Последние комментарии

  • Ольга19 сентября, 14:51
    Признак старения - "у вас есть дети..." ))) ничего умнее не придумали?  Они сейчас уже и у 14-летних появляются. Ладн...Некоторые признаки из жизни, которые указывают на то, что вы стареете
  • Вадим Вадимович19 сентября, 14:33
    12Молодиться наоборот не признак! А 10 - ну у всех друзей могут быть дети и в 30 это не показатель что стареете! оста...Некоторые признаки из жизни, которые указывают на то, что вы стареете
  • Марина Иванова19 сентября, 14:28
    Асексуалам живется вполне замечательно. Та энергия, что не расходуется на секс и все, что с ним связано - успешно рас...«Я не знаю, что значит хотеть секса». Трудно ли жить, если ты асексуален

Юваль Ной Харари — о том, почему к 2100 году мир поделится на суперлюдей и бесполезных Homo sapiens

На следующей неделе в издательстве «Синдбад» выходит третья книга историка и футуриста, автора бестселлера «Sapiens. Краткая история человечества» — о том, какие вызовы стоят перед людьми в XXI веке. Публикуем отрывок, где Харари описывает, как развитие биотехнологий и искусственного интеллекта может увеличить разрыв между бедными и богатыми до невообразимых раннее размеров.

  

В последние десятилетия людям во всем мире внушали, что человечество движется к всеобщему равенству, а достичь его быстрее помогут глобализация и технологии. На самом деле XXI век может породить общества с таким неравенством, какого еще не знала история. Глобализация и интернет выравнивают положение стран, но углубляют пропасть между классами. Не исключено, что на пороге глобальной унификации сам человек как вид разделится на разные биологические касты.

Неравенство уходит корнями еще в каменный век. 30 тысяч лет назад группы охотников и собирателей одних соплеменников хоронили в роскошных могилах вместе с тысячами бусин из слоновой кости, браслетами, драгоценными камнями и предметами искусства, а других просто опускали в яму и засыпали землей. Тем не менее сообщества каменного века были более эгалитарными, чем любое из последующих: ведь у древних людей почти не было собственности. Именно собственность является условием для долговременного неравенства. После аграрной революции собственности стало во много раз больше — а вместе с ней и неравенства.

По мере того как люди получали в собственность землю, животных, растения и орудия труда, появлялись общества с жесткой иерархией, в которых немногочисленные элиты монополизировали бóльшую часть богатств и власти, передавая их из поколения в поколение. Такой порядок вещей стал считаться естественным и даже предписанным свыше. Иерархия стала не просто нормой, но и идеалом. Разве может существовать порядок без четкой иерархии с разделением на аристократов и обычных людей, на мужчин и женщин, на родителей и детей?

 


Во всем мире священники, философы и поэты твердили: как не равны органы человеческого тела (ноги должны подчиняться голове), так и в человеческом обществе равенство не принесет ничего, кроме хаоса.

В Новейшее время равенство стало идеалом почти во всех человеческих обществах. Одна из причин этого — появление новых идеологий: коммунизма и либерализма. Другой причиной была промышленная революция, значительно усилившая влияние народных масс. Промышленная экономика опиралась на массы обычных рабочих; основу армий индустриальных обществ составляли массы обычных солдат. И при демократии, и при диктатуре правительства вкладывали значительные средства в здоровье, образование и благополучие масс, поскольку нуждались в миллионах здоровых тружеников для работы на заводском конвейере и миллионах преданных солдат для борьбы с врагами.

Таким образом, в XX веке неравенство между классами, расами и полами сокращалось. В 2000 году в мире еще сохранялись иерархии, но равенства в нем было гораздо больше, чем в 1900-м. Люди ждали, что в первые годы XXI века этот процесс продолжится и даже ускорится. В особенности они надеялись, что глобализация принесет экономическое процветание всему миру и жители Индии и Египта получат те же возможности и привилегии, что и граждане Финляндии и Канады. С этой надеждой выросло целое поколение.

Сегодня мы приходим к выводу, что подобные мечты могут и не сбыться. Совершенно очевидно, что глобализация принесет пользу очень многим, однако в последнее время появились признаки усиления неравенства как между обществами, так и внутри их. Немногочисленные группы все больше монополизируют плоды глобализации, а миллиарды людей не получают ничего. Уже сегодня 1% самых богатых людей владеет более чем половиной мирового богатства. Еще бóльшую тревогу вызывает тот факт, что состояние 100 самых богатых людей превышает суммарное состояние 4 миллиардов самых бедных.

Но и это еще не предел. Как отмечалось в предыдущих главах, развитие искусственного интеллекта может уничтожить экономическую ценность и политическое влияние большинства людей. В то же время развитие биотехнологий позволит превратить экономическое неравенство в биологическое. Сверхбогатые люди в конечном счете найдут действительно достойное применение своему богатству. Раньше они могли купить лишь символы статуса, но вскоре у них появится возможность купить саму жизнь. 


Если новые препараты для продления жизни или улучшения физических и когнитивных способностей будут очень дорогими, может образоваться глубокая биологическая пропасть между богатыми и бедными.

На протяжении всей истории человечества богачи и аристократы считали себя лучше остальных и утверждали, что именно поэтому власть принадлежит им. Как мы знаем, это неправда. Средний герцог был не более талантлив, чем средний крестьянин, а своим высоким положением он был обязан несправедливой юридической и экономической дискриминации. Тем не менее не исключено, что в 2100 году богатые действительно станут более талантливыми, умными и креативными личностями, чем обитатели трущоб. После того как образуется реальная пропасть между способностями богатых и бедных, преодолеть ее будет практически невозможно. Если богатые будут использовать свои способности для еще большего обогащения и если за деньги можно будет купить более совершенные тела и мозги, со временем эта пропасть только расширится. К 2100 году 1% самых состоятельных людей будет владеть большей частью не только мирового богатства, но и красоты, творческих способностей и здоровья.

Таким образом, эти два процесса — биоинженерия и развитие искусственного интеллекта — совокупно могут привести к разделению человечества на небольшой класс суперлюдей и массовый низший класс бесполезных Homo sapiens. Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что по мере утраты массами экономического значения и политической власти государство лишается по крайней мере части стимулов для инвестиций в здоровье, образование и благополучие людей. Изобилие очень опасно. В этом случае судьба масс будет зависеть от доброй воли немногочисленной элиты. Эта добрая воля, вполне вероятно, продержится пару десятилетий или даже больше. Но где гарантия, что в период кризиса — например, климатической катастрофы — элита устоит перед искушением выбросить лишних людей за борт?

В таких странах, как Франция и Новая Зеландия, с давними традициями либеральных убеждений и политики «государства всеобщего благоденствия», элита, скорее всего, будет заботиться о массах, даже перестав в них нуждаться. Однако в США с их классическим капитализмом элита, вероятно, воспользуется первой же возможностью избавиться от остатков социального государства. Еще более серьезные проблемы ждут крупные развивающиеся страны, такие как Индия, Китай, ЮАР и Бразилия. В них после утраты людьми экономической ценности неравенство, скорее всего, стремительно вырастет.


Таким образом, вместо глобализации, ведущей к всемирному единству, мы рискуем получить «видообразование»: разделение человечества на разные биологические касты или даже виды.

Глобализация объединит мир по горизонтали, стерев национальные границы, но одновременно разделит человечество по вертикали. Правящие олигархии в таких разных странах, как США и Россия, могут объединиться и общим фронтом выступить против простых сапиенсов. С этой точки зрения нынешнее неприятие «элит» имеет серьезные основания. Если мы не проявим осторожность, внуки магнатов из Кремниевой долины и московские миллиардеры превратятся в высшую касту по отношению к внукам жителей горных районов Аппалачей и сибирских деревень.

В отдаленной перспективе такой сценарий способен привести даже к деглобализации мира: высшая каста соберется внутри самопровозглашенной «цивилизации» и построит стены и рвы, чтобы отгородиться от орд «варваров» снаружи. В XX веке промышленная цивилизация опиралась на «варваров» с их дешевым сырьем, полезными ископаемыми и рынками. Именно поэтому цивилизация завоевывала и ассимилировала их. Но в XXI веке постиндустриальная цивилизация, опирающаяся на искусственный интеллект, биоинженерию и технологии, обретет гораздо большую независимость и самодостаточность. Ненужными окажутся не только целые классы, но и целые страны и континенты. Укрепления, охраняемые дронами и роботами, отделят самопровозглашенную цивилизованную зону, где киборги сражаются друг с другом с помощью логических бомб, от земель варваров, где дикие люди сражаются друг с другом, вооружившись мачете и автоматами Калашникова.

В этой книге я часто использую «мы», когда говорю о будущем человечества. Я рассуждаю о том, что «нам» нужно делать с «нашими» проблемами. Однако возможно, что никаких «мы» не существует. Возможно, одна из самых больших «наших» проблем состоит в том, что разные группы людей ждет разное будущее. Не исключено, что в одних регионах мира детей нужно учить программированию, а в других им больше пригодится умение быстро выхватывать пистолет и метко стрелять.  

 
 
Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх