«Хочу как у Барби!» Зачем женщины делают вагинопластику — и почему часто можно без нее обойтись

Эстетическая гинекология — сфера пластической хирургии, в которой крутятся миллионы долларов. За последние шесть лет ее популярность выросла втрое, а дизайнерская вульва превратилась в новый тренд. Что это, игра на женских комплексах, необходимость или дань моде? Разбираемся, почему опять во всем виноваты мужчины и куда лечь, если не хочется ложиться под нож.

Древний Египет, 20 веков до н. э. Маленькой девочке (на вид ей не больше 10–11 лет) отрезают клитор и половые губы заточенным о камень ножом — так она превращается в «чистую» женщину, готовую к замужеству.

Греческий ученый Страбон рассказывает об этом ритуале в своем труде «География»: «Один из наиболее ревностно соблюдаемых египтянами обычаев следующий: они выкармливают всех новорожденных детей; также подвергают обрезанию мальчиков, а девочек — вырезанию».

Сегодня подобные изуверские процедуры, калечащие женские половые органы, осуждают по всему миру, а в новой Глобальной повестке ООН поставлена цель к 2030 году покончить с этой практикой. Однако в наши дни всё большую популярность набирают операции на вульве, и параллель с «фараоновым обрезанием» здесь напрашивается сама собой.

304

Увеличение точки G, вагино- и лабиопластика

По данным Национального центра исследований в области здравоохранения в Вашингтоне, популярность интимной пластики за шесть лет выросла на 262%. Если в 2012 году была проведена всего 3521 такая процедура, то в 2018-м — уже 12 756.

«В 2013-м, когда я начинала свою практику, в нашем регионе уровень осведомленности об интимной пластике был очень низким, — рассказывает Наталья Мороз, акушер-гинеколог высшей категории, член Ассоциации эстетических гинекологов России. — Люди стеснялись говорить о своих гениталиях и вообще редко рассматривали их. К настоящему моменту я провела более 850 операций, и в среднем каждый год их количество растет на 20%».

Одна из самых востребованных процедур — вагинопластика. В США ее делают уже более 40 лет, а в России она появилась только в 2004-м.

В 1975 году американский гинеколог Джеймс Берт писал в книге «Хирургия любви»: «По своему строению женское тело неидеально для полового акта. Но эту патологию можно исправить». Он утверждал, что его операции (вагинопластика и снятие капюшона с клитора) сделают из женщин «похотливых мышек».

На самом деле сексуальная жизнь многих пациенток Берта превратилась в кошмар: они испытывали болезненные ощущения, в том числе в результате инфекций, и нередко были вынуждены повторно проходить корректирующие процедуры.

Поэтому доктор сдал свою лицензию после 20 лет практики и объявил о банкротстве из-за судебных исков на общую сумму 21 млн долларов.

В то время подобные операции на половых органах проводили, чтобы сделать из женщины «правильный» сексуальный объект, который будет в полной мере удовлетворять мужчин. Сегодня вагинопластика — это комплексная процедура по сужению влагалища в случае опущения его стенок из-за возраста, родов или неудачного хирургического вмешательства, то есть проводится она по медицинским показаниям.

Несмотря на то, что несколько недель или месяцев после операции половые органы остаются деформированными, появляются большие гематомы и сильная боль, 93% женщин на форуме Real Self говорят, что это было «одним из лучших решений в их жизни». На российском «Девичнике» большинство девушек уверяет, что нужно отважиться на такой шаг. Пользовательница Мамуля написала: «Не знаю, как срастется, но такое облегчение, я ведь полтора года, сколько ребенку, столько я и думала изо дня в день, что нужно сделать это, и наконец сделала. …Только вход ушили… пусть там и будет широко, внутри, если уж так, но хоть вход человеческий». Цены в России в 5–6 раз ниже, чем в Америке, — от 40 до 75 тыс. рублей (в США такая процедура обойдется примерно в 6000 долларов). Кстати, именно по этой причине русскоязычные экспаты приезжают домой.

Наталья Мороз рекомендует вагинопластику только рожавшим женщинам, у которых есть функциональные нарушения, например дискомфорт во время занятий спортом, боль, невозможность пользоваться тампонами, постоянные воспалительные процессы и отсутствие оргазмов.

Исследование финских ученых показало, что только 60% женщин получают сексуальную разрядку.

Выходит, девушка может пожаловаться на неудовлетворительную половую жизнь — и ее прооперируют?

«Чтобы понять, пришла женщина с выдуманной проблемой или нет, я провожу осмотр и делаю УЗИ тазового дна, — объясняет гинеколог. — Если показатели в норме, я советую укреплять интимные мышцы, например, с помощью упражнений Кегеля.

Женщина может жаловаться, что не чувствует пенис партнера внутри. Но это не обязательно означает, что у нее что-то не так, — бывает, люди просто не подходят друг другу в сексуальной сфере. Одна моя пациентка уменьшала влагалище шесть раз. Но оказалось, что пенис ее партнера был несоизмеримо маленьким. Я направила ее к психотерапевту, который помог ей решить психологические проблемы, и семейная жизнь наладилась».

На втором месте по популярности лабиопластика — уменьшение или увеличение малых и больших половых губ. В своей колонке в Huffington Post гинеколог Нита Баджекал сравнивает ее с тем самым «фараоновым обрезанием»: «Разница только в том, что в первом случае это происходит по желанию женщины, а во втором — помимо ее воли». В отличие от вагинопластики, такую операцию, как правило, делают в косметических целях, если пациентка считает свое тело недостаточно красивым.

«Есть процедура, в ходе которой врач удаляет фрагменты и больших, и малых половых губ, — так называемая барби-пластика, и это действительно похоже на ритуальное обрезание», — рассказывает Наталья Мороз. Впервые такую операцию провел урогинеколог из Калифорнии Ред Алинсод в 2005 году, когда к нему зачастили пациентки с запросом: «Хочу как у Барби!»

«Если срезать всё полностью, то повышается вероятность заражения инфекциями, потому что нарушается защитная функция половых губ, — предупреждает Наталья. — Ко мне часто приходят девушки после таких пластических операций, последствия которых исправлять очень сложно».

Но есть и медицинские показания для лабиопластики, когда малые половые губы гипертрофированы настолько, что во время секса могут причинять боль. Тогда проводится операция, в ходе которой они не срезаются, а уменьшаются. Средняя стоимость «новой» вульвы — около 40 тыс. рублей.

Психологи Джемма Шарп, Марика Тиггеман и Джули Маттиск из австралийского Университета Флиндерса провели опрос среди 29 женщин, решившихся на лабиопластику. 86% были довольны функциональными изменениями, 82% — внешним видом. Но на их психологическое состояние это никак не повлияло: девушки не стали более уверенными в себе и заметных улучшений в интимных отношениях тоже не наблюдалось.

В число топовых косметических интимных процедур также входят увеличение точки G и уменьшение клиторального капюшона. Они проводятся для того, чтобы повысить сексуальную чувствительность.

«Некоторые женщины говорят, что не знают, где у них зона G. Или во время мастурбации пациентка ее находит, а мужчине стесняется сказать. И вот она готова сделать инъекцию гиалуроновой кислоты за 350 долларов, чтобы у партнера была подсказка: после процедуры эта зона ощущается как плотный бугорок», — делится историями из своей практики Наталья Мороз.

Что заставляет женщин отреза́ть «ненужное»?

Доктор медицинских наук, бывший президент Американского общества эстетической пластической хирургии Майкл Эдвардс связывает моду на эстетическую гинекологию с тем, что такие процедуры становятся всё более доступными. А нативные интервью со специалистами превращаются в рупор пропаганды, призывающей к исправлению «несовершенств».

Доктор медицины Ричард Свифт рассказал New York Post, что некоторые женщины идут на лабиопластику, потому что хотят хорошо выглядеть в легинсах для йоги. А Барбара Леви, вице-президент по политике здравоохранения в Американском конгрессе акушеров-гинекологов, заметила, что рост популярности интимных операций связан с модой на полное удаление волос с гениталий, которое позволило женщинам рассмотреть их.

Есть мнение, что образ «идеальной» вульвы отчасти формируется под влиянием порнографии.

«Ко мне приходила 16-летняя девочка. Она постоянно показывала бабушке, единственному опекуну, эротические журналы и говорила, что хочет маленькие половые губы.

Сначала они пошли к пластическому хирургу, но он им отказал, затем оказались у меня. Я провела осмотр — всё было в норме. Я понимала, что никакая операция не решит психологических проблем ребенка, который просто хочет внимания и любви», — объясняет Наталья Мороз.

Прибавим к этому отсутствие знаний в области анатомии и каких-либо представлений о норме. В школе мы видели стандартизированные иллюстрации и писали слова, обозначающие половые органы, на страницах учебника. На осмотре у гинеколога нам никто не говорит, что у нас всё хорошо с формами. В обществе эта тема вообще табуирована. Потому логично, что контент на PornHub становится и пособием по биологии и медицине, и каталогом гениталий (хотя там представлено всего две-три формы).

Если проанализировать глубинные причины желания подправить себя, окажется, что оно базируется на неотъемлемом присутствии Другого, который рассматривает и оценивает наш образ. Он может быть и женщиной в общественной бане, украдкой посматривающей на нашу вульву, и парнем, объективирующим ее как сексуальный объект. Наталья Мороз отмечает, что мужчины редко говорят девушкам, нравится ли им, как выглядит вагина партнерши. Но их взгляд в область промежности или его отсутствие позволяет сделать определенные выводы: «там» либо всё хорошо, либо — беда.

Рассуждая о причинах, по которым женщины идут на вагинопластику, Наталья Мороз вспоминает случай из своей практики: «Ко мне приезжала женщина из Средней Азии. Она родила троих детей, и муж не хотел заниматься с ней вагинальным сексом, принуждая к анальному: только так он получал удовольствие.

Супруг сравнивал ее влагалище с котлованом.

Я сделала операцию — моей пациентке она действительно была необходима. Потом эта женщина писала мне, что я спасла ее семью».

Три способа полюбить свою вульву

Во-первых, нужно научиться правильно называть половые органы, потому что язык — канва реальности. Пока мы используем слова «пельмешек», «киска» и более грубые эвфемизмы, мозг продолжает рисовать картинки, которые далеки от реальности. Вульва — это лобок, большие и малые половые губы, клитор, вход во влагалище. Именно так, согласно анатомической терминологии, следует называть то, что обычно именуют «вагиной», которая на самом деле находится внутри и соединяет матку с отверстием влагалища (туда вводится пенис во время секса).

Во-вторых, выключить страх и включить интерес — начать разглядывать других женщин, тренируя насмотренность. Всё как в инстаграме: если ваша лента состоит только из фоточек моделей, понятное дело, вам хочется сбросить «лишние» 10 кг, но как только вы начнете скроллить бодипозитивные аккаунты, то сразу увидите, насколько разным может быть тело, и перестанете циклиться на своей несостоятельности.

Легкие формы вуайеризма можно практиковать в публичных саунах, бассейнах, душевых — и даже ходить на секс-вечеринки.

Помогает в этом деле искусство. Например, заслуживает внимания работа «Великая стена» британского художника Джейми Маккартни, который сделал 400 слепков вульв. А американская секс-просветительница Дебби Хербник создала серию плакатов с цитатами женщин, рассказывающих о том, почему им нравятся их половые органы.

Художественное творчество можно не только изучать, но и заниматься им — например, изготовить арт-объект: скульптуру, конфеты, свечи и мыло — по слепкам вульв и членов в «Машином хозяйстве». «Наша идея строится на позитивном отношении к виду и адекватным названиям половых органов, независимо от гендера человека и его идентичности. Чаще мы работаем с обладательницами вульв, поскольку тотальное принятие своего тела со всеми его особенностями сейчас популярно именно среди девушек, — рассказывает Мария Додосова, соавторка проекта. — Кто-то выбирает индивидуальные встречи, кто-то — формат девичников: на них мы говорим о принятии себя и создаем поддерживающую атмосферу — или смещаем фокус на телесные практики, позволяющие прислушаться к своему телу и побыть с собой в комфорте и безопасности».

Перед тем как сделать слепок, вы познакомитесь с создательницами, выберете пример работы, которая вам нравится, и подходящую позу, затем на вульву нанесут быстро застывающий медицинский состав, безопасный для слизистых, — и готовый арт будет у вас уже через неделю. «Ваять» можно не только гипсовые слепки, но и конфеты, свечи.

«Самая частая реакция: „Вау, это что, правда я? Какая красивая!“

Гораздо реже мы слышим нейтральные отзывы и никогда не получали негативных. Иногда девушки думают, что у них слишком большие половые губы, и мужчины советовали им сделать пластику. Но все вульвы разные, как отпечатки пальцев. Я смотрю на прекрасные, ажурные, нежнейшие складочки кожи, каких еще не видела у других, и думаю: как их партнеры вообще могли такое сказать?»

В-третьих, стоит развивать чувствительность, изучать тело и находить эрогенные зоны. Это можно превратить в парный квест или практиковать самостоятельно. Благо в арсенале не только руки, но и игрушки, в том числе тренажеры вроде конусов и вагинальных шариков. «Прежде чем предлагать какую-либо процедуру, я спрашиваю своих пациенток, прикосновения к каким местам их возбуждают больше всего. Если они не могут ответить, отправляю их на самоизучение, — объясняет Наталья Мороз. — Бывают случаи, когда рожавшая женщина жалуется на сниженную чувствительность, но я вижу, что ее проблема не требует оперативного вмешательства. Я советую ей пойти на курс вумбилдинга — тренировки мышц тазового дна».

«Если желание девушки лечь под нож вызвано именно неприятием себя, возможно, слепок будет терапевтической практикой, — подытоживает Мария. — Либо она еще раз убедится, что пластика нужна, потому что внешнее давление слишком велико и ей действительно будет легче жить с той вульвой, форму которой она выберет сама».

Источник ➝

Прогулка на тот свет

Пожаловалась я как-то своему онкологу на предвзятое отношение некоторых врачей к основному диагнозу. После лечения рака на то время прошло больше десяти лет, а шлейф так и тянется. Как услышат, что была химиотерапия и лучевая, так первым делом сообщают, а что ж вы хотите? И уже слушают тебя в пол-уха, смотрят в полглаза и как-то спешат отделаться. С некоторых пор еще и не намеки даже, а прямое указание на возраст. Остеопат, например, кстати, мой ровесник, чуть не с порога сообщил, что вот теперь я уже, наконец, дожила до своего рака.

Это при том, что пришла к нему совсем, как понимаете, по другому поводу, а что касается онкологии, то она давно (и, надеюсь, успешно) пролечена, просто принято сообщать на приеме историю всех своих болезней.

В свою очередь, онколог тогда подтвердила, что многие специалисты не учитывают особенности и всю специфику лечения больных, перенесших онкологию. Более того, призналась она, случается, наши пациенты умирают отнюдь не от рака, а от разных сопутствующих заболеваний, которые у них протекают иначе, гораздо тяжелее, чем у других.

И вот как не вспомнить сейчас Аллу Федоровну, которая и в мирное время предупреждала о повышенной осторожности, особенно в периоды сезонных эпидемий гриппа.

Начальник Центра онкологии ЦКБ Управления делами президента Вадим Черемисов сегодня еще раз напомнил, что пациенты с онкологическим диагнозом страдают иммунодефицитом.

"У них есть высокий риск инфицирования и высокий риск осложненного течения коронавирусной инфекции", — пояснил он.

Врач посоветовал строго выполнять все рекомендации и войти в режим жесткой самоизоляции.

Вы, конечно, тоже обратили внимание, что у нас первыми жертвами COVID-19 стали онкологические больные. Я прямо вижу за этим врача, который разводит руками - ну, что ж вы хотите? И общество вроде как информацию встречает с облегчением, дескать, больной и так был обречен, месяцем раньше, месяцем позже...

А мне безумно жаль этих жертв и их семьи. Люди боролись за жизнь, столько вынесли, а погибли на ровном месте, от чужого чиха.

Велик соблазн глотнуть свежего весеннего воздуха, подставить лицо теплым солнечным лучам. Мы ж не в толпу. В скверик, в парк, к прудам. Гулять тоже надо, даже доктор прописал. Он прописал когда? Не вчера, это точно. Смерть сегодня может притаиться на дверной ручке, на кнопке лифта, на подошвах ваших ботинок. Если для кого-то безобидная, на первый взгляд, прогулка может стать приключением на пятую точку, то для нас - дорогой на кладбище.

Еще в пятницу я ездила в клинику. Но в том была жестокая необходимость. Клиники работают. Врачи принимают. Обследования проводятся. И операционные не пустуют. Там конвейер. Есть, на мой взгляд, одна категория людей ( о них тут), которые даже в пандемию не должны откладывать визит к онкологу, разумеется, приняв все меры предосторожности в виде маски, резиновых перчаток и дезинфицирующего геля для рук. Ну, на худой конец, рулончика туалетной бумаги. Помните, с чего начался бум вокруг нее? Перчаток на всех не хватало, и врачи посоветовали браться за поручни и ручки не голыми руками, а через туалетную бумагу.

Обеззараживающий гель, спрей, блокатор вирусов, респиратор и перчатки, - все, без чего я не выходила в клинику.

Вы наверняка обратили внимание на сообщение метрополитена о том, что только в Москве 12 тысяч пенсионеров в первый же день всеобщего карантина ломанулись в метро. Многие повернули назад, обнаружив, что бесплатный проезд заблокирован. Вероятность потерять обещанные в конце карантина 2 тысячи рублей почему- то не остановила. Не будем пополнять армию идиотов. Мы уже не забудем цену жизни, почувствовали ее вкус, ценим каждое мгновение и знаем, что его можно с интересом и пользой прожить даже запертыми в родных стенах.

Будем жить!

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх