Свежие комментарии

  • Ritchie Blackmore
    Глупый от Вас комментарий. Дело здесь не в деньгах, тем более вакцину колят бесплатно. Вы не в теме абсолютно.Вакцинация: весна...
  • Аркадий Голод
    Не давайте этим гадам своих денег. Прихватите их с собой на тот свет. Пригодятся.Вакцинация: весна...
  • ирина Ирина
    Очень интересно и познавательно.12 величайших рос...

Мой кот — мои правила: что домашний питомец мог бы рассказать психологу о ваших проблемах

Предположим, вам сложно разобраться в отношениях с родителями, да и живете вы не с ними. Зато у вас есть кот. Присмотритесь к тому, как вы общаетесь с ним: это может стать началом глубокой рефлексии о тех ролях и эмоциональных паттернах, которые «прилепились» к вам в детстве.

Может ли такая простая вещь, как общение с домашним котом, что-то рассказать о такой непростой вещи, как взаимосвязь с родителями? Если отнестись к психологии с некоторой долей юмора, то можно предположить, что наши отношения с близкими существами развиваются по похожему сценарию. Мы можем обижать и третировать кота, намеренно игнорировать, регулярно планировать от него избавиться или просто любить. Давайте проведем аналогии между котиком и родителями, пусть и несколько условные.

Почему мы вообще решили сравнить кота с родителями?

Мы учимся взаимодействию с миром в процессе роста и взросления — через отношения с родителями. Из них мы берем представления о том, что можно, что нельзя, а что нужно.

Детско-родительские отношения — это шаблон всех тех отношений с миром, которые мы будем строить во взрослом возрасте (от него, разумеется, можно отказаться).

В психологии существует понятие переноса (или трансфера), когда человек бессознательно переносит на кого-то чувства, сформированные раньше по отношению к совершенно другому человеку.

Обычно это касается чувств, которые мы испытывали к родителям в раннем детстве. В психоанализе переносу придается большое значение как явлению, оказывающему мощное психотерапевтическое воздействие на клиента.

304

В семье мы учимся определенным ролям, либо дополняя роль взрослых, либо перенимая ее. Например, у деспотичных родителей, вероятнее всего, вырастут либо чрезмерно жертвенные, либо такие же деспотичные дети (эти черты не всегда противоречат друг другу и могут сочетаться в одном человеке).

Самая известная модель распределения ролей в семье — драматический треугольник транзактного анализа, который изобрел Стивен Карпман. Она описывает три привычные роли:

Жертва. Не желает выходить из пассивной роли и призывает спасти ее. Особенность роли в преувеличении беспомощности и избегании ответственности. Если человек прикован к инвалидной коляске и его возможности ограничены, он не обязательно будет исполнять роль Жертвы. При этом вполне здоровый человек может стать ей, если «грустно сложит лапки» в той ситуации, где в силах справиться сам.

Спасатель. Думает, что знает, как другим будет лучше. Эту роль отличает тяга к поиску нуждающейся жертвы, которой он станет помогать: себе в ущерб и чаще всего без запроса. За реализацией модели Спасателя стоит не столько стремление бескорыстно помочь, сколько бессознательное желание заключить контракт «я тебе всего себя, а ты мне — жизнь / любовь / что угодно». Обвинения в неблагодарности — его прерогатива.

Преследователь. Тоже думает, что знает, как будет лучше другим, но действует агрессивнее. Может угрожать, запугивать, проповедовать или прибегать к насилию из искреннего убеждения, что другие это заслужили. Глубоко внутри Преследователь испытывает чувства вины, брошенности и несостоятельности, которые таким поведением пытается компенсировать.

Вот шесть типичных сценариев отношений с усатым питомцем. Они могут навести психолога на предположения о возможных задачах, которые нужно будет решить в процессе вашей психотерапевтической работы.

Вы пинаете кота

Телесные наказания за непослушание, ошибки или выражение злости в детстве могут сформировать убеждение «если я неудобный, значит, я плохой и заслуживаю боли».

Если вам кажется, что «неудобный» кот заслуживает наказания, возможно, так когда-то относились к вам. Такое случается и с людьми, чьи родители часто ранили их психологически, даже словами.

Помните, мы говорили, что дети-жертвы деспотичных родителей могут сочетать в себе черты и Жертвы, и Преследователя, по Карпману? В агрессии по отношению к животному проявляется роль Преследователя. Такие отношения с котом — не обязательно попытка «отыграться», они могут быть моделью поведения с зависимым существом, которую человек перенял от родителей.

Что делать. Присмотритесь к вашим отношениям с окружающими. Часто ли вам кажется, что вас не любят и не ценят? Выводит ли это вас из себя? Возможно, вы застреваете в треугольнике Карпмана и оказываетесь в созависимых отношениях. Не ждите, пока друзья тайно начнут в соцсетях звать вас абьюзером, обратитесь к психотерапевту!

Вы игнорируете кота

Возможно, вы просто очень рассеянны, но если вместе с игнорированием кота вы чувствуете свою власть над ним, то это неглект. Мы уже писали о том, что неглект — оставление зависимого от вас существа без помощи — это форма скрытого насилия. Бездействовать по отношению к тому, кто в вас нуждается, — значит тоже исполнять роль Преследователя.

Вероятнее всего, вы переняли эту стратегию поведения у ранящих или безразличных родителей. Люди, выросшие в таких семьях, иногда «застревают» в иерархической системе координат, где нет равных отношений: власть либо у них, либо над ними. И в отношениях с зависимым существом вроде кота они, очевидно, стоят наверху.

Что делать. Обратите внимание на свои отношения с близкими. Есть ли в вашем окружении люди, рядом с которыми вы чувствуете себя «ниже», чем обычно? Есть ли те, кто вызывает у вас, наоборот, ощущение собственного превосходства? Демонстративная надменность — это обратная сторона ощущения приниженности, способ компенсировать то чувство унижения, которое вы регулярно испытывали рядом со значимым взрослым. Это может быть сигналом к тому, что пора обратиться за помощью.

Вы боитесь любить кота

Возможно, вы игнорируете кота не потому, что рассеянны или упиваетесь его зависимостью от вас, а потому, что сопротивляетесь проявлению нежности или даже боитесь проявить любовь к животному.

Согласно популярной теории привязанности Джона Боулби 1950-х годов, люди, пострадавшие от физического, эмоционального или сексуального насилия на ранних этапах жизни, формируют тревожно-избегающий тип привязанности.

Такие люди боятся быть отвергнутыми, а избегание — желание отдалиться — нужно им для того, чтобы сгладить возможную боль от потери (родителей). Если значимое существо ненадежно, то к его потере стоит подготовиться заранее и на всякий случай ожесточить свое сердце.

Не исключено, что такое отношение переносится и на кота. Возможно, это просто привычная модель поведения, нежели ощутимый страх или выраженные попытки избегать питомца. То есть такой способ взаимодействия с миром — единственный доступный человеку, и как взаимодействовать по-другому, он не знает.

Мой кот — мои правила: что домашний питомец мог бы рассказать психологу о ваших проблемах

Что делать. Если вы узнали в таком «холодном» котовладельце себя, возможно, стоит сфокусироваться на том, чтобы научиться нянчить внутреннего ребенка — ту часть вашей личности, которой не хватает тепла и опоры. Позвольте себе отгоревать разочарование, связанное с тем, что родители уже не смогут дать то, чего вам так не хватает. Обратитесь за поддержкой к близким, которые любят вас и могут обеспечить чувство защищенности. Если в детстве мама не хвалила вас, учитесь хвалить себя сами и ставить себе поощрительные галочки — даже если это кажется глупым.

Если же близких рядом нет, а как дать любовь себе самому, категорически неясно, можно пойти к психотерапевту, который создаст безопасное пространство для проживания детского горя и поможет получить доступ к той родительской любви, которую вы не считывали в детстве. Со временем можно научиться быть для себя тем родителем, в котором вы всю жизнь нуждались.

Вы постоянно хотите избавиться от кота

Желание отдать кота может быть взрослым взвешенным решением по вполне объективным причинам. Но если это повторяющееся спонтанное эмоциональное желание, то здесь можно предположить страх перед необходимостью отдавать другому ресурс из-за его дефицита.

Такое случается с людьми, постоянно испытывающими потребность в любви, выросшими рядом с холодными, слабыми или больными родителями, которые либо «недодали» любви, либо сами в ней нуждались и требовали ее от ребенка.

В этом случае эмоционального ресурса во взрослом возрасте может не хватать: взять его как бы негде, поэтому ни себе, ни коту отдать как бы нечего.

Что делать. То же, что и в предыдущем пункте: учиться заботиться о своем внутреннем ребенке.

Однако в этой ситуации мы также можем иметь дело с человеком с гиперопекающими родителями, которые препятствовали его самостоятельности и отделению. Подобные отношения могут оставлять после себя чувства тревоги и обессиленности. В этом случае можно предположить исполнение роли Жертвы, по Карпману.

Бывает, что, получив наконец контроль над своей жизнью, такие люди совершают импульсивные поступки — например, заводят кота. Если цель поступка — избежать одиночества и чувства бессилия, то цена — ответственность за здоровье и жизнь животного, к которой человек может быть не готов. Возможно, именно поэтому он всё время хочет избавиться от питомца.

Что делать. Здесь стоит сделать акцент на развитие внутренней опоры. Для этого нужно обратиться к тому, что психологи называют ресурсом: это может быть что или кто угодно, например друг, партнер, психолог или успокаивающие занятия, — и с его поддержкой начать приобретать опыт побед, преодоления трудностей и ответственности. Это метод ребенка, который учится ходить: сначала полностью с опорой на кого-то, потом за руку, а дальше — самостоятельно. Укреплять своего внутреннего взрослого нужно постепенно и бережно: выходя из зоны комфорта, погружаться ровно на тот уровень дискомфорта, который вы в силах выдержать и преодолеть без потерь.

Вы достаете кота из его убежища и насильно берете на руки

Если родители относились к вашему личному пространству как к чему-то, куда им всегда открыт доступ: заходили в комнату без стука или рылись в ваших вещах, — это могло сформировать у вас искаженное представление о заботе, когда нарушение личных границ «ради блага» — норма. В драматическом треугольнике вы можете претендовать на роль Спасателя.

Обратите внимание, склонны ли вы давать непрошеные советы или отпускать оценивающие комментарии в адрес тех, с кем общаетесь? Возможно, и для вас, и для окружающих такое положение дел нормально, а если вам сделают замечание, вы спокойно учтете его.

А возможно, что замечание вас заденет и вы сочтете себя оскорбленным благородством, чью помощь не оценили по достоинству. Если это про вас, то стоит насторожиться, так как есть риск создать вокруг себя жизненную драму, сильно пострадать и навредить другим.

Что делать. Поговорите с психологом о том, какое желание стоит за вашим стремлением быть Спасателем и страхом быть не оцененным.

Иногда из-за каких-то событий в детстве человек вырастает с перманентным чувством брошенности, которое может проглядывать в таких мелочах, как попытки достать кота, спрятавшегося в уютном углу.

Порой такие люди в сражении с приватностью кота доходят до настоящего насилия с применением швабры. При этом движет ими не желание навредить, а обида. Так может проявляться привычка бороться за любовь и признание или попытка победить чувство одиночества.

Подобное поведение можно трактовать как отыгрывание роли Жертвы (кот меня бросил), плавно перетекающей в роль Преследователя (я его достану).

Мой кот — мои правила: что домашний питомец мог бы рассказать психологу о ваших проблемах

Возвращаясь к теории привязанности, здесь можно говорить о ее тревожно-устойчивом типе (по-другому его называют амбивалентным). Люди с таким типом привязанности уверены, что рано или поздно их бросят, и могут начать навязываться или постоянно требовать от близких доказательств любви.

Подобная привязанность формируется у детей, которых часто покидал значимый взрослый, в результате чего дети не были уверены, что он окажется рядом, когда будет нужен. Гнев в этом случае либо помогает подготовиться к уходу родителя, либо становится попыткой заранее взять ситуацию под контроль.

Что делать. Если вы обнаружили такие эмоциональные тенденции не только в отношениях с котом, стоит взять паузу и обратить внимание на свое состояние, понаблюдать, как ваши чувства отражаются в теле. Проследите, как за навязчивыми усилиями и гневом скрывается ранящий вас страх быть оставленным. Как и в случае со страхом проявить любовь к коту, стоит сделать упор на нянченье внутреннего ребенка, которому нужны тепло, принятие и поддержка. Никто, кроме вас и вашего внутреннего родителя, не сможет закрыть эту потребность.

Вы любите кота

Не слушайте провокаторов, которые говорят, что если вы живете с котом, а не с супругом и детьми, то с вами что-то не так. Если вы любите кота, вкусно его кормите, вовремя водите к ветеринару, вычесываете и даете ровно столько свободы, сколько для него безопасно, с вами всё нормально!

Универсального чек-листа для проверки происходящего в подсознании человека нет даже у профессиональных психологов и психотерапевтов. Если что-то зацепило вас в этом тексте, обратитесь к специалисту, который поможет вам разобраться в отношениях с родителями в индивидуальном порядке.

😺

Нашли параллели в отношениях с домашним питомцем и предками?

Ссылка на первоисточник
Прошлое и настоящее главного здания Германии

Картина дня

наверх