Что такое табу и нужны ли они нам

304

Понятие табу уже утратило свое устрашающе-религиозное значение. Все же мы не верим, что небо разверзнется, и божество на огненной колеснице покарает нас за бутерброд во время поста. Но умудряемся ставить барьеры у себя в голове, даже забывая, откуда они взялись. Нужны нам ограничения или это пережиток прошлого общества? Почему бессмысленные запреты только усиливают желание их нарушить? Как избавиться от комплексов в сексуальной сфере? Глупо когда мы сами себе ставим преграды. Но именно этим и занимаются взрослые люди.

Что такое табу

Табу — это абсолютная невозможность совершения определенного действия. Это как проклятие навсегда. Оно непоколебимо и не допускает возможности преступить ту черту, которую запрещено преступать. Значение его несколько двойственное: с одной стороны – это нечто священное, недоступное для простого человека, с другой – жуткое, страшное и жестокое. Изначально понятие было сводом религиозных запретов, сегодня оно перенесено в плоскость внутренних моральных ограничений. Другое, обыденное значение этого понятия – священный.

Само слово «табу» имеет полинезийское происхождение, где оно означает запрет сакрального значения. Жесткие ограничения, которые транслируют служители культа, зачастую не обоснованы, но являются чем-то естественным для всех, кто находится в их власти. До того, как слово попало в наш язык, понятие жестких ограничений существовало во всех религиях мира.

Собственно, религия – это и есть кодекс запретов для всех людей вне зависимости от происхождения, социального статуса материального положения. Но за нарушение одних можно было получить словесное нравоучение, а за попирание других моментально следовало жестокое наказание высших сил. Почему такая разница? Потому что табу и моральные нравоучения – разные вещи. Моральные нравоучения можно обойти, схитрить, купить индульгенцию. Табу – нет.

Табу в религии

Табу вводились религиозными служителями по нескольким причинам. Первое – это проведение границы между людьми и сакральными предметами, которые способны отделить священное от обыденного и обыденное от священного. Второе – это возможность поддержать порядок в общине. Так, например, под строжайшим запретом были сексуальные связи между близкими родственниками. Без знания генетики объяснить воспрещение было сложно, поэтому табу описывалось кратко: «Нельзя. И точка. Иначе кара небесная». Причем служители культа часто выполняли наказание задолго до высших сил, чтобы другим было неповадно.

Сегодня религиозные запреты сохранились, прежде всего, в отношении пищи. Собственно, Библейское повествование начинается именно с запрета съесть плод с дерева добра и зла. С его нарушения и случилось грехопадение человечества, за которое мы расплачиваемся до сих пор. Пищевые религиозные ограничения – это строгие понятия поста в христианстве, кошерная пища в иудейской религии, халяльная в мусульманстве. Другие ограничения касаются поведения вообще или в определенные дни, одежды, изображения живых существ и другие.

Первые научные исследования

Первым исследователем, который классифицировал тему табуирования был шотландский этнограф, антрополог и религиовед Джеймс Джон Фрейзер (01.01.1854-07.05.1941). Он первым описал табу с точки зрения двух противоположных понятий – магических ритуалов и здравого смысла. В своей книге многочисленные запреты разных народов он разделил по сферам жизни:

  • На запретные действия – общение с представителями других племен, принятие пищи и еды, обнажение лица, выход за границы определенной территории.
  • На людей или занятия – для правителей и представителей королевских династий, для носящих траур, беременных женщин, воинов, убийц, охотников и рыболовов.
  • На предметы или части человеческого тела – острые предметы, волосы (ритуалы во время стрижки) или кровь, голову как вместилище души человеческой, узлы и кольца.
  • На имена покойников, правителей, божеств.

Вывод из этого исследования был интересным: людям всегда нужен был образец, к которому они стремились. Люди видели безупречную модель жизни и мечтали жить так же. Но для того, чтобы достичь заоблачных высот им приходилось подчиняться тому самому идеалу.

Удивительно, но многие запреты, описанные в книге, мы помним и сегодня. Причем следуем им даже не задумываясь о происхождении. Так, например, многие не выбрасывают срезанные ногти и волосы, не дарят острые предметы, не завязывают узлы.

Фрейд, табу и амбивалентность

Зигмунд Фрейд (06.05.1856-23.09.1939) в своей книге «Тотем и табу» рассматривает табу порождение амбивалентности. Амбивалентность – это двойственность чувств по отношению к чему либо. Получив жесткий запрет, человек с одной стороны испытывает священный трепет, с другой – неудержимое желание его нарушить.

Фрейд привязывает понятие табу к теме психоанализа, исследования бессознательной части душевной жизни персональной и коллективной психики. В своих работах он описывает людей, что сами создали себе жесткие табу и следуют им не хуже полинезийских дикарей. Фрейд даже ввел понятие «болезнь табу» – ничем не обоснованную болезненную навязчивость, которая приводит к бесконечным спорам с самим собой, нервозности и навязчивым ритуалам.

Причем необоснованные запреты в определенной степени заразны, они могут передаваться от человека к человеку и захватывать большие группы людей. Самым частым проявлением этой болезни является табу на прикосновения, и как следствие – навязчивый ритуал бесконечных омовений.

В современном психоанализе понятие табу больше исследуется в сексуальной сфере. Но есть и другие проявления внутренних запретов. Например, многие из нас неосознанно запрещают себе те или иные действия, мысли, эмоции, поступки и даже не догадываются, что продиктованы они внутренними табу.

Табу в наше время

Современное общество не производит таких категорических табу. Ученые утверждают, что количество моральных запретов зависит от уровня развития цивилизации. Одно дело – невозможность взглянуть на верховного правителя, другое – табу на убийство. Хотя многое также зависит и от самого человека. Если для одного утверждение «Не укради» находит отклик в душе, то для другого это, скорее, вызов. Все же человеку свойственно делать то, что идет ему на пользу и вредит окружающим. И останавливает его от активных действий совсем не мораль, а боязнь общественного осуждения и уголовный кодекс.

Юридические ограничения прописывает государство, которое способно наказать не хуже верховного жреца. Раньше все табу были прописаны в религиозных книгах, но сегодня многие не следуют строгим религиозным нравоучениям. Внутренние запреты продиктованы этикой и родительским воспитанием, а внешние – юридическим законом. Когда человек неосознанно или намеренно нарушает порядок, причиняет вред окружению, окружение говорит «Нам это не нравится, это ущемляет наши интересы» и создает определенные законы.

Во многих странах существуют культурные или поведенческие запреты. За их нарушение никого не посадят в тюрьму, но для окружающих нарушитель становится изгоем. То есть сам попадает под влияние табу. Например, в Японии нельзя заходить в дом в уличной обуви, жалеть плачущего человека или обращаться к вышестоящему начальнику без его разрешения. В буддийских странах запрещено прикасаться к голове ребенка, а в Швеции нельзя дарить гвоздики, которые считаются траурными цветами. И это только некоторые из большого числа ограничений. Но чтобы избежать неприятных ситуаций, их стоит придерживаться.

Нужны ли нам табу

Нужны ли строгие запреты сегодня? Скорее, да. Конечно, старые моральные ограничения  относились к обществу, которого сегодня уже не существует. Нужны другие. Те, что направленны на сохранение жизни, например. При воспитании маленького ребенка родители строго запрещают ему приближаться к розеткам или кипящим кастрюлям. Детям совсем не обязательно знать законы движения электронов, чтобы понять: пальцы в розетку совать нельзя. Для взрослых людей – это правила дорожного движения, кодекс законов.

Социологи утверждают: чем больше у человека внутренних культурных запретов, тем качественней он вписывается в общественную среду. Хотя иногда неразумные запреты провоцируют многочисленные нарушения (амбивалентность чувств). Так, во время сухого закона, количество пьющих людей резко увеличивается.

Сосуществовать было бы намного проще, если бы все придерживались внутренних ограничений. Практикующие психологи отмечают в своих работах, что взрослым людям стоит также поучиться уважать чужие внутренние запреты. А попросту – не лезть в чужую жизнь с добровольными советами или бестактными вопросами. Даже если вам кажется, что ограничения другого человека смешны и бессмысленны, не стоит учить их жизни, давая советы вроде:

  • Та не должен из-за этого огорчаться…
  • Не бойся, лучше быть смельчаком…
  • Необходимо себя заставить…
  • Почему тебе в голову приходят такие глупые мысли…
  • Глупо волноваться по такому незначительному поводу…

А фазу «я на твоем месте…» вообще следовало предать анафеме, вычеркнуть из памяти человечества. Единственное, что можно сделать – поделиться собственным опытом. И то, в форме диалога.

Как распознать табу

Государство способно табуировать далеко не все процессы в нашей жизни. Но то, что не делается на уровне общества, добровольно осуществляется на уровне личности. Мы сами себе устанавливаем внутренние барьеры,  способные сильно отяготить наше существование. Мы делаем это неосознанно, но своими «психологическими руками». При этом не осознаем, что именно они являются препятствием к достижению успеха. Мы запрещаем себе:

  • Отношения с большой разницей в возрасте.
  • Счастье в повторном браке.
  • Незапланированные поступки.
  • Карьерный рост (особенно женщины).
  • Смену нелюбимой работы или уход в «свободное плавание».
  • Эксперименты и раскрепощенность в сексе.
  • Откровенный разговор с детьми, родителями.

И это только начало. Чем больше внутренних ограничений, которые мы сами себе не в состоянии объяснить, тем меньше места остается для счастья. Запреты в одной сфере жизни отражаются на остальных, а желание их нарушить ведет к рассогласованности с самим собой. Яркий пример – наш лишний вес. Мы часто едим не потому, что любим это блюдо. Мы заедаем внутренние запреты на красоту, сексуальность, отношения, материальное благополучие. И чем больше мы себе запрещаем, тем больше хочется есть. А если в это время садимся на диету, и запрещаем себе еще и любимые продукты, пиши пропало. Набор десятка лишних килограммов обеспечен.

Наши внутренние ограничения могут причинять боль близким. Например, у некоторых есть табу на извинения. Человек просто не может выговорить простые слова, способные уменьшить боль другого. Есть и такие, что мы переносим на своих детей, мужа или жену, также усложняя им жизнь. Мало того, что мы сами страдали, пусть теперь и они страдают. А ведь ответа на вопрос «Почему?» у нас просто нет. В лучшем случае мы вспомним, что нам это кто-то сказал. Так что если табуировать что-то в личной жизни, так это невмешательство в пространство близких людей.

Наши бессознательные табу похожи, скорее, на микрочипы, вживленные в голову в детском или подростковом возрасте. Но люди чаще называют их тараканами. Справиться ментальными «тараканами» в голове помогают психотерапевты. Они раскручивают проблемы, как клубок ниток, докапываются до первопричины бессмысленного барьера. Психологи способны не только выслушать. Они снабжают клиентов инструментами, которые помогают им жить и справляться со своими запретами самостоятельно. Но и психотерапевты попадают под запрет. Ведь считается, что на сеансы психотерапии ходят психопаты, слабаки или полные неудачники. Так что перед тем, как отправиться на сеанс психотерапии, придется нарушить по крайней мере одно внутреннее табу, чтобы справиться с остальными.

Выводы:

  • Табу – это религиозное понятие, которое сегодня перешло в плоскость этической и психологической морали.
  • Сексопатологи сформулировали основное правило запретов в сексе: если ваше поведение не вредит окружающим, нет причин для его осуждения.
  • Амбивалентность – противоречивое желание следовать запрету и одновременно его нарушить.
  • Чем больше необоснованных запретов, тем больше желания их нарушить.
  • Наши ограничения нас защищают, но забирают счастье.
 
 
Источник ➝

Как приготовить луковый суп - блюдо, достойное принцесс?

Как известно, Франция знаменита не только красивыми женщинами, изысканной парфюмерией, Эйфелевой башней, шампанским, но в первую очередь — своей кухней.

Французский луковый суп
 
Французский луковый суп Фото: Depositphotos

О кулинарных пристрастиях французов написано множество разнообразных книг. А о количестве известных блюд не приходится и говорить, так как их насчитывается огромное количество, и наверняка пожелавшему испробовать все известные на сегодня французские блюда не хватило бы даже жизни.

В приготовлении еды французы придерживаются двух важных принципов, которые присущи только французской кухне, и о них нельзя не упомянуть.

  • Во-первых, приготовление пищи и ее употребление так же важны для французов, как любовь и искусство поддержать разговор. Необходимые знания в области кулинарии можно почерпнуть из книги Брийа-Саварена «Психология вкуса».
  • Во-вторых, кулинария у французов считается искусством, и искусством одухотворенным, например, салатам дают названия опер — «Кармен», «Аида», «Миньон», «Тоска».
Второе издание «Физиологии вкуса», 1838 г.

Второе издание «Физиологии вкуса», 1838 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Кстати, названия многих французских блюд встречаются в терминологии многих национальных кухонь: омлет, рулеты, соус, котлеты, майонез, салат оливье, фрикадельки, антрекот, пом-фри…

Но во французском кулинарном лексиконе можно встретить и такие названия, которые требуют дополнительных пояснений. Например, потофе — суп в горшочке, консоме — это мясной бульон, волёте — тоже суп, в который обычно добавляют яичный желток, а мармит — бульон, к которому отдельно подают гарнир.

Слово «ресторан» также французского происхождения. А вот слово «суп», как утверждают некоторые исследователи, происходит от греческого «супа», что значит «ломоть хлеба, размоченного в жидкости». В Средние века овощи, из которых готовили суп (капуста, лук, коренья, различная зелень, приправы), были «привилегией» бедноты, поэтому и суп считался блюдом для нищих.

Рыбный суп Буйабес

Рыбный суп Буйабес
Фото: Depositphotos

Из первых блюд у французов очень популярны суп-пюре из лука-порея с картофелем и луковый суп, заправленный сыром. Широко известен также провансальский густой рыбный суп-буйабес. Но самым известным и знаменитым является, конечно, луковый суп, история которого очень старая и интересная.

В 1790 году повар французского короля Луи XV Франческо Леонарди возвел суп в ранг изысканных блюд, посвятив ему первый том своего шеститомного кулинарного произведения «L'Apicio moderno», где назвал его «блюдом, достойным принцесс». С тех пор супы начали облагораживать, не жалея для них самых вкусных, самых дорогих компонентов — спаржи, артишоков, даров моря, отборного мяса…

В «Большом кулинарном словаре» Александра Дюма есть статья, посвященная луковому супу. Любовь Шарля де Голля к супам была столь огромной, что он каждый день заказывал своим поварам другой суп. Но, тем не менее, самым уважаемым французским супом по праву считается луковый.

Луковый суп

Луковый суп
Фото: Depositphotos

Для тех, кто пожелает сам приготовить это изысканное блюдо:

500 г репчатого лука, 2−3 ст. ложки сливочного масла или маргарина, перец, ¾ л. мясного или костного бульона или воды, 4−6 ломтиков белого хлеба, 2−3 ст. ложки тертого сыра, соль.

Нарезать лук кольцами и слегка обжарить в половине количества масла. Посыпать перцем. Добавить мясной бульон и прокипятить лук в течение 15 мин. Посолить. Ломтики хлеба обжарить с обеих сторон на оставшемся масле. Разлить суп в огнеупорные мисочки, положить в него ломтики поджаренного хлеба, посыпанные толстым слоем тертого сыра, и поставить запечь в духовку. Рассчитано на 2−3 порции.

Приятного аппетита!

Автор: Виктор Покидько 

Популярное в

))}
Loading...
наверх