Свежие комментарии

  • Светлана Гаврилова
    Спасибо мудрой женщине за прекрасные стихи ,очень жизненные ,потрясающие !Вот 27 «таблеток ...
  • Тамрико БЕЛОУСОВА
    Интересная информация!!!Картинки: Нескуч...
  • Владимир Лисуков
    Уважаемая Диана! Бог выдуман людьми, а высший разум, создавший вселенную с множеством галактик существует. Хотелось б...ИИ предсказал зак...

«У меня рак всего»: что такое киберхондрия и почему мы так любим ставить себе диагнозы, начитавшись интернета

Если вас так и тянет узнать из интернета побольше симптомов разных болезней и поставить себе какой-нибудь диагноз, это само по себе может быть симптомом. Такую нездоровую тревогу о здоровье называют киберхондрией: она — одна из разновидностей ипохондрического расстройства. Рассказываем, что она собой представляет, откуда берется и как с ней быть.

Доктор Гугл, скажите

Закашлялся сосед в маршрутке? Это точно коронавирус, завтра я заболею — так думает тревожный пациент и торопится домой, чтобы погуглить симптомы.

Для поиска медицинской информации в интернете даже придумали специальное слово — «киберхондрия». Это вариант ипохондрии — тревоги о здоровье, которая подпитывается страшными историями о болезнях на форумах или сомнительных сайтах.

Почитал немножко про головную боль — и вот сидишь за компьютером в слезах, что у тебя рак мозга. А на похороны никто не придет!

По данным «Яндекса», здоровье — одна из самых популярных тем для поиска: более 7,5 миллиона запросов каждый день, более 5 тысяч раз за минуту. Треть из них о симптомах и болезнях. Однако, если вам свойственно тревожиться о здоровье, это первое, от чего стоит отказаться.

304

Этот вид тревожности не нов. Герой повести Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки», написанной задолго до появления интернета, пришел в библиотеку, чтобы «навести справку о пустячной болезни», и в итоге обнаружил, что у него уже два месяца холера, а через две недели обострится анемия.

Он прошелся по всему медицинскому справочнику и нашел у себя симптомы абсолютно всех болезней, кроме родильной горячки.

«Я вступил в этот читальный зал счастливым, здоровым человеком. Я выполз оттуда жалкой развалиной».

Примерно то же происходит с нами, когда мы обращаемся к всесильному доктору Яндексу или гениальному доктору Гуглу. Приходим с сомнениями, а выходим с убежденностью, что у нас рак всего.

Бывает и так: у родственника дальнего друга обнаружили рак желудка — и вот у вас уже болит живот.

Звезда умерла от рака мозга — и вы вспоминаете, что в последнее время голова у вас болела как-то слишком часто.

Китаец кашлянул в маршрутке — вы больше не ездите на этом транспорте. Юрий Дудь снял фильм про ВИЧ — и, если у вас был хоть один незащищенный контакт, вы решаете, что инфекция у вас точно есть. В этом вы не одиноки: после выхода фильма резко вырос спрос на экспресс-тесты для определения заболевания.

С одной стороны, это прекрасно: провериться полезно. Но если вы хотите делать это каждую неделю, паникуете, что в ближайших аптеках нет теста, а перед сном не забываете погуглить, сколько вам осталось жить до того, как разовьется СПИД, то у нас для вас плохие новости. Вы провалили другой экспресс-тест — на ипохондрическое расстройство.

Со мной точно что-то не так

Основой для ипохондрии является убеждение, что человек должен быть абсолютно здоров. А здоровье — это отсутствие любых ненормальностей. Если вы часто тревожитесь о здоровье, то наверняка занимаетесь следующими увлекательными вещами:

  • изучаете свое тело на наличие пятнышек, покраснений, прыщиков, родинок, припухлостей, болезненных точек или прислушиваетесь к внутренним ощущениям и звукам, постоянно замечаете что-то подозрительное;
  • проверяете, не появились ли новые аномалии (и они появляются!);
  • обсуждаете с друзьями или родственниками, всё ли с вами в порядке, а потом идете к другим друзьям, чтобы они тоже это подтвердили;
  • ищете медицинскую информацию в интернете — не только о своем диагнозе, который вам уже поставил врач, но и о потенциальных, которые вы у себя подозреваете;
  • навещаете врачей чаще, чем друзей, или наоборот — вообще не ходите к врачам годами, потому что боитесь узнать «страшную правду».

«Нет, я-то не ипохондрик, я просто разумный и ответственный», — думает тревожный человек.

Это убеждение — одна из важных особенностей тревожности: пока мы думаем, что она для нас полезна, помогает быть более мотивированным или говорит о нашей ответственности, мы позитивно подкрепляем ее существование и даже усиление.

Я что, настолько безответственный, чтобы ни о чем не тревожиться? Тревожиться просто необходимо, чтобы быть хорошим и ответственным человеком. Поэтому нужно постоянно проверяться, чтобы исключить любые заболевания.

Постоянные самопроверки вгоняют нас в замкнутый круг тревоги. Когда мы проверяемся, то чувствуем уменьшение тревоги и думаем: о, это работает, стало меньше тревоги! На следующий день мы снова тревожимся — ура, теперь мы знаем, как ее снизить. Провериться еще раз!

Заметьте: тревога приходит не тогда, когда вы точно знаете, что у вас рак, — скорее всего, вы будете испытывать в этот момент грусть, злость или какую-то другую эмоцию. Тревожность связана с ощущением неопределенности и неготовности ее принять. Вы хотите убрать любые сомнения и полагаете, что проверки помогут. Это ловушка: у вас всё равно не будет гарантий, что между проверками ничего не произошло.

Так же неэффективны и заверения знакомых: один человек подтвердил вам, что с вами всё в порядке, но ведь это не стопроцентная гарантия. Поэтому обсуждения болячек с другими людьми продолжаются.

Другое убеждение, которое провоцирует нашу тревожность, — это желание держать всё под контролем. Оно помещает нас в центр мира и возносит на пьедестал: мы настолько сильны, что, если как следует постараться, сможем контролировать абсолютно всё. Однако нам постоянно приходится сталкиваться с неопределенной реальностью, и это порождает тревожность. Поэтому приходится напрягаться всё сильнее.

«У меня рак всего»: что такое киберхондрия и почему мы так любим ставить себе диагнозы, начитавшись интернета

Кроме того, имеет смысл проверить себя на склонность к грандиозности. Согласно опросам ВЦИОМ, каждый третий житель России занимается самолечением. Запросы о симптомах и лечении — одни из самых популярных в «Яндексе». Мы не доверяем врачам и лезем в справочники. Но что мы о себе возомнили? Врач учился 6 лет в вузе, потом в ординатуре, постоянно посещает семинары и проходит аккредитации, но никогда не ставит диагноз с ходу — а тут мы залезли на 10 минут в интернет и сразу всё поняли.

Мешает нам и наше представление о том, каким должно быть нормальное, здоровое тело.

Если приемлемо только абсолютное отсутствие любых нестандартных проявлений, шумов и болей, это перфекционизм — одна из самых распространенных когнитивных ошибок.

Но откуда у нас представление, что должно быть именно так? С чем мы сравниваем? И почему, если врач говорит: «Ничего страшного», мы сразу же записываем его в шарлатаны?

Даже если наш организм издает звуки, которые отличаются от обычного состояния, это не обязательно означает, что с ним что-то не так. Вспомните свой типичный день: вы просыпаетесь утром, завтракаете, едете на работу, работаете, едете обратно. Но вот однажды вы попали в пробку. Или проспали на 20 минут дольше и не успели позавтракать. Значит ли это, что жизнь разрушена? Нет, все эти отклонения вписываются в норму. Всё хорошо, поводов для переживаний нет.

В теле постоянно что-то происходит: клетки делятся, белки расщепляются, лейкоциты с кем-то борются.

Кровь течет, сердце бьется, нервы передают сигналы, выбрасываются гормоны, вырабатывается слюна, воздух залетает в легкие, оттуда тело забирает кислород. В теле идет много процессов вне нашего осознанного контроля. И мы не знаем, как это должно происходить, не чувствуем и не можем контролировать всё это. Но можем смириться с этими процессами. Почему тогда одно необычное ощущение требует столько внимания?

Фокус внимания — это крючок, который затаскивает нас в тревожную петлю. Например, обычно в течение дня мы не слышим тиканье часов, но в тишине, когда ложимся спать, оно может казаться почти оглушительно громким и отвлекать от сна. Стрелки не стали тикать громче — дело лишь в нашем внимании. То же самое с ощущениями и шумами в теле — всё зависит от фокуса внимания.

В русском языке даже есть специальное слово — «прислушиваться». Мы слышим что-то, но не четко. А потом прислушиваемся (то есть собираем всё свое внимание усилием воли) и слышим лучше. Это же происходит и с телом — и в наших силах не раскачивать маятник.

Есть и обратная ловушка, связанная с вниманием, когда мы смещаем фокус, чтобы избегать тревоги. Цикл в этом случае такой: вы читаете что-то в интернете и переносите свое внимание с физических ощущений на текст, поэтому становится чуть легче. Как будто если вы будете знать больше симптомов, то вероятность пережить инфаркт уменьшится. Но стоит отойти от компьютера — и тревога снова с вами.

Поэтому мы не отлипаем от экрана: читать про ужасные болезни не так страшно, как прислушиваться к подозрительным ощущениям в теле.

А еще тревога может усилить ваше сердцебиение, и тогда вы будете ощущать себя на краю смерти — а дело может быть просто в неправильной интерпретации. Зато пока вы читаете, у вас есть иллюзия контроля. Именно поэтому нас так тянет бесконечно читать о симптомах. Но когда вы знаете, что это лишь усиливает тревожность, вы можете управлять своим поведением и выбирать что-то более продуктивное.

Кстати, киберхондрию поддерживает и само устройство сети, которое буквально раскручивает нашу тревожность.

Почитали про боль — держите 10 рекомендуемых статей про рак, вот блоги умирающих, а завтра на вас настроят рекламу медцентров, целителей или гробов.

Так что лучше не надеяться на силу воли и суперспособность не замечать контент, который вам показывают, а следовать правилам цифровой гигиены и не читать то, что для вас неактуально.

И помните: если все-таки зашли в «Яндекс» почитать про медицину, используйте только проверенные научные ресурсы — там вероятность манипуляций максимально снижена. Зато статьям маркетологов или копирайтеров «5-рублей-за-килознак» точно верить нельзя: их цель — расшатать вас и заманить на прием.

Когда на каждом втором сайте рекламщики пишут, что в случае головной боли вам нужно срочно идти к врачу и это похоже на рак мозга, сложно не поддаться паникерским настроениям. Хотя на самом деле статистика в России вполне оптимистична: частота обнаружения опухоли мозга всего около 0,00023% , а злокачественных из них вообще только 30%. То есть очень, очень малая часть головных болей — это серьезное заболевание.

А теперь вспомните своего врача. Представьте, что он так же, как и вы, к любой жалобе относится пессимистично, каждого человека отправляет проверяться на рак мозга или легких — и так сотни раз в месяц. На всякий случай. Если бы вы знали о такой статистике, то сочли бы его не профессионалом, а скорее мошенником, который старается навязать пациентам больше услуг и диагностик. Так что когда вам кажется, что ваши неидеальности — просто катастрофа, вы становитесь похожи на такого врача. Кстати, ипохондрики на 30% больше тратят на медицину.

Тревожность-мать

Ипохондрией принято называть переживания о наличии соматического, то есть телесного заболевания, которого на самом деле нет. То есть человек убежден, что что-то не так с его телом, а не с головой. Поэтому большинство ипохондриков не идут к психологу, только 30% доходят до терапии и еще меньше ее завершают.

Идея, что все болезни у нас в голове, кажется оскорбительной, потому что обесценивает опыт, который переживает пациент. Боли реальные, а не выдуманные, так зачем идти к психологу?

Во-первых, часто психосоматику ассоциируют со статьями на сомнительных сайтах в духе «горло болит, потому что не можете высказать то, что хотите сказать» или «ноги болят, потому что вы не хотите идти к своей цели». Нет, это не работает, и когда невролог отправляет вас к психологу, он имеет в виду совсем другое.

Во-вторых, у большинства людей, страдающих от чрезмерного беспокойства за свое здоровье, есть и другие проблемы: депрессия, ОКР, генерализованное тревожное расстройство, панические атаки или жалобы на физическое состояние. Чтобы справиться с тревогой за здоровье, придется проработать и другие проблемы, если они есть.

И в-третьих, если мы больше узнаем о природе и физиологии тревоги, то лечение болезней тела с помощью психотерапии перестает казаться таким уж нелогичным. Чувство тревоги эволюционно обосновано: это такой аларм на случай опасности. Мозг подает телу знак, что нужно подготовиться к столкновению с угрозой.

Тревога отличается от страха: боимся мы чего-то конкретного, а тревогу вызывает неопределенность (поэтому вместе с тестами на тревожность ваш психолог может предложить вам определить уровень толерантности к неопределенности). А раз непонятно, что за угроза, лучше подготовиться ко всему: и драться, и бежать, и притворяться мертвым. Поэтому в состоянии тревоги мы чувствуем, что сердце бьется быстрее, мышцы напрягаются, выступает пот, а дыхание учащается, потому что легкие насыщаются кислородом.

Тело избавляется от лишнего — например, от еды в желудке, отсюда тошнота или даже понос в особенно тревожные моменты.

Организм приходит в состояние боевой готовности, которое сопровождается закономерными изменениями в теле. А дальше в дело вступает наш мозг: столкновения с угрозой нет, а ощущения есть, поэтому их нужно как-то интерпретировать. И вот с этим возникают проблемы, которые могут довести нас до панической атаки.

«У меня рак всего»: что такое киберхондрия и почему мы так любим ставить себе диагнозы, начитавшись интернета

Мы прислушиваемся к ощущениям, интерпретируем их неправильно, тревожимся еще больше — и ощущения становятся сильнее. Порочный круг! Важно, что тревога вызывает изменения не только на уровне мыслей (в когнитивной сфере), но и на уровне поведения и физиологии. Поэтому именно когнитивно-поведенческая терапия работает с тревожными расстройствами лучше других подходов психологической помощи.

К сбою системы, которая отвечает за продуктивную тревогу, приводят когнитивные искажения.

  • катастрофизация — мы уверены в негативном исходе события;
  • черно-белое мышление — видим либо положительные, либо отрицательные черты;
  • эмоциональное обоснование — оцениваем происходящее или объясняем свои действия на основании сиюминутных эмоций;
  • предсказание судьбы — делаем выводы о будущем на основании не фактов, а своих страхов и комплексов;
  • негативное мышление — мы склонны к возражениям и видим в основном негативные стороны;
  • отрицательный фильтр;
  • обесценивание положительных моментов;
  • навешивание ярлыков и др.

Все эти когнитивные искажения загоняют нас в один или несколько так называемых циклов тревоги. Наиболее наглядную модель ипохондрических циклов предложил оксфордский профессор клинической психологии Пол Салковскис.


1. Катастрофическая интерпретация: новая родинка появилась — это рак кожи, сердце бьется — это инфаркт. Хотя на самом деле родинки появляются всё время, а сердце забилось сильнее, потому что вы разволновались или нагрузили себя физически.

Как это работает: вы находите симптом — интерпретируете как угрозу — испытываете тревогу — симптом усиливается — цикл начинается заново.

Что делать: проработать когнитивные искажения и не читать страшилки о здоровье в интернете.


2. Фокус внимания: вы постоянно прислушиваетесь к ощущениям и ищете новые отклонения.

Как это работает: вы обнаружили симптом — испытываете тревогу — фокус внимания на ощущения в теле — симптом усиливается.

Что делать: учиться управлять вниманием, перестать проверять свое состояние регулярно, делать это только по общему установленному графику (например, профилактических визитов к врачу раз в полгода достаточно).


3. Защитное поведение — посещения врачей, различные действия, призванные защитить от опасностей (например, перчатки от микробов или избегание посещений туалета в общественных местах).

Как это работает: симптом — тревога — поиск гарантий или нейтрализующее поведение — толерантность не формируется — новый симптом запускает новый круг сомнений.

Что делать: продолжаем прорабатывать когнитивные искажения, тестируем поведенческую технику «экспозиция» — учимся принимать неопределенность мира.


4. Здоровье как отсутствие симптомов — идеалистическое представление о том, каким должно быть тело и ощущения.

Как это работает: обнаружение симптома, мысль «со мной что-то не так» — тревога — любые телесные проявления интерпретируются как симптомы.

Что делать: продолжаем прорабатывать когнитивные искажения. Не применяем перфекционистские аффирмации типа «я абсолютно здоровый человек» для преодоления тревоги: они раскачивают еще больше, поскольку идеал недостижим.


Но что, если вы действительно заболели? Да, об этом обязательно нужно помнить. Однако продуктивная тревога предписывает вам действия. Если вы услышите пожарную тревогу в здании, вы не будете сидеть, бояться и представлять, как вы умрете, слушать вой сирены и оценивать шансы: учебная тревога или я все-таки сгорю? Вероятнее всего, вы просто побежите к выходу, чтобы спастись. Так что, если вы думаете, что больны, пропускайте этап чтения симптомов и сразу идите к врачу.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх