Пациент vs врач: врачебные ошибки глазами юриста

Томичка Ольга Андреева больше года судилась с «Лечебно-диагностическим центром», пытаясь доказать, что ее неправильно лечили. По информации прокуратуры, в 2018 году в Томской области возбудили 41 уголовное дело по статьям, связанным с неверным лечением. В 2019 году количество таких дел снизилось до 25. Редакция ТВ2 в рамках рубрики «Знай свои права» связалась с адвокатом «Альянса врачей» Александром Генераловым и попросила рассказать, как действовать пациенту, если выбранное врачом лечение ему кажется ошибочным, и что в свою очередь делать врачу, которого обвиняют в непрофессионализме.

 

304

Фото: pixabay.com

– Практика показывает, что в большинстве случаев предположение пациента о врачебной ошибке является субъективным эмоциональным восприятием самого больного или его родственников и знакомых, не имеющих медицинского образования, — говорит Александр Генералов. — Дело в том, что в очень широком смысле под термином «врачебная ошибка» понимается виновность врача в некачественном лечении, повлекшем причинение вреда здоровью пациента. Эта вина не очевидна до того момента, как она будет признана экспертами, в первую очередь представляющими медицинское сообщество. 

Более того, даже отступление от каких-либо утвержденных стандартов лечения не всегда считается врачебной ошибкой, так как в ряде случаев допускается на вполне законных основаниях. Для лечения некоторых патологических состояний стандартов и вовсе не существует, например, для лечения боли в спине у беременных. Именно поэтому, прежде чем обращаться в компетентные органы, для оценки степени вины врача следует связаться с медицинским специалистом, имеющим заслуженную научно-практическую репутацию в той области, в которой пострадавшему пациенту оказывалась медицинская помощь. Часто такие специалисты работают в крупных университетских клиниках, в открытых источниках о них имеется много информации. Этот «лидер мнений» не только определит, была ли допущена ошибка, но и поможет ее исправить. Но такие консультации чаще всего бесплатно не производятся.

— Если подобных центров нет, то куда еще может обратиться пациент?

— Можно обратиться непосредственно к руководителю медицинского учреждения или клиники, где пациенту оказывалась медицинская помощь. Так как только руководство учреждения может организовать врачебный консилиум и дать более объективную оценку действиям врача с точки зрения соответствия нормам оказания медицинской помощи, критериям качества лечения и наличия вины врача в неблагоприятных последствиях для пациента. Здесь для пациента есть определенный репутационный риск, но он может быть минимизирован при соблюдении элементарных норм вежливости по отношению к врачу, чей возможный проступок разбирается.

Еще один вариант — связаться с профессиональной организацией медицинских специалистов. Такими организациями могут быть ассоциация врачей в той или иной области или независимый профсоюз медицинских работников, например, «Альянс врачей». При подобных организациях все чаще создаются консультативные советы, способные дать компетентную, научно обоснованную экспертную оценку действиям специалиста.   

Эти меры очень важно предпринять прежде, чем прибегнуть к правовым процедурам, таким, как обращение в правоохранительные органы или суд. Поскольку юристы, не имеющие медицинского образования, не всегда могут самостоятельно оценить, есть ли какая-либо перспектива в деле и можно ли говорить об ответственности именно врача. В конечном счете можно потратить большие средства на юридические услуги и пройти все судебные инстанции, но в итоге окажется, что ошибки врача не было. Пациент или его родные и близкие тем самым только усугубят собственные страдания, а врач, добросовестно пытавшийся помочь, будет незаслуженно подвергнут изнуряющим тяжбам. Это, безусловно, серьезно подорвет репутацию пациента, и он вряд ли сможет в дальнейшем рассчитывать на неформальное отношение со стороны врачей — его будут стараться лечить, максимально соблюдая медицинские стандарты и букву закона, что не всегда приводит к излечению.

Лишь имея на руках заключения медицинских специалистов о степени вины врача, оказывавшего медицинскую помощь, можно понять, что делать дальше. Если есть основания предполагать, что некачественная медицинская помощь оказана в результате противоправных действий врача, то можно обратиться в суд с гражданским иском к медицинскому учреждению о компенсации материального ущерба и морального вреда. 

Случаи, в которых последствия лечения действительно тяжелые или летальные, могут быть поводом для обращения в правоохранительные органы, то есть Следственный комитет, прокуратуру или полицию. Если врач будет признан виновным и понесет уголовную ответственность, то пациентом с виновного врача может быть взыскан материальный и моральный ущерб. Но опять же, стоит сначала убедиться упомянутыми выше способами, что действительно имела место врачебная ошибка, иначе репутационные риски могут быть уже у родственников погибшего больного.

Пациент vs врач: врачебные ошибки глазами юриста

Фото: pixabay.com

— Частая ли судебная практика по таким делам?

— Здесь нужно различать уголовные дела и гражданские иски. Что касается уголовного преследования врачей, то за последние годы таких случаев становится все больше. Точных данных по статистике дел, доведенных до суда, не имеется, но вот количество возбужденных уголовных дел с каждым годом возрастает. 

Судите сами: согласно данным Следственного комитета России, в 2016 году возбуждено 878 уголовных дел, в 2017 году – 1791, а в 2018 году – 2229 уголовных дел. И это без учета общего количества обращений граждан, не все из которых заканчиваются возбуждением уголовных дел. А как мы понимаем, само следствие, пускай и не заканчивающееся передачей дела в суд, является очень болезненным и мучительным процессом как для потерпевших, так и для обвиняемых медиков. 

По гражданским искам практика также достаточно обширна. Связано это отчасти с тем, что, к примеру, оказание платных медицинских услуг регулируется, в том числе, законодательством о защите прав потребителей. Оно дает широкий объем возможностей для предъявления претензий к медицинским учреждениям из-за некачественного оказания медицинской помощи (или в потребительском контексте «медицинских услуг»). В некоторых сферах последствия врачебных ошибок затрагивают не только состояние здоровья, но и внешний вид пациента. Речь, конечно, о таких областях медицины, как пластическая хирургия и стоматология. Здесь последствия некачественного лечения можно не только почувствовать, но и увидеть. В таких случаях доказать вину врача, конечно же, проще, а значит, доступность и востребованность юридических механизмов, используемых пациентами против врачей, выше. 

К сожалению, все вышеперечисленное является лишь отражением обострения проблем в системе здравоохранения нашей страны, так как на работу врачей влияет огромное количество различных социально-экономических и техногенных факторов. В значительной степени врачи незаслуженно становятся крайними в гораздо более сложной и длинной цепочке различных причин, приводящих к неудовлетворительным результатам лечения и развитию осложнений у пациентов. 

— Если дело все-таки дошло до суда, то чему уделяется больше всего внимания в ходе заседаний? Показаниям свидетелей, результатам анализов или чему-то еще?

— В первую очередь уделяют внимание экспертным заключениям, задача которых – установить, допущено ли врачом нарушение нормативных требований при проведении лечения и есть ли вина врача в наступлении неблагоприятных последствий лечения.

Наиболее весомыми являются выводы независимой судебно-медицинской экспертизы, назначаемой по инициативе суда в рамках судебного разбирательства и проводимой, как правило, специализированным государственным судебно-медицинским учреждением. Провести аналогичную экспертизу по собственной инициативе и за свой счет могут и сами участники дела, а именно: органы следствия до передачи дела в суд, потерпевшая сторона и сторона защиты, а в гражданском иске истец и ответчик. Выводы судмедэкспертизы, как правило, и лежат в основе решения суда.

Иногда выводы нескольких экспертиз, проведенных разными сторонами, могут противоречить друг другу. В этом случае придается значение другим доказательствам, а именно: медицинской документации, пояснениям свидетелей, результатам проверок, проведенных профильными ведомствами, например, Росздравнадзором или региональными органами здравоохранения. Решение принимается по совокупности всех полученных доказательств. 

Пациент vs врач: врачебные ошибки глазами юриста

Фото: pixabay.com

— На что в суде может рассчитывать пациент, а на что врач?

— Если в результате врачебной ошибки врач был осужден по уголовной статье, то его вина считается доказанной, и это является основанием для взыскания ущерба. Такие гражданские иски подаются в рамках того же уголовного процесса, до момента окончания судебного следствия, и разрешаются после вынесения обвинительного приговора, кроме случаев, когда виновное лицо находилось в состоянии аффекта, душевной болезни или отправлено на принудительное лечение.

Когда же действия врача не являются уголовно наказуемыми, доказать вину врача в обычном гражданском иске, предъявляемом, кстати, не к самому врачу, а к учреждению, где он работает, гораздо сложнее. Это потребует существенных финансовых и временных затрат. Гражданский процесс более состязательный. В нем на стороне пациента не выступает государственное обвинение. Таким образом, если пациент утверждает, например, что та или иная процедура ему была проведена врачом неправильно, то он должен сам представить соответствующие доказательства. Для этого и нужна квалифицированная экспертная оценка, которую, как отмечалось ранее, не всегда можно получить безвозмездно. При положительном для пациента исходе компенсация, на которую следует рассчитывать, состоит из возмещения материального и морального вреда.

Материальный ущерб рассчитывают, исходя из многих факторов, таких как потерянные доходы из-за неспособности работать в период болезни, расходы на лечение, потребовавшееся для исправления ошибки врача, материальные затраты на экспертные заключения и многое другое, поэтому конкретную среднюю сумму, взыскиваемую с клиник, назвать сложно. Моральный ущерб является сравнительной новой формой компенсации и тоже оценивается очень субъективно, в зависимости от причиненных пациенту нравственных страданий. Средняя сумма взыскиваемого морального ущерба на текущий момент составляет порядка 50 тысяч рублей. Также можно взыскать судебные расходы (госпошлина) и расходы на судебного представителя.

Куда более незавидной является ситуация с правами врача. Хотя врачебную ошибку доказать непросто, тем не менее врачи гораздо хуже защищены от последствий различных судебных разбирательств с пациентами и правоохранителями. Так, если вина врача в результате будь то уголовного расследования, будь то гражданского процесса не доказана, то, к сожалению, у врача имеется не так много механизмов для получения компенсации затраченных средств и перенесенных переживаний.

В гражданских исках, если врач является частнопрактикующим и пациент обращался с иском непосредственно к нему, можно взыскать с истца судебные расходы и расходы на представителя. В остальных случаях, поскольку иски предъявляются не к врачу, а к медучреждению, все права по взысканию судебных расходов принадлежат самой клинике. 

По факту уголовного дела, которое по тем или иным причинам не привело к осуждению врача, у последнего теоретически есть право подать иск о компенсации вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов, но лишь при условии, что такие действия являлись очевидными злоупотреблениями. Сам факт уголовного преследования нельзя назвать противозаконным: даже если впоследствии вина врача не подтвердится, следователи, при наличии признаков преступления, обязаны провести соответствующую проверку в силу закона. 

Остается только указывать на несправедливость такого положения дел, ведь работа врача и без того является стрессовой, а зарплаты в государственном здравоохранении, мягко говоря, нельзя назвать завышенными. Что уж говорить про случаи, когда подследственного медицинского работника, у которого могут быть семья и дети, заключают под стражу. С большим сожалением следует отметить, что в России пока не получило распространение страхование гражданской ответственности врача, лишь некоторые клиники и независимые профсоюзы, например, «Альянс врачей», делают это. А уголовная ответственность не страхуется в принципе.

Существенно может снизить риски возникновения проблем с законом вступление медицинских работников в различные профессиональные ассоциации и профсоюзные объединения, которые все больше уделяют внимания правовой защите своих членов. Эти организации работают со специалистами как медицинского, так и юридического профиля и способны регулярно оказывать квалифицированную правовую поддержку врачам непосредственно в процессе трудовой деятельности и во время проводимых ими образовательных мероприятий, чтобы снизить саму вероятность привлечения врача к ответственности за врачебную ошибку. В западных странах членство в профессиональных ассоциациях и профсоюзах — один из главных критериев правовой защищенности медицинского работника. 

Источник ➝

Лишние соски у мужчин и женщин: опасны ли «шутки природы»?

Вся невероятная, непостижимая сложность, с которой устроен наш организм, становится еще непонятнее, когда вдруг что-то сбивается в тонких настройках и рождаются необычные дети. С хвостиками, которых не предусмотрено по «утвержденному проекту». С чрезмерным количеством зубов, которые не помещаются в челюсти. С лишними пальцами. Или с лишними сосками. А иногда и с целыми дополнительными молочными железами.

Как, почему и где появляются дополнительные соски, что с ними делать и чем они опасны или полезны, рассказывает MedAboutMe

Полителия и полимастия: статистика и исследования

Полителия и полимастия: статистика и исследования

Это случалось всегда. И у женщин, и у мужчин время от времени обнаруживались дополнительные соски на теле.

В стародавние времена считалось, что это очень хорошо, так как свидетельствует о мощной производительной силе у мужчин и о повышенной плодовитости у женщин. И, надо сказать, иногда это косвенно подтверждалось. Известно, например, что жила в 19 веке во Франции некая женщина, у которой дополнительная грудь с соском располагалась на левом бедре. И когда появился ребенок, то молоко появилось не только там, где и у всех кормящих матерей, но и в дополнительной груди. Что оказалось весьма кстати, так как одним ребенком дело не ограничилось и женщина родила еще четверых. И кормила своих деток всеми тремя грудями.

А вообще статистика весьма разноречива во всем, что касается полителии (лишних сосков) и полимастии (добавочных грудей). По одним данным, полителия встречается у 1% женщин и 2% мужчин. Исследователь О. Ляйхтенштерн, первым детально описавший это явление в конце 19 века, указывал иные цифры: всего 0,2%. С этим согласны венгерские ученые, проводившие исследования намного позже. По их подсчетам, в Венгрии полителия есть у 0,22% жителей страны. В Израиле насчитали 2,5% у еврейских детишек, и 4,7% — в арабских семьях. В США чернокожие малыши рождаются с полителией в 1,63% случаев, а белые — в 0,6%. В Германии насчитали 5,6% людей, которым природа подарила больше сосков, чем остальным.

А в Японии женщины обогнали мужчин: 5% носительниц сверхнормативных сосков против 1,6% носителей.

Почему-то располагаются добавочные соски чаще на левой стороне тела.

Один из первых исследователей полителии, финский физиолог Юрьё Каява, предложил классифицировать лишние соски по 8 категориям, основываясь на их строении.

К первой категории Каява отнес случаи, когда имеется практически третья грудь, имеющая не только сосок с ареолой, но и железистую ткань под ним. В третью категорию он поместил случаи, в которых на теле обнаруживается только ареола с тканью молочной железы, к которым сосок не прилагается. В пятую попали сосок с ареолой, но без желез. Чаще всего ддети рождаются с добавочными сосками шестой категории: без железистой ткани и ареолы, только собственно соски.

Формирование сосков на стадии эмбриона, в первые недели беременности

Расположение сосков имеет некоторые закономерности, но соблюдаются они не всегда.

Все начинается примерно на 4-й неделе. К этому сроку у эмбриона формируется внешний зародышевый листок, из клеток которого впоследствии разовьется нервная система и кожа. На четвертой неделе беременности на этом листке эктодермы немного утолщаются два продольных участка, которые называются «молочными», или мамиллярными линиями. На пальцах есть папиллярные линии, а тут вот образуются мамиллярные. Тянутся они от подмышечных впадин к паховым складкам. Они становятся все более толстыми, но потом прекращают развитие и исчезают, оставляя после себя только железистую ткань груди и соски в положенных местах. А иногда и в неположенных тоже.

Как правило, третий сосок располагается ниже «правильных», на мамиллярной линии. В 13% случаев — выше сосков «из базовой комплектации», в частности — в области подмышечных впадин. Их может быть 1, 2 и более, и располагаться они могут не только на «молочных линиях», но и на самых разных частях тела: на шее, предплечьях, бедрах и стопах, на спине, на половых органах, на лице и в промежности.

Во время беременности и лактации под действием гормонов добавочные соски могут начать болеть и даже выделять молоко.

Рождение ребенка с полителией: чем грозит?

Рождение ребенка с полителией: чем грозит?

Сам по себе дополнительный сосок довольно часто воспринимается как косметический недостаток, и поэтому их удаляют.

Но если под соском располагается железистая ткань, вероятность появления проблем возрастает по мере взросления и созревания. Потому что железа, где бы она не находилась, подвержена влиянию гормонов: она может набухать, болеть, выделять молоко при беременности.

Но самое опасное — как и в обычной груди, в дополнительной железе может образоваться раковая опухоль.

О чем еще стоит подумать в случае рождения ребенка с полителией?

Если произошло нарушение в формировании сосков и молочных желез, могли также произойти нарушения и в развитии других органов и систем, зачатки которых закладываются в этот же период.

Есть данные о том, что полителия связана с повышением риска расстройств функций мочеполовой системы и почек. Отмечалась также связь с патологиями зубной системы, генодерматозами и более высоким риском развития рака мочевого пузыря, простаты и яичка, аденокарциномы почки и некоторых других патологий.

Поскольку полителия и полимастия до сих пор изучены недостаточно, остается много вопросов, на которые пока нет ответов. Стоит обследовать ребенка по мере взросления, чтобы не пропустить появления тревожных симптомов.

Удаление лишних сосков обычно не проводят ранее 18 лет. Но решение принимается в индивидуальном порядке. Некоторые живут с добавочными сосками всю жизнь, ничуть не страдая от этого. Известен, например, случай, описанный в 1980 году: на внутренней стороне бедра пожилого мужчины имелось жировое образование с дополнительным соском, очень напоминавшим по виду нормально сформированную женскую грудь. Мужчина от операции отказался, сказав, что «эта штука не мешает». На тот момент пациенту было 74 года.

Хотя полителию относят к редким патологиям, добавочные соски — не такая уж редкость. Известно, что третий сосок есть у Лилли Аллен, Билла Пакстона, Тильды Суинтон. А если вы напряжете память, то, вполне вероятно, вспомните более или менее заметные странные образования на теле кого-то из знакомых. Иногда даже сами носители считают их родинками или чем-то вроде бородавок.

Сам по себе дополнительный сосок не опасен. Но его появление может сигнализировать о том, что на определенном этапе внутриутробного развития произошел сбой, который мог затронуть не только формирование молочных желез и сосков, но и других органов.

Отмечается, например, что у обладателей лишних сосков некоторые болезни почек и мочеполовой системы встречаются на 12% чаще, чем у людей с нормальным количеством сосков. Это не означает, что каждый человек с полителией обязательно столкнется с болезнями почек. Но ему стоит обращать больше внимания на свое здоровье и не пренебрегать профилактическими осмотрами. Включая, кстати, и консультации маммолога. Особенно, если в наличии имеется не только сосок, но и участки железистой ткани под ним.

Картина дня

))}
Loading...
наверх