учиться чему-то новому, читаю тематические блоги, книги, смотрю ютьюб-каналы, например, адвоката Егорова и Григория Соколова. Почерпываю те знания, которые в любой ситуации помогут мне выжить.

Я могу, например, сделать веревку из пластиковой бутылки, разжечь огонь с помощью ложки, льда, ваты и даже презерватива.

Но это, конечно, все на очень экстренный случай — все-таки у меня дома есть много спичек, зажигалки, огниво. Я учусь этому на крайний случай, если все сгорит и разрушится. Основной упор все-таки делаю на запасы. Еще я умею добывать анальгин с помощью древесной коры, знаю свойства многих трав и смогу их применить, могу наложить шину с помощью глины. Это медицина наших предков, которая использовалась веками. И когда случится катастрофа, человечество откатится назад и придется использовать старинную медицину.

Я считаю, что случиться может что угодно — от взрыва электростанции до зомби-апокалипсиса, причем второй вариант, наверное, будет самый благоприятный и романтичный. Самый страшный расклад — ядерная война. В таком случае не выживет никто, даже самые подготовленные. Я думаю, что я бы выжил при взрыве, допустим, если бы меня завалило камнями и обломками здания, при большом пожаре, если затопит, то тоже выберусь, смогу постоять за себя при массовых беспорядках.

Я серьезно готовлюсь к катастрофе на Тольяттинской ГЭС, так как живу недалеко и продумал план спасения до мелочей.

У меня есть набор инструментов, которые я всегда ношу с собой, — мультитул, минитул, спички, нож и армейский перевязочный комплект. Из привычек — у меня всегда должна быть свободная правая рука, чтобы в случае необходимости я мог защитить себя или своих близких. Когда мы гуляем с семьей, есть обязательно правило, что я должен находиться между детьми. Также всегда я иду ближе к дому, а дети дальше, чтобы если вдруг что‑то упадет, то попадет на меня.

В целом по улице я хожу в обычной одежде, и вряд ли меня можно опознать как выживальщика. Конечно, в моем стиле преобладает милитари, но стараюсь не ходить в берцах и другой военной одежде, потому что, если вдруг что‑то случится, в панике уже никто не будет разбираться, выживальщик ты или нет — ты не в гражданской одежде, и из‑за этого могут возникнуть проблемы. Окружающие меня люди в основном не знают, что я выживальщик. Стараюсь не распространяться, чтобы не вызывать лишних вопросов.

У меня есть своя группа в «ВКонтакте», созданная для моих единомышленников. Изначально это был интернет-магазин, где я перепродавал снаряжение, заказанное в Америке. Так как я какое‑то время работал в электронной коммерции и был начальником крупного интернет-магазина, раскрутить паблик не составляло большого труда. Одно время эта группа приносила мне неплохой доход, и, когда были проблемы с работой, она меня кормила. Сейчас это превратилось в группу по выживанию, где я публикую практические советы и истории других людей. Среди выживальческих групп она одна из самых популярных.

Последнее время тема выживания и препперства в России стала популяризироваться, и неспроста. Природа вокруг нас бушует, каждый день где‑то происходят смертельно опасные катастрофы. К сожалению, в большинстве из них виноват сам человек. Нашу планету настолько загадили, что она уже не выдерживает. Как мы относимся к природе, так и она к нам.

Я не могу назвать себя заядлым экоактивистом, но лично наблюдая, что происходит с природой родного края, попытался в прошлом году продвинуть через правительство Самарской области проект народного движения «Самарской луки» по популяризации родного края и пропаганде бережного отношения к экологии. Ко всему прочему, я обращался с просьбой инспектировать объекты гражданской обороны. Ведь куда поведут детей в непредвиденной ситуации? Есть ли в Самаре бункеры, в каком они состоянии, далеко ли они? Соответствуют ли они современным требованиям? Ведь обычные гражданские, мы с вами, не знают об этом ничего. Ваш ребенок в саду или в школе, звучит тревога — и что? Где они, с кем, куда их эвакуировали? У вас есть ответы на эти вопросы? Ответа нет. К сожалению, той поддержки, которую я ожидал, я не получил, поэтому сейчас сам, своими силами пытаюсь работать в этом направлении. Снимаю ролики о походах, рассказываю об истории родного края, по мере сил и времени убираюсь вдоль туристических маршрутов. Надеюсь со временем все-таки получить поддержку от правительства и заняться этим более серьезно.

Сергей Коновалов, 33 года

Юрист, живет в Калининграде. Верит в глобальный Армагеддон, не параноит, но убежден, что в любой день могут случиться обвал валют, коллапс продовольственный или энергетический, наводнение, землетрясение, техногенная катастрофа.

По профессии я юрист, у меня три юридических образования. На протяжении восьми лет занимаюсь подготовкой к непредвиденным ситуациям, будь то стихийные бедствия, либо внешние угрозы, например, падение метеорита и наводнения. Думаю, я был таким с детства: уже во втором классе я начал увлекаться самостоятельными походами и кемпингом. Всегда любил оружие, в особенности ножи. Сейчас занимаюсь охотой — разрешение у меня, конечно же, есть. Благодаря ей я научился долгое время находиться в лесу и не паниковать — наверное, в этом и есть зерно моего увлечения подготовки к БП. Основательно готовиться я начал после пика боязни апокалипсиса в 2010–2012 годах, когда все повально говорили о конце света. Тогда по Discovery и National Geographic показывали устрашающие ролики о том, что нас всех ждет, и я начал задумываться о том, чтобы начать запасаться провиантом.

Откладывать запасы начал в своем загородном доме на старом немецком хуторе далеко за пределами областного центра, который купил за несколько лет до того, как начал интересоваться темой выживания. Сейчас у меня там внушительная коллекция провианта и снаряжения рюкзаки, бронежилеты, противогазы, аптечка, а также запас воды и еды на три месяца. На большее количество времени я не вижу смысла откладывать, потому что продукты либо испортятся, либо рано или поздно другие люди у тебя их отнимут. В основном это продукты долгосрочного хранения — тушенка, которую я делаю самостоятельно из тех туш, что я принес с охоты, крупы, сухпайки, соленья. Также там есть автономный запас электрического питания, колодец и вода в бочках.

Самый большой плюс нашего жилища — подвал с полуметровыми стенами, где вполне можно пережить и наводнение, и торнадо. При падении метеорита он вряд ли выдержит. В любом случае ты никогда не подгадаешь, когда он упадет, а так как я постоянно не нахожусь в этом доме, то могу оказаться и в Калининграде во время катастрофы. Именно поэтому наиболее полезны навыки выживания, а не только дом с запасами. При экстренной ситуации придется пользоваться только подручными средствами — аптечкой, мультитулом, сменной одеждой.

Я живу недалеко от границы с Польшей, где стоят войска НАТО, и в случае вторжения все простое население не сможет скрыться, даже если у него есть бункер или подвал.

Я не могу сказать, что я очень сильно паранойю. Считаю, что нужно быть готовым к любой непредвиденной ситуации и всегда четко знать, что в ней делать. Я не храню у себя в доме запасы на 150 лет, чтобы мне и моим внукам хватило, но, надеюсь, что в случае апокалипсиса первое время я смогу продержаться именно благодаря заблаговременной подготовке.

В Калининграде я создал группу единомышленников, где мы собираемся и тренируемся, делимся открытиями, покупками и нашими размышлениями. Большое внимание уделяем различным способам альтернативной медицины, так как всегда нужно знать, как лечиться подручными средствами. Иногда создаем лекарства сами, даже получаем пенициллин.

Соответственно, почти весь мой круг общения состоит из моих единомышленников, и все в курсе, что я занимаюсь препперством. Моя жена тоже им увлекается и помогает мне откладывать запасы. Могу отметить, что люди, которые не разделяют моих взглядов, последнее время гораздо более понимающе начали к ним относиться. Думаю, что сказались последние новости об экологических бедах, например, наводнении в Иркутске, пожарах в Сибири. Люди остались без крова и вынуждены лишь выживать — после такого любой задумается о том, что катастрофа гораздо ближе, чем кажется.

В Калининградской области очень часто идут проливные дожди, и мой дом, в частности, находится в неком котловане. Из‑за этого есть очень большая вероятность, что его может затопить. При особо сильных дождях бывает, что улицы затапливает на два метра. В последний критичный раз у нас затопило порядка полтора метра въезда на улицу из двора, и люди просто не могли выбраться. Поэтому всем приходилось по два-три дня не выходить из дома и пользоваться только тем, что есть, и многие оказались к такому не готовы. У некоторых моих соседей вздулись полы, сломались телевизоры, и эта ситуация выбила их из колеи. Что же тогда говорить о возможной экологической катастрофе? Несмотря на то, что природа вокруг нас буквально кричит о ней, люди все равно всегда думают, что она их не коснется, а зря. Это первое, к чему стоит быть готовым.

Считаю, что помимо наводнений или торнадо у нас есть также высокий риск техногенной катастрофы. Не успел весь мир посмотреть сериал «Чернобыль», как приходят новости о том, что на АЭС в Тверской области произошло короткое замыкание и отключились три энергоблока. Если бы не оперативные действия, там бы мог взорваться реактор. А это три блока, а не один, как на Чернобыльской АЭС. Такой взрыв бы точно дошел бы и до Европы, и до Урала. Самое главное, что по телевизору об этом практически не сказали. Я постоянно мониторю профильные ресурсы, сообщающие о катастрофах, и поражаюсь тому, насколько много у нас в стране замалчивают.

Мои навыки пригождаются мне и в повседневной жизни, например, в дикой природе. Однажды я путешествовал по Калининградской области на машине, и она сломалась. До ближайшего населенного пункта порядка 50 километров. Никакой мобильной связи, полная глушь. Была осень, холодно, машину я прогреть не мог, поэтому пользовался подручными средствами, чтобы выжить. У меня были с собой запас продуктов, топор и лопата. Построил шалаш, развел огонь, заночевал. С утра прошел километров пятнадцать до маленькой деревушки, где начала ловить связь, позвонил, кому нужно, и выбрался. Благодаря своим навыкам выживания я не упал духом и смог перекантоваться в холодном лесу. Поэтому всем советую при любых вылазках возить с собой провизию и необходимые вещи, которые могут понадобиться в экстренных ситуациях.

Однако многие сейчас даже в лес не ездят, не то что думают о каких‑то долгосрочных планах по выживанию и подготовке к апокалипсису. Многие мои ровесники никогда не держали в руках топора, никогда не оказывались в ситуациях, где нужно быстро что‑то решать и делать все своими руками.

В современном мире многие живут в тепличных условиях, и когда наступит БП, к сожалению, они не выживут.

Кто спасет нас, когда упадет метеорит? Офисные работники? Я сомневаюсь. Поэтому всем мужчинам советую заниматься походами, кемпингом, экстремальным спортом. Ставить перед собой трудные задачи и добиваться их. Идти к своей цели, преодолевать себя, несмотря ни на что. Только волевые люди выживут, если что‑то случится.

Если вы не можете заниматься спортом по состоянию здоровья, читайте литературу по альтернативной медицине. В постапокалиптическом мире рано или поздно закончатся все лекарства и придется синтезировать их самим. Любой человек без медицинского образования должен уметь себя вылечить. Также стоит разбираться во флоре и фауне, ведь еды тоже может не быть, и придется питаться тем, что растет на земле, если все, конечно, не вымрет. Главное, не поддаваться панике. Всегда нужно четко знать и понимать, что ты планируешь делать и при подготовке, и уже при непосредственной катастрофе. Даже если никакого апокалипсиса не будет, на что я, конечно, надеюсь, при подготовке ты всегда учишься чему-то новому и развиваешь себя как личность.

Иван Креворуков, 27 лет

Москва, безработный. Предпочитает называть себя Вова Сложный. Запасает продукты, тренируется копать, учится обращаться с оружием и выращивать продукты питания. Специально смотрит ролики на ютьюбе с убийствами и кровью, чтобы быть морально готовым.

Я безработный, не имею постоянной работы уже десять лет. Живу за счет друзей. По образованию автомеханик, но, немного поработав по специальности, понял, что это не мое, и ушел в армию. Год отслужил по призыву и еще три — по контракту.

На мое увлечение выживанием повлияла история нашей страны, в частности события Великой Отечественной войны. Во время блокады Ленинграда людям было нечего есть, они выживали, как могли, что, безусловно, заслуживает глубокого уважения. Это сподвигло меня заинтересоваться подготовкой к похожим экстремальным событиям — мало ли что случится? К войне тоже никто не был готов. Мы живем в такое время, когда в любой момент на нас могут скинуть бомбу, может случиться потоп или даже прилететь инопланетяне. Очень много факторов, которые предвещают апокалипсис самых разных масштабов. Я готовлюсь ко всему — от войны до второго пришествия Христа. Наиболее вероятным сценарием развития событий считаю либо глобальное перенаселение, в результате которого многие умрут от голода, либо массовую нехватка продуктов. Такой вывод сделал из динамики нашего развития.

Поэтому я очень основательно готовлюсь. Дома я храню запасы еды на несколько дней, потому что дальше я смогу справиться с помощью подручных знаний. Крупы храню в пластиковых бутылках, выращиваю в парке недалеко от дома картофель, щавель, редис, морковь, баклажаны и патиссоны. Еще у меня получилось скрестить клубнику и землянику. Я специально выбрал для выращивания парк, так как там почва не приспособлена для этого, и максимально приближена к тем условиям, в которых я, предположительно, могу оказаться при апокалипсисе.

Также я откладываю лекарства на всю семью на долгий срок. Тренируюсь с разными видами оружия — ножами, пистолетами, гранатами, занимаюсь рукопашным боем, а также на турниках. Стараюсь вырабатывать в себе силу воли: если вижу кровь или какие‑то еще более мерзкие вещи, силой заставляю себя на них смотреть, чтобы в случае чего не впадать в панику. Имею запас противогазов, дозиметров, фонарей, ножей, химзащиты, альпинистского оборудования, магазинов для оружия, мультитулов, палаток и многого другого.

Считаю, что моя подготовка поможет мне не только в случае конца света, но и при любых других более-менее опасных ситуациях, например отключении света, пожаре в метро, теракте. Вспомнить даже историю с «Зимней вишней» — если бы у кого‑то были мультитулы или какие‑либо другие инструменты, человек бы мог выломать дверь и спасти невинных детей. Если бы люди чаще задумывались о своем будущем, проблем бы у них было гораздо меньше. Конечно, я прекрасно понимаю, что абсолютно ко всему подготовиться невозможно. Ведь ты можешь готовиться к потопу, а произойдет ядерный взрыв, и наоборот — ты будешь полностью готов к бомбе, а в итоге тебя затопит. Поэтому я не ношу с собой кучу вещей. Максимум фонарь, нож, туалетную бумагу и нитки с иголками. Если ты вдруг надолго остаешься один, это самые нужные вещи.

В моей жизни было несколько ситуаций, в которых мне помогли мои знания и подготовка. Одна из них произошла несколько лет назад. Я занимался диггерством и исследовал разные подземные объекты. Дело было зимой, и мы с другом залезли в нерабочий коллектор. Так получилось, что мой друг из‑за своего упрямства провалился под лед. Я не растерялся, лег на лед «звездочкой», кинул ему веревку и вытянул его. В панике где‑то в тоннеле собрал дрова, остатки травы и развел костер, чтобы его согреть. Я думаю, что мало кто в такой ситуации смог бы критически мыслить и не запаниковал бы. Я вообще стараюсь продумать все ситуации, в которых я могу оказаться.

Если катастрофа застанет меня в поле, то я буду прятаться в канаве, если в здании — то там, где нет окон, чтобы не пострадать от осколков.

Всю информацию по выживанию и другие жизненно необходимые вещи я узнаю от людей вокруг. Люди, которые пишут книги по выживанию, не проживали и 70% того, о чем пишут, поэтому я доверяю только жизненному опыту. Я стараюсь общаться с очень разнообразным контингентом, от людей без определенного места жительства до людей с тремя высшими образованиями. Подчерпываю что‑либо полезное для себя от всех, потому что считаю, что нужно интересоваться разными сферами жизни и знать везде по чуть-чуть.

В моем кругу общения не так много людей, которые разделяют мои интересы, но я рад, если у меня получается убедить человека думать о своем будущем и начать тоже мало-мальски готовиться. Такое бывает редко, но некоторые все же ко мне прислушиваются. Среди тех, кто разделяет мое стремление, я знаю человек 10–15. Обычно, когда люди узнают о моем увлечении, реагируют либо никак, либо просто интересуются зачем я это делаю. Агрессии в свою сторону не встречал. Мой отец одно время не принимал меня, говорил, что я фрик, но совсем недавно сказал, что начал меня понимать. Матери на мое увлечение все равно.

Сейчас я развиваю свой канал на ютьюбе, чтобы как можно больше людей узнало о самообороне и препперстве. Не скрою, что хочу на этом зарабатывать, но это даже больше не для себя, а для малоимущих и бездомных. Я бы очень хотел жертвовать деньги в фонды помощи и просто помогать тем, кого вижу на улицах. Сейчас финансово не могу себе этого позволить. Также канал мне нужен для того, чтобы в старости, если я не умру при катастрофе, конечно, я взглянул на эти видео и понял, что все, что я делал, было не зря. Как некий фотоальбом.

Вообще, я не считаю себя параноиком и не думаю постоянно о том, что я умру. Я для этого и готовлюсь, чтобы в любой ситуации себя защитить и отсрочить свою гибель даже в самом страшном положении. Если что‑то случится, я готов защитить свою семью и людей вокруг себя, я полностью к этому готов. Опасность мне не страшна.

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх