"После реанимации. История из жизни"

Многие писали и спрашивали, куда пропал, что случилось, почему не отвечаю... 
беда, как известно, не приходит одна. История с падением получила развитие... в виде гемотомы мозга с тяжёлыми последствиями . Ничего пока не закончилось - ещё в больнице. В субботу перенёс тяжелую операцию с трепанацией черепа... 
пишу это просто, чтобы всем ответить разом. Извините, кому не ответил - сейчас это электронное общение отнимает много сил...

Ужасы:
Знаете что страшно? Даже если вам повезло и Бог спас вас послав талантливого и светлого нейрохирурга - ещё надо пережить реанимацию.

.. на каждый тезис найдётся куча оправданий почему все так, мол людей мало, зарплаты маленькие а правила статистикой написаны .

После операции я поступил в реанимацию , в сознание пришёл после наркоза почти моментально , такова специфика моего организма , но дело было к ночи и уставшим на сутках «сестрам» церемониться не хотелось.. мне зафигачили дозу седативного, привязали к койке руки и долго в палате никого не было...

Что это за вещество, мне потом сказали кажется неореланиум или как-то так. Каков он для человека в сознании ? Это кома организма . Нельзя даже глазами пошевелить , но мозг мой был в полном сознании. В рот мне воткнули дыхательные трубки. Один нюанс у меня от гемотомы очень сильно сопли шли и горло постоянно забивалось ... я учился выходить из этой комы по чуть-чуть сначала шевелить глазами, потом пальцами ног потом кистями рук , плечами.. процедура преодоления комы занимала примерно час... в правом запястье у меня титановая пластина и мне так больно вывернули руку что боль была нестерпима ... в довершение ко всему ноги мне сначала сложили крест накрасит из-за чего они горели и затекли ... с дыхательной трубкой даже стонать невозможно... когда сестра заходила в бокс, я старался пошевелить ногами сильно и руками обратить на себя внимание.. знаете что получал ? Новую дозу неореланиума на третий раз сестра прочистила горло со словами ну и сопливый гад, а когда с пальца упал индикатор пульса и сработала сигнализация подошла ударила кулаком в плечо а во второй раз в лицо и сказала «с*ка будешь мне ещё мешать»...

Рядом со мной лежала очень старая женщина которую материли и били несколько раз «с*ка, чтоб ты сдохла на рентгене» в довершение примерно ночью сестра заявила «я пошла спать, пошли все нах*й...» никто не обращал внимания на орущие индикаторы давления на всех койках... всем было пох... через очередной час пришло сообщение о том, что идёт линейная проверка и никто не должен спать...

Снова стали ходить. Мой организм настолько измотался, что я отчаялся. Но утром когда закончилась смена «две добрые» души уходя сказали «а давай мы его свяжем покрепче за*бал он..» и ещё крепче затянули. Новой смене на мои муки было все равно. тут меня на Кт повезли я языком кое как вытолкнул часть трубки чтобы хоть что-то сказать, но увидев это сестра попыталась вставить назад ее - не получилось ... вытащила я надеялся успеть что-то сказать но горло обессилило ... знаете что она сделала ? Воткнула в горло марлевый кляп и часть трубки... я надеялся что пока будут везти на кт меня отвяжут но хрен там. Ко мне подходил реаниматолог со словами Юрий я понимаю что вы устали от трубки подождите несколько часов и я уберу ее.. подождать не удоломь когда в боксе никого не было минут сорок а Часы на стене я видел начался острый приступ рвоты, нос залило, марля слиплась и стала приваливаться в пищевод , никого нет.. зашла сестра записала показатели мочи в пакете котектора и ушла... я понял, что это конец. Последнее, что сделал - задержал дыхание и стал левой рукой ощупывать узел ... чудом, пока меня возили на кт он немного ослаб. Примерно с пятой попытки за минуту я смог его развязать и вытащить все это дерьмо изо рта ... освободил вторую руку. Тут же сработала сигнализация дыхательная. Нарисовались - вы зачем это сделали это опасно. Бл**ь я умирал ! 
Были и другие сцены, например, когда сестры водили ко мне других глянь какие у моего зубы хорошие, а ему 42!...

мне не стыдно все это рассказать, это им с этим жить!

Якобы связанные руки это для защиты пациентов, но два человека на два бокса и когда подолгу никого нет это п**дец. Такое отношение - это ужас.... потом меня как «стабильного» пациента отвезли в коридор в реанимации .... минута молчания .... и с новым пациентом повторилась история, как со мной связанные руки трубка и рвота. На его счастье зашла уборщица которая стала орать помогите...

Были и другие истории и плохие и светлые ... знаете зачем это рассказал ? Не для лайков и комментариев «бедный Юра».... следите за своими родными, контролируйте ВСЕ. Будьте готовы ко всему!

Моя история ещё не окончилась , но благодаря Любимой и Божьей помощи я могу сейчас рассказать вам, как бывает , в 21 веке, в Москве...

Я не знаю, зачем у нас строят новые космодромы и мосты, когда системы здравоохранения НЕТ... кому все это нужно ?

А ещё хочу пройтись по курильщикам ... вы эгоистичные с*кины дети... с одной ногой, на костылях , колясках как угодно поползёте в мужской туалет чтобы пососать этот кусок дерьма. Вообще право впше, но открытые окна сквозняки , лежат люди с астмой , заходятся кашлем , кругом эта вонь ... да пофиг, что не оборудовано , вы просто НЕ уважаете других людей... ну если так хочется, что ж вы с костылями на лифте на первый этаж на улицу не поедете ?...

Любви вам, Мира и Здоровья!

На изображении может находиться: 1 человек, борода, шляпа и часть тела крупным планом
Юрий Бушин
Источник ➝

«Отрада» и трагедия Николая Склифосовского: история жизни великого врача

Николай Склифосовский

Николай Склифосовский © / Commons.wikimedia.org

«Нужно было слушать мужа, нужно было уехать. Кругом бродят бандиты, ищут каких-то  заговорщиков против советской власти. Господи, как же страшно! А если они придут сюда? Нет, нужно было уезжать!» – Тамара Терская вышла на веранду огромного, непривычно пустого дома.

«Что я говорю! А как же мама! Она бы просто не перенесла переезда за границу. Стронуть ее с места – все равно что убить. Какая же я трусиха! Нам нечего бояться, мы не имеем никакого отношения к заговорам.

К тому же у нас есть бумага, подписанная их любимым Лениным. Там черным по белому написано, что на нашу семью репрессии не распространяются. Нет, об отъезде не может быть и речи!» – молодая женщина вздрогнула. Из сада были слышны пьяные крики и лошадиное ржание. Пробольшевистский отряд под командованием Бибикова въехал в имение Яковцы.

Командир уже несколько минут рассматривал документы. Две женщины, молодая и пожилая, жались друг к другу. По дому бродили грязные оборванные люди, ругаясь, они выбрасывали вещи из шкафов и сервантов. Один из них ткнул пальцем в портрет отца. Командир взглянул на картину, с которой смотрел человек в генеральском мундире. «Кто это?» – спросил Бибиков. «Это портрет отца, он умер 15 лет назад, он...», – Тамара не успела договорить. Кто-то ударил ее в лицо прикладом. «Генеральская дочка? В расход!» – коротко приказал Бибиков.

Ночью крестьяне похоронили истерзанные тела женщин. Кто-то, проходя через гостиную, на минуту задержался около портрета. «Прости, барин, не уберегли», – пробормотал бородатый мужик и вышел из комнаты. Строгое лицо генерала странно смотрелось рядом с грудами переломанной мебели. Впрочем, военным человек на портрете никогда не был. Генеральское звание было пожаловано ему как фронтовому врачу. Николай Васильевич Склифосовский видел не одно сражение. И в каждом из них он старался победить. Победить смерть.

Блестящая карьера

Николай Склифосовский родился 6 апреля (25 марта по старому стилю) 1836 года близ города Дубоссары в Херсонской области. Отец Николая, Василий Павлович Склифосовский, несмотря на свое дворянское происхождение, давно обеднел и жил очень просто. Служил письмоводителем в карантинной конторе и еле-еле сводил концы с концами, чтобы прокормить жену и 12 детей. Положение семьи ухудшалось с каждым годом, денег не хватало даже на самое необходимое, и на семейном совете было решено отдать младших детей в приют. Так Николай оказался в Одесском доме для сирот. Закончив гимназию с серебряной медалью, он поступил в Московский университет. Педагоги и руководство института были просто очарованы трудолюбием студента-отличника, и вскоре был выпущен приказ «О помещении воспитанника одесского приказа общественного призрения Николая Склифосовского на казенное содержание».

После окончания медицинского факультета 23‑летний врач вернулся в Одессу и вступил в должность ординатора хирургического отделения одной из одесских больниц.

Карьера молодого врача шла как по маслу. В 27 лет он уже защитил докторскую диссертацию, с ним работали такие известные доктора, как Иноземцев и Пирогов. Имя Склифосовского звучало и за пределами России. Стажируясь за границей, он познакомился с ведущими врачами Европы. Его доклады на Европейских хирургических съездах неизменно вызывали живейший интерес коллег.

А вот в личной жизни все было не так гладко. Любимая жена хирурга Елизавета Григорьевна умерла от тифа, едва отметив свой двадцать четвертый день рождения. В семье осталось трое детей. Казалось, все кончено. Он, подающий надежды врач, не смог помочь даже собственной жене. Зачем тогда нужно было учиться, зачем он сутками торчал в операционной, если все это не могло спасти Лизу?

Но постепенно чувство вины и бессилия начало отступать. Николай Склифосовский женился во второй раз. Софья Александровна служила гувернанткой в их доме, и стоило ей появиться в детской, как комната наполнялась шумной возней, радостными криками и смехом. Постепенно Николай Васильевич начал понимать, что молоденькой гувернантке удалось стать другом не только двум его сыновьям и дочери, но и ему самому.

Дружба переросла в любовь, а их брак оказался на удивление прочным и счастливым. Софья Александровна понимала мужа с полуслова, умело управлялась с хозяйством и никогда не делала различий между детьми покойной Елизаветы Григорьевны и своими (в их браке появилось еще четверо малышей). Вместе с Николаем Васильевичем они пережили несколько семейных трагедий. Их сын Борис умер в младенчестве, а его брат Константин не дожил до 17 лет из-за туберкулеза почек.

На войне как на войне

В 1876 году уже ставший известным в медицинских кругах Николай Склифосовский отправляется в Черногорию в качестве хирурга-консультанта Красного Креста. Вспыхнувшая вслед за беспорядками на Балканах русско-турецкая война призывала Склифосовского в российскую армию.

Плевна. Подводы с ранеными приходят одна за другой. Николай Склифосовский сутками не выходит из операционной. За время боев через его руки прошло более 10 тысяч раненых. Софья Александровна, которая последовала на фронт за мужем, вспоминала: «После трех-четырех операций кряду, часто при высокой температуре в операционной, надышавшись за несколько часов карболкой, эфиром, йодоформом, он приходил домой с ужаснейшей головной болью, от которой отделывался, выпив маленькую чашечку очень крепкого кофе». Операции приходилось проводить под вражеским огнем, крики раненых заглушались грохотом канонады, а врачи рисковали жизнью не меньше бойцов на передовой. Софья Александровна, чтобы поддержать силы мужа, во время нескончаемых операций вливала ему в рот по нескольку глотков вина.

Многие из тех, кто участвовал в сражениях Русско-турецкой, остались живы лишь благодаря Николаю Васильевичу. Разработанный им «замок Склифосовского» позволял соединять раздробленные кости, а впервые внедренная им дезинфекция инструментов и операционного поля в разы снизила смертность.

Возвращение

После окончания войны Николай Васильевич заведовал кафедрой хирургии и был деканом Московского университета, затем семья перебралась в Петербург, где Склифосовский был назначен директором Клинического Елепинского института усовершенствования врачей и заведующим одним из хирургических отделений этого института. Благодаря ему в России регулярно проводились хирургические съезды, куда съезжались знаменитые врачи со всего мира. Авторитет Склифосовского в медицинском мире стал по-настоящему непререкаемым.

Все оборвалось из-за трагедии, случившейся с сыном великого хирурга Владимиром. Будучи студентом Петербургского университета, молодой человек увлекся политикой и вступил в террористическую организацию. Было получено задание – убить полтавского губернатора Катеринича.

Катеринич был старым другом семьи Склифосовских, Владимир с детства видел, как этот веселый добродушный «дядька» пьет чай в их украинском имении в Яковцах и ведет длинные беседы с отцом и матерью. Выполнить такое задание Владимир не мог. Признаться товарищам в том, что испытывает теплые чувства к «классовому врагу», он тоже не сумел. Единственным выходом ему представлялось самоубийство.

После смерти сына Николай Васильевич практически отошел от дел и поселился в Яковцах, недалеко от Полтавы. Раньше имение называлось «Отрада», но после смерти Владимира Склифосовский запретил называть дом этим именем.

В 1904 году Николай Склифосовский скончался от инсульта. Почти сразу после его смерти пришло известие о гибели его сына Николая во время боевых действий в Русско-японскую войну. Еще один сын Склифосовского Александр сгинул в Гражданскую.

Жена и дочь Тамара были зверски убиты большевиками в собственном доме. Из всех семерых детей великого хирурга до пожилого возраста дожила только старшая дочь Ольга. Сразу после революции она эмигрировала из России.

Популярное в

))}
Loading...
наверх