Свежие комментарии

  • Галина К
    Гороховая каша. До сих пор помню эту жуть и как я и ещё один пацан над нею сидели.... И кисель. До сих пор его не люб...Ложечку за маму! ...
  • Виктор Иванов
    Единственно не понял, Кабаев на втором или третьем снимке.Происхождение мен...
  • Андрей Тимохин
    Подача сигнала в привычном для человека образе, зашифрованный не "прочитаем"Вы это уже видели...

«В условиях ада». Как я развозила лекарства ВИЧ-инфицированным

304

Илья привез лекарства и продукты нуждающемуся ВИЧ-положительному челябинцу. © / Из личного архива

COVID-19 изменил жизнь россиян. Людям с хроническими заболеваниями, пожилым, имеющим слабый иммунитет, крайне не рекомендуется выходить из дома. А как быть тем, кому это необходимо? Например, ВИЧ-инфицированным, которые должны ездить в центр борьбы со СПИДом за антиретровирусной терапией? Выход один: им должны привозить ее на дом. Челябинск первым в стране выступил с этой инициативой.

«Всё нормально у меня. Муж работает, я давно на пенсии, — нас встречает женщина лет 55-58 в легком домашнем халате. — Давайте, подпись поставлю. Хорошо, что привезли, а то и ехать далеко, и деньги тратить». Женщине 57 лет, она ВИЧ-инфицированная, и мы с сотрудниками челябинского Центра по борьбе со СПИдом только что привезли ей запас препаратов на два месяца.

Лекарства с доставкой на дом

Мы с психологами челябинского Центра по борьбе со СПИДом Ильей Ахлюстиным и Ириной Бутенко ездим по адресам, чтобы доставить больным препараты. Я удивлена, что далеко не все ВИЧ-инфицированные счастливы и рады получить терапию на дом. Некоторые из них принимают лекарства так, как будто делают одолжение. Другие не отвечают на СМС и звонки.

Третьи просят отдать родственникам. Четвертые игнорируют вызов домофона и телефонный звонок.

Сотрудники объясняют: конечно, главное — привезти препараты самым уязвимым категориям. Это маленькие дети, молодые мамы и горожане старше 65 лет. Почти всех пожилых уже обеспечили.

Я предполагаю, что последних, очевидно, единицы. «Как бы не так, — говорит Илья. — У нас все ВИЧ-положительные старшего возраста идут в списке 65+. Мы сначала взяли эти данные и сами удивились: тех, кому за 70, даже 75, много, очень много. Объезжали их достаточно долго, несколько недель».

Лекарства разложены по непрозрачным пакетам, чтобы соседи не увидели названия.

Лекарства разложены по непрозрачным пакетам, чтобы соседи не увидели названия. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Садимся в личный автомобиль волонтера. Транспортом и бензином СПИД-центру помогает общественная организация «Есть мнение». Разумеется, лекарства и их доставка для больных полностью бесплатны. Главное условие при развозе терапии — никаких брендированных машин. Абсолютное большинство ВИЧ-положительных свой диагноз скрывает — от друзей, родственников, соседей, коллег. Поэтому препараты привозят якобы не от Центра СПИДа, а от аптеки. «Доставка интернет-заказа на дом», — отвечают психологи любопытным, которые спрашивают, что же в плотных черных пакетах.

Заболел в 75

«Одной бабульке завезли препараты, — рассказывает Ахлюстин. — А она благодарит и говорит: как хорошо, что приехали, я прям нищенствую, ни копейки денег, без хлеба сижу даже, да и выйти боюсь. Мы смотрим: а у нее дома правда шаром покати. Вышли на улицу, сгоняли в магазин, купили немного продуктов на свои деньги. А потом благотворительная организация по борьбе со СПИДом выделила нам помощь для нуждающихся. Мы развезли хорошие продуктовые наборы пожилым. Никаких справок о доходах не спрашивали, конечно. Смотрим — люди бедно живут, вручаем вместе с терапией. Стараемся помогать по-человечески. Если лежачий — элементарно воды приносим к кровати таблетку запить».

Помимо лекарств пожилые люди получили продуктовые наборы.

Помимо лекарств пожилые люди получили продуктовые наборы. Фото: Из личного архива

Пока едем на первый адрес, психологи рассказывают о тех, кому привозят препараты. Например, пожилая челябинка, которой принесли и продукты, и лекарства, перешагнула 80-летний рубеж. А заразилась от супруга, когда ей было 65. Мужа уже нет в живых, а она принимает терапию и чувствует себя не хуже ровесниц с ВИЧ-отрицательным статусом. Вот только живет небогато: пенсия мала.

Илья заходит в подъезд к больному, отказавшемуся выйти на улицу.

Илья заходит в подъезд к больному, отказавшемуся выйти на улицу. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Я удивляюсь: да, ВИЧ-инфекция давно вышла из среды маргиналов и переместилась в популяцию обычных людей, но заражения в таком почтенном возрасте?

«Это еще не самое изумительное, — рассказывает Илья. — Привезли на неделе препараты одному дедку, ему 83 года. Разговорились, смотрю, хочет пообщаться. Я его спросил, каким путем он получил ВИЧ-инфекцию? Дед говорит, заразила гувернантка, которая ему во внучки годится. Он сдает внаём несколько домов, человек в общем-то не бедный, а поддерживать порядок в них некому. Нанял молодую девушку за деньги, чтобы мыла и прибиралась, а она стала проявлять к нему знаки внимания. Дед зовёт ее гувернанткой, но я понимаю, что девушка была домработницей. Потом мадемуазель призналась хозяину жилплощади, что встречалась с ВИЧ-положительным наркоманом, и, вероятнее всего, заражена сама и заразила его. Мужчина проверился — так и есть».

Счастливы вместе

Мы заезжаем в дебри Металлургического района. Старые ветхие дома. Почти пустые улицы. В 11 часов дня большинство людей на работе. В этом районе проживают в основном рабочие заводов.

Илья звонит по телефону и предлагает молодым людям спуститься вниз. Мы привезли препараты семейной паре. Минут через 15 из видавшей виды двери подъезда показываются два человека, похожих на скелеты — настолько они худые. Всё тело мужчины увито синими татуировками. Оба кое-как продирают глаза: волосы растрепанные, их качает из стороны в сторону. Возможно, пара находится под воздействием каких-то веществ или еще не отошла от алкоголя. Ахлюстин говорит им, что на их участок возвращается врач, которая принимала раньше, девушка на глазах веселеет: «О, привет ей от меня, моя любимая врачиха». У девушки голубые накладные ресницы и заплывшие глаза. Она объявляет, что им пора идти, показывает паспорт, расписывается в получении лекарства и хватает за локоть спутника. Кажется, отпустит — и рухнет.

«Наркоманы, депутаты, меценаты»

Мы садимся в машину и едем дальше. Сотрудники в фирменной одежде, масках и перчатках. В машине невыносимо жарко: на Южный Урал пришла жаркая весна. Я онемела от только что вышедшей пары. Психологи не понимают моего изумления: они привыкли ко всему.

Некоторые ВИЧ-инфицированные не ходячие, им приносят терапию прямо к кровати.

Некоторые ВИЧ-инфицированные не ходячие, им приносят терапию прямо к кровати. Фото: Из личного архива

Машина останавливается около дома неподалеку. «Бывает больше ада», — смеётся Илья. В правильности слов убеждаюсь буквально через несколько минут.

Мы выходим в очередном дворе и направляемся к подъезду. И тут появляется странная пара молодых людей. Один, высокий, матерится на весь двор. Прохожие вжимают головы в плечи и спешат побыстрее пройти мимо.Мужчина бежит к пожилой женщине и, выкрикивая оскорбления, выдергивает у неё из рук сумку. Я в ужасе: вызывать полицию? От соседки узнаём, что этот молодой человек — сын женщины. Она человек добрый и сердечный, медсестра на пенсии, но продолжает делать всем знакомым уколы и капельницы, причем бесплатно. Всю жизнь «тянула» сына, но не помогло: тот увлекся наркотиками, побывал в колонии. Недавно освободился и держит в страхе полрайона. «Это тоже наш клиент?» — спрашиваю психологов.

«Да, конечно, но не сегодня, — говорит Илья. — Мы ему уже на днях отдали терапию. Конечно, наркопотребители — это привычные наши клиенты. Впрочем, как и депутаты, и меценаты, и известнейшие в городе медийные личности».

Из подъезда показалась голова мужчины лет 45-50 с огромными синяками под обоими глазами. Ирина протянула ему пакет с лекарствами, взяла в руки паспорт, предложила расписаться в получении. Адресат молча поставил галочку и собрался уходить. «Как переживаете пандемию? Работа есть, на продукты хватает?» — спрашиваю его. «Уволили меня, — отвечает мужчина. — Я человек хороший, но не очень мирный».

Богатые тоже болеют

Садимся в машину, и я спрашиваю, а будут ли сегодня другие люди? Без синяков, не наркопотребители. Может быть, повезёт, и выйдет даже кто-то трезвый? «Никто не знает, — смеётся Илья. — Вот вчера мы ездили по Центральному району, в элитные дома развозили лекарства. Там другие причуды у людей».

Психологи говорят, что ВИЧ-инфицированные ВИПы больше всего на свете боятся, что об их «стыдном» диагнозе узнает кто-то посторонний. Поэтому «шифруются», как могут. Предупреждают консьержей и охрану на въезде во двор, что приедут волонтеры с доставкой продуктов или лекарств из аптеки.

Некоторые ВИЧ-инфицированные просят подняться к ним в квартиру.

Некоторые ВИЧ-инфицированные просят подняться к ним в квартиру. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Позвонили одному человеку, чтобы спускался, мы подъехали и ждем внизу, — вспоминает Илья. — Мы не знаем, кто выйдет, у нас только список в руках. Проходит минут 25 — тишина. Я думаю, наверное забыл наш клиент, уснул. Звоню снова, он отвечает: „Вы же меня разбудили, сейчас себя в порядок приведу и спущусь“. Проходит еще минут 20, и из подъезда выходит один чиновник районной администрации, я его на днях по телевизору видел. Весь расфуфыренный, свежевыбритый, в белой рубашке. Явно не поспешил за терапией, а сначала доделал все свои дела: позавтракал, душ принял, побрился. Взял пакет, ни спасибо, ни до свидания. Прыгнул в машину за три миллиона и был таков. А мы час потеряли на него».

Семён, Ирина и Илья развозят лекарства примерно на десять адресов в день.

Семён, Ирина и Илья развозят лекарства примерно на десять адресов в день. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Как-то сотрудники привезли терапию мужчине, который именно в это время настойчиво искал «закладку» под деревом. Интересуюсь у Ильи, есть ли смысл привозить наркопотребителям препараты? Возможно, они их не принимают? Илья уверяет, что я не права. Многие из них в откровенных беседах рассказывают, что «закидываются» таблетками одновременно с приемом психотропных веществ. Вероятно, поэтому многие всё ещё живы.

Врачи, проводники, воспитатели

На следующем адресе пациентка попросила подняться к ней в квартиру, чтобы соседи не задавали вопросов, кто приезжал. Дом и подъезд старые, но чистые. Квартира уютная, в прихожей светлые обои, на полке дорогая сумка и качественная обувь. На стенах несколько фотографий, женщина везде в окружении малышей. Я понимаю, что мы привезли лекарства воспитателю детского сада.

Нас встречает опрятная симпатичная молодая женщина. Вежливо здоровается, благодарит за то, что избавили от необходимости ехать через полгорода за лекарствами. Говорит, что в пандемию работает, это ее радует.

В регионе есть несколько ВИЧ-инфицированных, которые не уберегли себя от коронавируса.

«Сейчас в Челябинске пять человек имеют ВИЧ-инфекцию и подтвержденный диагноз COVID-19, — рассказал пресс-секретарь челябинского противотуберкулезного диспансера Юрий Авдеев. — Все они, слава богу, живы. Однако врачи предупреждают, что люди с ВИЧ-положительным статусом тяжелее переносят лечение от коронавирусной инфекции, как и все, имеющие хронические заболевания». Значит, развоз лекарств по домам в это непростое время действительно может спасти чьи-то жизни.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх