Свежие комментарии

  • Татьяна Горячева
    Все вранье. Позор. У меня двое родственников умерли после прививки. и 1 болела с тяжелыми осложнениями 70% поражения ...Какие бывают вакц...
  • Ирина Черных
    Уильям Сомерсет, конечно, интересный человек, но семьдесят лет - это не старость, тем более для людей творческих проф...Уильям Сомерсет М...
  • сергей Русский
    настоящий ЧЕЛОВЕЧИЩЕЗолотые слова Пет...

«Нам почти 30, и мы носим одинаковую одежду»: как растят здоровых близнецов в эпоху индивидуализма

В наши дни на свет появляется втрое больше близнецов, чем 40 лет назад: каждые 42-е роды в мире многоплодные. Среди причин ученые называют популярность ЭКО, а также увеличение среднего возраста женщин, ожидающих первенца. Вместе с тем на смену коллективистской культуре постепенно приходит индивидуалистская, что сказывается и на воспитательном процессе. Если раньше отношения неразлучных сестер и братьев считали эталоном человеческого взаимопонимания, то современные психологи называют такой прочный союз патологией. Журналистка Лиза Мороз узнала, с какими травмами живут советские близнецы и что сейчас делают родители сиблингов, чтобы вырастить здоровое поколение.

Многоплодная беременность бывает разной. В одном случае на свет могут появиться двое детей, а в другом, например, шестеро. Но куда больший интерес для биологов представляет «качественная», а не количественная характеристика этого явления, так что для начала разберемся с терминами, которые многие путают.

Близнецы вместе растут в утробе матери и появляются на свет в один день. Они могут быть моно- и дизиготными, которых также часто называют двойняшками. Такие эмбрионы формируются в результате оплодотворения сперматозоидами двух яйцеклеток матери.

Они бывают и однополыми, и разнополыми, могут иметь похожие внешность и характер — или, наоборот, совершенно разные.

Монозиготные сиблинги — это результат оплодотворения сперматозоидом одной яйцеклетки. Раньше ученые считали, что набор генов у таких людей идентичен и они, соответственно, во всём похожи друг на друга как две капли воды: внешность, интересы, поведение и т. д.

Но исследование 2021 года, опубликованное в Nature Genetics, выявило ряд генетических мутаций у одного из эмбрионов уже на этапе формирования, и эти различия сохранятся после рождения.

Также считается, что монозиготные близнецы из-за их генетического набора не могут быть разнополыми. И в большинстве случаев это действительно два мальчика или две девочки. Но бывают и полуидентичные братья и сёстры, которые разделяют 100% материнских генов и, например, 78% отцовских.

304

Кроме того, на развитие человека влияют и внешние факторы, такие как питание, стресс роженицы и др. Нейропсихиатр и автор книги «Близнецы: от плода к ребенку» Алессандра Пионтелли выяснила, что они могут изменить условия внутриутробной среды. И тогда, например, один из монозиготных сиблингов будет получать больше питательных веществ, чем его брат или сестра, что отразится на их физическом состоянии (скажем, первый малыш родится более крупным) и поведении. А Манель Эстеллер из Национального центра рака в Мадриде обнаружила, что по мере взросления у близнецов накапливаются несовпадения в эпигеноме. Например, чем меньше времени они проводят вместе, тем больше между ними различий.

Культурная уравниловка

Однако в обществе к однояйцевым сиблингам чаще всего относятся как к природным клонам с идентичным генетическим набором. Считается, что не только между монозиготными близнецами с одинаковой внешностью, но и между совершенно не похожими друг на друга двойняшками существует мистическая неразрывная связь.

Корни этого стереотипа уходят в древние мифы об Аполлоне и Артемиде, Геракле и Ификле, Ромуле и Реме. Тогда верили, что близнецы есть неделимое целое, они чувствуют друг друга на расстоянии и способны обмениваться мыслями чуть ли не телепатически. Божественные путы связывали даже извечных антагонистов, росших в одной утробе.

Особое отношение к близнецам сохраняется и в наши дни — вспомнить хотя бы фильмы о сестрах и братьях — пранкерах, одинаковые пуховики и шапки и едва различимые на слух имена Маша и Даша. Почти идентичные люди приковывают к себе всеобщее внимание, а их идеальным отношениям завидуют, ведь каждому хочется иметь рядом человека, который будет понимать его на сто процентов и останется с ним навсегда.

Дочки и сыночки в одинаковых шапках

Под влиянием этой легенды сложились стратегии воспитания близнецов и двойняшек. Во-первых, одевать детей в идентичные наряды — веселая практика, которая помогает собирать лайки в инстаграме. Да и впоследствии соблюдение этого ритуала тоже может принести известность (у тикток-близняшек Кати и Насти 5,1 млн фолловеров). Во-вторых, покупать одинаковые игрушки, водить очень похожих детей на одни и те же кружки и вообще воспринимать их как одного человека проще и менее энергозатратно.

Фитнес-близняшек Лизу и Настю растили именно так. Всё детство они были неразлучны: вместе сидели за партой, ходили на танцы и носили один комплект учебников на двоих. Мама и папа считали их единым целым, называли не по именам, а просто «дочки», ругали и хвалили обеих независимо от того, кто из них отличился.

Сейчас 26-летние девушки по-прежнему не разлей вода: живут рядом, одинаково одеваются и питаются, строят общий бизнес и довольны таким положением дел.

А вот 22-летних Аню и Таню Гринь, у которых было похожее детство, подобная уравниловка не устраивала. Родители девочек много работали, и их времени и любви хватало только на то, чтобы базовые потребности дочек были удовлетворены. Так что Аня и Таня развлекали друг друга и старались быть послушными. А повзрослев, решили, что будут максимально разными людьми, чтобы их перестали наконец сравнивать.

«Нам почти 30, и мы носим одинаковую одежду»: как растят здоровых близнецов в эпоху индивидуализма

Слом воспитательной системы

Сестрам Гринь пришлось пережить немало ссор и целые месяцы молчания, прежде чем каждая из них избавилась от сомнений и начала осознавать себя как отдельную личность. Чтобы избежать такого сценария, современные детские психологи всё чаще говорят о том, что любых сиблингов нужно изначально воспринимать как разных людей.

Например, заведующий лабораторией возрастной психогенетики Психологического института РАО Сергей Малых в книге «Я или МЫ: как растить близнецов» советует:

— Подбирать близняшкам разные по звучанию имена и обращаться к каждому индивидуально.
— Одевать их в разную одежду и давать возможность самостоятельно выбирать вещи.
— Водить в разные секции и покупать разные игрушки, которые подходят под интересы каждого ребенка.
— Поощрять разницу в поведении детей и подчеркивать разницу их точек зрения.
— Чаще хвалить их, но не одновременно и за разные поступки. Наказания также стоит «распределять» индивидуально.
— Находить время на каждого из них по отдельности и проводить его по-разному, чтобы их способности определялись и формировались не на примере брата или сестры.

Детский психолог Никита Карпов подчеркивает, что перечисленные советы позволяют избежать психологических травм: «Если родители хотят, чтобы их дети вели себя одинаково, то нередко реагируют негативно на разного рода „отклонения“ от этого „стандарта“. В итоге у ребенка развивается целый букет психологических проблем: от невротической попытки доказать маме и папе, что его можно любить и таким, до поверженной самооценки, ведь он „недостаточно хорош“».

Правила современных родителей

Мама 6-летних Арсения и Прохора Ольга тщательно готовилась к появлению двойняшек: подписалась на тематические блоги, читала книги и еще до их рождения знала, что будет поощрять разницу между братьями. И всё же повела повзрослевших мальчиков на футбол в надежде, что это занятие понравится обоим: «Арсений всю игру ковырял пальцем сетку на воротах, а Прохор бегал и веселился. Конечно, одна секция — это глоток свободы для родителей. Но я поняла, что Арсений будет страдать, и он больше не ходит на футбол, а занимается с репетитором, пока Прохор гоняет мяч. Это сложно, но лучше перестрадать, чем потом услышать в свой адрес претензии от детей».

Ольга знала, что сравнение братьев может навредить их психике, но всё же ставила одного другому в пример, потому что хотела, чтобы Арсений был таким же послушным, как Прохор.

В результате он из спокойного ребенка превратился в булли и начал бить детей в школе.

Мама повела его на прием к психологу, где выяснилось, что мальчик всё это время хотел привлечь внимание родителей и показать им, что он круче брата: «На столе лежали игрушки, и психолог попросил Арсения выбрать членов нашей семьи. Он нашел папу — усатого демона с оружием, меня — маленькую Машеньку, большого и сильного себя и микроскопического братика. В тот момент я поняла, что Арсений хотел быть лучше Прохора, потому что я всё время сравнивала его с ним — и допустила огромную ошибку. Теперь мы стали уделять ему больше внимания, чаще говорим, какой он крутой. И прямо на наших глазах ребенок очень изменился: раньше Арсений не давал себя целовать и сразу вытирался, никогда не выражал своих чувств к нам, а сейчас каждые пять минут повторяет: „Мамочка, я тебя люблю“».

Микрокомьюнити с собственным языком

Помимо психологических проблем, у близнецов иногда возникают сложности с развитием, добавляет Никита Карпов: «У детей, которые замыкаются друг на друге и говорят на одном языке, чуть медленнее формируются речевые и коммуникативные навыки, поэтому так важно социализировать близняшек, и желательно по отдельности».

Тот же совет дает советский и российский психолог Нина Талызина в книге «Природа индивидуальных различий: опыт исследования близнецовым методом»:

«Близнецы с самого раннего возраста не пользуются системой понятий, сложившейся в обычном языке, а сами создают так называемый „автономный“ язык.

Очень важно, чтобы родители, несмотря на домашние заботы, чаще общались с детьми, разговаривали с ними „нормальной“ речью, читали книги, рассказывали сказки».

Мама Арсения и Прохора утверждает, что им не нужны друзья: «Они всегда находят, чем заняться: либо подерутся, либо поиграют в войнушку, в прятки, — а в школе тусуются вдвоем, в этом большой плюс».

Но есть и минусы. Во-первых, Ольга замечает, что социализация у братьев идет медленнее, чем у их сверстников. Мальчикам некого приглашать на день рождения. Во-вторых, мама постоянно напоминает более активному Прохору, чтобы он не оставлял Арсения и тянул его с собой играть с другими детьми. А перекладывать ответственность за эмоциональное состояние одного ребенка на другого, по ее словам, неправильно, но пока получается только так.

Зависимость — это болезнь

Взрослым близнецам и двойняшкам, которые слишком близки, тоже нередко говорят, что это нездоровые отношения. Известный педиатр Бенджамин Спок писал: «…всем нравится, когда близнецы одинаково одеты и одинаково выглядят. <…> Это действительно очаровательное зрелище в 3 года. Но если, как это иногда бывает, близнецы всё еще пытаются привлечь внимание своим сходством и одинаково одеваются даже в 30 лет и настолько зависимы друг от друга, что не в состоянии полюбить или завести семью, то результат получается не очаровательный, а очень грустный».

Негативная оценка сильной близнецовой привязанности также связана с осуждением любых форм зависимости и абьюза в культуре селф-хелпа. Аддикция — это болезнь, которую нужно постоянно отслеживать с помощью специальных тестов, а при обнаружении — бороться с ней методами психотерапии.

В современных исследованиях преобладает мнение, что отношения между близнецами патологичны по своей природе. В ряде научных работ показано, что «созависимые» участники родственных пар, которые вместе с колыбели, склонны к алкоголизму, нарциссизму и неврозам.

Поэтому психолог Джоан Фридман советует взрослым близнецам не ставить отношения с братом или сестрой во главу угла и выбирать другие жизненные приоритеты. В противном случае их ждет кризис идентичности, который может проявиться, если, например, один из них переедет в другую страну. Разделенные расстоянием, близнецы не будут знать, кто они есть на самом деле и чего хотят.

Когда Настя переехала в Москву, а Лиза осталась в родном городе, наступил самый сложный период в их жизни. Они постоянно были на связи, не могли нормально спать и есть. В итоге через три месяца Лиза тоже перебралась в столицу.

«Мы привыкли жить вместе и делить всё на двоих. Если Настю что-то восхищает, ей сразу хочется, чтобы эти эмоции испытала и Лиза. Если одной из нас плохо, то переживает и вторая. Естественно, мы становимся слабее, когда разлучены».

«Нам почти 30, и мы носим одинаковую одежду»: как растят здоровых близнецов в эпоху индивидуализма

Нерабочая теория привязанности

Большинство близнецов действительно испытывает привязанность к своему брату или сестре. Это выяснили психологи из Университета Калифорнии. В своем анализе они опирались на теорию психиатра Джона Боулби, согласно которой надежный тип привязанности формируется у младенца, когда мать внимательна к его потребностям и полностью их удовлетворяет. Если ребенок начинает понимать, что мама всегда даст ему то, в чём малыш нуждается, со временем он сможет обходиться без ее постоянного присутствия.

Но Боулби не учел специфику семей с двумя и более детьми. Эту разницу объясняет Джоан Фридман в книге «Эмоционально здоровые близнецы». Во-первых, малыш никогда не остается один — с ним всегда есть кто-то очень похожий на него. А во-вторых, они постоянно ведут борьбу за ресурс, и кому-то приходится ждать ответа матери, пока та занята другим ребенком. Так у первого малыша может сформироваться тревожный тип привязанности с мамой и надежный — с братом или сестрой. Но психолог отмечает, что последний никогда не заменит связи с главным опекуном, который старше и мудрее и способен помочь найти свою индивидуальность. Поэтому родителям Фридман советует постараться создать прочный бондинг с двумя детьми.

Также исследовательница отмечает, что близнецы часто сталкиваются с проблемой, когда один из них заботится о другом, то есть занимает доминирующую позицию, а второй оказывается в подчиненном положении. В такой ситуации эксперт советует работать над собственной самооценкой, чтобы человек понимал, что он вполне может справиться без своего брата или сестры. А заботящийся близнец должен осознать, что его любовь к сиблингу не ослабеет, если он не будет постоянно бежать к нему на помощь.

«Независимый человек принимает решения самостоятельно, вместо того чтобы полагаться на близнеца, который всегда готов подставить плечо, — и знает, как заботиться о брате или сестре, не будучи с ними слишком близким. Чрезмерная эмоциональная привязанность приводит к гиперопеке, а та — к нездоровой зависимости», — пишет Фридман.

Третья ловушка, в которую, по мнению психолога, часто попадают близнецы, — «динамика любви-ненависти».

Генетически идентичным людям трудно принять свои негативные эмоции друг к другу, потому что они считают, что должны «совпадать» во всём.

Некоторым близнецам сложно выражать любые чувства отличные от тех, что испытывает их брат или сестра. Ане и Тане, например, родители запрещали спорить, ведь «они же самые близкие люди», а затем девочки и сами уже не могли вступать в дискуссии друг с другом. Фридман уверена, что важным шагом на пути к достижению личной независимости каждого близнеца становится признание «тайной борьбы» между ними.

Попытка стать собой

Аня Гринь окончила факультет психологии и понимает, о чём пишет Джоан Фридман. Девушка признаётся, что всю жизнь пыталась искусственно отделиться от Тани и показать всем, что она другая, несмотря на внешнее сходство с близняшкой.

«Был период, когда я не принимала взгляды, мысли и мир моей сестры. Я не хотела знакомить ее с моими новыми друзьями, чтобы они не сравнивали нас, боялась, что на фоне Тани я уже не буду такой классной. Ревновала к ней наших общих знакомых. В какой-то момент мне даже казалось, что я интересна людям только из-за сестры, потому что она всегда была умнее, красивее и веселее. С 15 лет у нас сложились абсолютно разные компании, мы не особо контачили друг с другом.

Сейчас я осознаю, кто я и кто моя сестра. Все мои знакомые тоже видят, насколько мы с ней разные. Я шла к этому всю жизнь и наконец-то достигла цели».

Никита Карпов считает, что близнецам, живущим в ситуации «одинаковости», труднее заявить о собственных желаниях, а значит, им потребуется больше времени на то, чтобы открыть и понять себя.

Сёстры Настя и Лиза не знают, что нравится каждой из них по отдельности. «Все решения мы принимаем коллегиально. Лиза никогда не думала о том, что нравится Насте, и наоборот. Если что-то по душе одной, то второй тоже будет ок», — говорят девушки, и такой стиль жизни их полностью устраивает.

Впрочем, Настя и Лиза признаются, что и минусы тоже есть. Они делят все обязанности: пока одна готовит еду или ведет серьезные переговоры, вторая разрабатывает программу тренировок или отвечает на комментарии в инстаграме.

Но если кто-то из них уезжает, то другая впадает в легкий ступор и не знает, что делать. На адаптацию к новым реалиям уходит несколько дней.

Такая связь мешает девушкам и в личной жизни. Раньше сестрам тяжело давались разлуки и они старались каждый вечер проводить вместе. Поэтому их мужья негодовали: «Вы можете хотя бы один день побыть друг без друга?» Но сейчас Настя и Лиза поняли желания своих супругов и начали договариваться, кто и когда проводит время отдельно с мужем или едет в отпуск.

«Нам почти 30, и мы носим одинаковую одежду»: как растят здоровых близнецов в эпоху индивидуализма

Я — это Мы

«Мы зависим друг от друга, но в этом и есть наша сила, уникальность и индивидуальность. Нам нравится постоянно слышать, что мы одинаковые, многие просят с нами сфоткаться. Благодаря тому, что мы очень близки, нас никогда не посещают депрессивные мысли, нам не бывает одиноко», — перечисляют преимущества своей привязанности Настя и Лиза.

Автор книги Twins Talk антрополог Дона Дэвис вместе со своей сестрой-близнецом провела исследование и выяснила, что многие однояйцевые сиблинги более тонко чувствуют свою уникальность по сравнению с другими людьми: «Каждый близнец обогащает и себя, и другого. Подобная динамика может возникнуть в семье, когда два человека сохраняют свою индивидуальность — и в то же время наслаждаются прелестями совместного существования и испытывают потребность в супруге. Но если подобная взаимность в браке свидетельствует о здоровых отношениях в паре, то у близнецов она, к сожалению, считается дисфункциональной».

Похожую мысль высказывает кандидат психологических наук Владимир Семенов: «Общность переживаний еще больше сближает близнецов и в какой-то степени расширяет их возможности познания себя. В тех парах, между членами которых существует сильная взаимозависимость, понятие „Я“ неотделимо от понятия „Мы“».

Аня и Таня, Лиза и Настя, став взрослыми, учились общаться заново. 20-летние девушки стали чувствовать личные границы и уважать желания друг друга. При этом Аня часто жертвует своими потребностями ради сестры — например, может взять на себя ее работу, даже если у нее нет времени или она очень устала. В таких ситуациях наша собеседница ищет позитив и всегда готова прийти на помощь Тане.

«Я думаю, 9 месяцев, проведенные с человеком в одном животе, всё-таки что-то значат», — считает Аня и добавляет, что ничего не стала бы менять в своей жизни, если бы появилась такая возможность.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх