Свежие комментарии

  • Танюшка Мелентьева
    ну теперь и эти таблетки по рецепту сделают!а то что попасть ко врачу бл..ть не реально.про это ничего не пишут.я пью...Боль - и друг и в...
  • Ирина Пушкарева
    Правильно, перед тем, как удалять бородавки надо с врачом советоваться. Кто, как не врач, знает, какие средства самые...Можно ли избавить...
  • Игорь
    Могут! Сначала узи, это же простейшая процедура."Тайная мудрость ...

Биологическая бомба

Тысячи россиян умирают от гепатита С и не знают об этом. Как им помочь?

304

Фото: Unsplash

В этом году впервые за последнее столетие все заговорили об инфекциях. Самой популярной темой стала теория искусственного происхождения COVID-19. Вторая в рейтинге — Нобелевская премия за исследования в области гепатита С. Что объединяет эти вирусы кроме топовых мест в поисковых выдачах? Смертельная опасность. Оба вируса вносят серьезный вклад в структуру смертности. И лучшая стратегия защиты на сегодня — это их уничтожение и предотвращение дальнейшего распространения. Если с COVID-19 появилась определенность — вакцины, то с гепатитом С остается много вопросов. О том, кто может и почему не хочет предотвратить огромное количество смертей пациентов с гепатитом С — в материале «Ленты.ру».

Тихий убийца

Гепатиты В и С — одна из главных биологических угроз, опасность которой официально признана в мире и в России. От гепатита В сейчас в обязательном порядке прививают всех детей. Это пока единственный и очень эффективный способ борьбы с этой инфекцией. А вот гепатит С до последнего времени оставался за бортом внимания государства и общества в нашей стране. На недавнем XI Всероссийском конгрессе пациентов вирусные гепатиты стали одной из центральных тем.

Участники экспертного совета по вирусным гепатитам говорили о том, что С-инфекции (так все чаще называют болезнь врачи) в России практически не уделяется внимания.

Вирусный гепатит С — это инфекционное заболевание, по которому достоверной статистики не существует. Предположительно каждый 30-й россиянин болен гепатитом С

Этим вирусом можно заразиться и в юности, и во взрослом возрасте, набив тату, посетив стоматолога... К факторам риска относятся контакты с зараженной кровью или ее частичками на плохо обработанных инструментах. В зоне риска обычные благополучные люди, чаще всего в возрасте от 20 до 50 лет.

Биологическая бомба

Фото: Globallookpress.com

Вирусные гепатиты уносят почти столько же жизней, что и туберкулез или ВИЧ, привел на конгрессе данные Антон Мозалевских, эксперт Всемирной организации здравоохранения. А отложенное лечение и тестирование из-за эпидемии COVID-19 может привести к дополнительным почти 14 тысячам смертей в Европе до 2030 года.

В России официально от гепатита С умирают около 17 тысяч человек в год. Неофициально — в разы больше. Вирус «бьет» по слабым местам организма и в 2-3 раза повышает риск смерти от сердечно-сосудистых, нефрологических, онкологических и многих других заболеваний. Врачи должны тестировать на гепатит С всех пациентов с хроническими заболеваниями, однако этого не делается, говорит профессор Вячеслав Морозов.

В соответствии с рекомендациями ВОЗ, в странах где распространенность гепатита С превышает два процента, тестирование на антитела к гепатиту С должно быть предложено всем взрослым людям хотя бы раз в жизни, и чаще, если они относятся к группам риска

Отсутствие тестирования и симптомов, кроме разве что немотивированной слабости, иногда небольшого повышения температуры тела, легких болей в животе, делает вирус гепатита С «тихим убийцей» — дает ему все возможности медленно убивать беспечную жертву.

Лечение — есть

В 2020 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине получили вирусологи Харви Дж. Олтер, Майкл Хоутон и Чарльз М. Райс за открытие вируса гепатита С. Именно их работы, опубликованные в 1975-1997 годах, позволили создать методы проверки донорской крови и значительно снизить риск заражения гепатитом. Все это так или иначе привело к разработке и внедрению лекарств, позволяющих быстро и просто избавиться от серьезной биологической угрозы.

Биологическая бомба

Фото: Sharon McCutcheon / Unsplash

Гепатит С может стать единственным инфекционным заболеванием, от которого человечество избавится без помощи вакцинации. За последнее десятилетие были разработаны препараты прямого противовирусного действия (ПППД).

Просто (в таблетках), быстро (два-три месяца в среднем) и безопасно (минимум побочных эффектов) они с результативностью, приближающейся к 100 процентам, борются с вирусом

Сейчас они повсеместно и активно используются.

По словам Антона Мозалевскиса, в Европе как минимум 200-300 тысяч пациентов в год получают лечение, в основном в Западной Европе: Испании, Италии, Великобритании. Есть и менее богатые страны, вставшие на путь элиминации.

В России используется большинство препаратов для лечения хронического гепатита С. Однако количество вылеченных пациентов в десятки раз меньше новых зарегистрированных случаев болезни. Согласно исследованию общественной организации «Коалиция по готовности к лечению», в 2019 году терапию гепатита С в России за счет бюджета получали менее 0,5 процента от общего оценочного количества пациентов c хроническим гепатитом С (3,5-4 миллиона). В национальном проекте «Здравоохранение» гепатиты — не выделены, социальных мер на улучшение ситуации с профилактикой и лечением вирусных гепатитов также не заявлено.

Несмотря на то что частота регистрации новых случаев гепатита С в РФ постепенно снижается, количество пациентов, которым требуется лечение, растет, говорит Владимир Чуланов, главный внештатный специалист по инфекционным болезням Минздрава РФ.

«Сейчас больные гемофилией зачастую умирают не от основного заболевания, потому что обеспечены антигемофильными факторами свертывания крови, а от цирроза печени, связанного с гепатитом С. И это трагедия, — говорит Юрий Жулев, сопредседатель Всероссийского союза пациентов, президент Всероссийского общества гемофилии. — И трагедия вдвойне, когда есть лечение. Мы еще можем понять, когда медицина бессильна. Но когда есть лечение этого тяжелейшего заболевания, мы должны объединить усилия для того, чтобы предоставить всем нуждающимся доступ к качественной медицинской помощи».

Экономить нельзя инвестировать

Когда наши близкие серьезно заболевают, мы готовы на все, лишь бы спасти их жизни. Гепатит С убивает. И виноваты в этом не только чиновники, скрытность болезни, ее опасность. Каждый из нас несет ответственность за нежелание знать, тестироваться и даже лечиться. По данным врачей и общественных организаций, пациенты даже с установленным диагнозом гепатита, пропадают из поля зрения врачей. При зарегистрированных 1,7 миллиона, в регистре Роспотребнадзора сейчас находятся всего 638 тысяч пациентов.

Биологическая бомба

Фото: Globallookpress.com

Главная причина «нелечения» — дороговизна препаратов, твердят кругом. По данным «Коалиции по готовности к лечению», средняя стоимость курса терапии прямыми противовирусными препаратами составляет от 274 до 413 тысяч рублей в зависимости от того, какие препараты входят в схему.

В свою очередь «Научно-исследовательский финансовый институт» министерства финансов России (НИФИ) попробовал оценить бремя гепатита С в России. По расчетам экономистов, в среднем лечение 1600 больных («официальных» пациентов, болезнь которых подтверждена самым точным анализом ПЦР) обойдется чуть больше 600 миллиардов рублей. Один из авторов исследования, советник гендиректора НИФИ Николай Авксентьев подчеркнул, что прибыль государства от помощи гражданам на ближайшие 30 лет можно оценить не только в эфемерных категориях этичности, но и во вполне осязаемых цифрах. Например, в среднем в год 17 тысяч больных гепатитом С умирают от цирроза и рака печени, и если их спасти, то можно получить прибавку к ожидаемой средней продолжительности жизни в 0,17 года. За 30 лет это составит почти 3,5 процента. Экономические потери в год от преждевременных «гепатитных» смертей оцениваются примерно в 5,6 миллиарда рублей.

«Ошибочно считать, что если не лечить больных, то и расходов никаких у государства не будет, — объясняет профессор кафедры организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики Сеченовского университета, доктор экономических наук Андрей Куликов. — Получается, что эти сотни миллиардов рублей будут выкинуты на помойку».

В Сеченовке построили модель «нелечения» больных гепатитом. В нее вошли 1600 пациентов, у которых наличие гепатита С подтверждено официально. В первые годы болезни они действительно не предъявляют никаких жалоб, многие не обращаются к врачу. Однако по мере того, как их самочувствие будет ухудшаться (а рано или поздно это произойдет со всеми), затраты на них будут расти. По расчетам, убытки государства за 30 лет игнорирования больных гепатитом могут составить 1,4 триллиона рублей (608,5 миллиарда рублей в «будущих» ценах, с учетом дисконтирования).

То есть лечение гепатита С в два-три раза дешевле его нелечения!

Не сами виноваты

«Медицинская помощь — это не только доступ к лекарствам», — подчеркивает руководитель общественной организации «Вместе против гепатита» Никита Коваленко. — Это еще и профилактика, скрининг, диагностика, постановка на учет».

На горячую линию организации обращается много пациентов в слезах, которые только-только узнали о своем заболевании и не знают, что делать дальше. «Им кажется, что жизнь кончилась, — продолжает Коваленко. — Часто не имеют представления о логистике пациентов с гепатитом и сами врачи. Причем не только непрофильных специальностей — терапевты, гинекологи, окулисты. Но даже инфекционисты, которые вроде бы должны курировать эту патологию».

Биологическая бомба

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Опрос посетителей сайта «Вместе против гепатита» показал, что больше половины пациентов узнали о своей болезни случайно — когда самостоятельно сдавали анализы для плановой госпитализации, по беременности, для участия в донорской программе. Из тех, кому впервые озвучили результаты положительного теста, 49 процентов вообще не получили никакой информации о дальнейших действиях. А из тех, кому что-то рассказали, удовлетворились консультацией всего 13 процентов. Еще восемь процентов сказали, что полученные сведения оказались недостоверными.

В результате 10 процентов пациентов после положительного теста вообще не стали обращаться к врачу, 12 процентов были в специализированном учреждении, где лечат гепатиты — всего раз. И в течение последних пяти лет так там и не появлялись. Треть пациентов наблюдается в поликлиниках по месту жительства и даже не подозревают о том, что также «в списках» не значатся. Дело в том, что специфика организации помощи больным гепатитами предполагает их наблюдение в специализированных Центрах по гепатиту. В обычных районных поликлиниках лечения нет. Главный инфекционист Челябинской области Ольга Сагалова поясняет,

что из-за отсутствия национальных критериев оценки медицинской помощи по гепатитам, сегодня каждый регион на свое усмотрение устанавливает объем помощи

При этом набор услуг даже в соседних областях может существенно отличаться.

В Челябинской области для пациента бесплатны не только препараты, но и вся диагностика. Но поскольку проект финансируется из местного бюджета, денег не так много. Хватает лишь на самых тяжелых пациентов, которые в ближайшее время могут умереть. При этом здоровье «легких» пациентов за время ожидания в очереди ухудшается.

«В Челябинской области мы должны лечить 2717 пациентов в год (чтобы достичь планов ВОЗ по ликвидации вируса к 2030 году), — рассказывает Ольга Сагалова. — В этом году из бюджета средств на это выделяется как никогда много — 226 миллионов 400 тысяч рублей. Но, к сожалению, этого все равно недостаточно. За эти деньги мы пролечим около 500 пациентов. А мы еще каждый год выявляем 1600 новых пациентов».

Челябинск считается передовиком в лечении гепатитов. Во многих других регионах ситуация значительно хуже.

Приличные люди

«Не нужно думать, что гепатит — исключительно болезнь маргиналов, — предупреждает руководитель движения «Вместе против гепатита» Никита Коваленко. — Это касается абсолютно всех». Заразиться можно в обычной бытовой ситуации: маникюр, отдельные виды эпиляции (особенно в домашних условиях), лечение зубов у стоматолога, пирсинг, различные медицинские манипуляции нестерильными инструментами, гастро- и колоноскопия и прочее.

Заведующая отделением педиатрической гастроэнтерологии, гепатологии и диетологии клиники «ФИЦ питания и биотехнологии», профессор РНИМУ им. Н. И. Пирогова Татьяна Строкова предупреждает, что за последние десять лет с 28 процентов до 38 увеличилось количество детей, инфицированных от больных матерей.

Сопредседатель Всероссийского союза пациентов, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев лично заинтересован в том, чтобы диагностика и лечение гепатита С стали доступными. По его словам, об этом мечтают многие сообщества пациентов с хроническими заболеваниями. «Это и онкология, и гемофилия, и связанные с гемодиализом и другие, — перечисляет он сообщества, члены которых связаны с необходимостью постоянных медицинских инвазивных вмешательств. А значит, особенно рискуют подхватить вирус. — То есть у нас много пациентских организаций, для которых гепатиты вроде бы непрофильные, однако они ждут, когда в стране появится доступное лечение».

Биологическая бомба

Фото: Александр Попов / Unsplash

Сам Юрий Жулев почти всю жизнь прожил с гепатитом, был инфицирован еще в детстве. По его словам, среди больных гемофилией старше 20 лет гепатитом С заражены до 60 процентов. «Сейчас мы теряем ребят из-за гепатита, — констатирует Жулев. — В России такой статистики нет, но по зарубежным данным гепатит вышел на второе место в качестве основных причин смертности среди больных гемофилией».

Что делать?

Побороть вирусные гепатиты можно, только уничтожив их полностью — такой вердикт вынесла в 2016 году Всемирная организация здравоохранения

Все страны-участницы ВОЗ согласились с решением и начали внедрять программы элиминации, чтобы достичь необходимых целевых показателей к 2030 году. Российские чиновники тоже регулярно заявляли с «высоких трибун», что с гепатитами В и С надо бороться, как с социально значимыми инфекциями, относящимися к биологическим угрозам.

Как заявил в своем выступлении на экспертном совете заместитель министра здравоохранения РФ Олег Гриднев, лечение гепатита С — одна из приоритетных задач министерства здравоохранения России, потому что это социально значимое инфекционное заболевание является тяжелейшим бременем, оказывает влияние на здоровье населения нашей страны и вносит вклад в снижение средней продолжительности жизни за счет развития цирроза печени и других осложнений.

Замминистра подчеркнул, что одна из основных задач в этом направлении — обеспечение россиянам справедливого доступа к комплексной профилактике, тестированию и лечению от хронического гепатита С

В ходе обсуждения проблемы на экспертом совете пациентские организации обратились в Минздрав с требованием начать работу над национальной стратегией по ликвидации вирусных гепатитов в России. Выступая с приветственным словом на Конгрессе пациентов, замминистр здравоохранения Олег Гриднев поддержал предложение.

Избавит ли это Россию от гепатита — пока не ясно. Но очевидно, что без необходимых мер эта «тихая» биологическая бомба может взорваться и нанести большой урон.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх