Свежие комментарии

  • Николай
    Практически здоров!Здоровых людей не...
  • Людмила Анисина
    Модно ныне пропагандировать иные биографии, прости ты меня Господи)), то-то у нас на эстраде ,декольте опускается ниж...Танцевала голой и...
  • Sobering
    Есть не травмирующие мануальщики и иглоукалыватели.«Защемление» нерв...

Пожилые одинокие эгоисты, гедонисты и зожники: какой будет старость миллениалов

Миллениалы — поколение, выросшее в радикально изменившемся мире, а значит, в старости они вряд ли будут похожи на стереотипных пенсионеров. Мы много путешествуем, не вылезаем из интернета и чаще предыдущих поколений взаимодействуем с другими культурами. Как это скажется на жизни поколения Y через 30–40 лет? Ведущая телеграм-канала «Дети и плети» Маргарита Литовская пытается спрогнозировать, какие деды и бабки получатся из нас в будущем, и рассказывает, что можно сделать уже сейчас, чтобы на старости лет продолжать радоваться жизни.

Мало кто заметил, но мы уже постарели: когда-то слово «миллениал» ассоциировалось с молодежью, а в следующем году самым первым миллениалам исполнится 40 лет. Большинству представителей нашего поколения уже за тридцать: это время устраивать карьеру и жениться, брать ипотечные кредиты и покупать машину, в которую влезет вся семья, когда появятся дети. Во всяком случае, так в этом возрасте начинали вести себя предыдущие поколения — а что делают миллениалы?

Исследование Pew (2019) показало, как сами миллениалы воспринимают старость: по их мнению, пожилые люди более одиноки, но не теряют тягу к путешествиям и ощущение счастья.

304

Кстати, а в каком возрасте наступит наша миллениальская старость?

Миллениалы считают, что старость начинается в среднем в 59 лет. Но тут есть важный момент: наше представление о старости меняется с возрастом. То есть, возможно, что в 59 лет миллениалы объявят, что на самом деле старость наступает только в 90.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление: кроме характеристик, присущих конкретному поколению, каждый период жизни людей любого поколения имеет общие черты — стадии психосоциального развития. В юности важна самоидентификация; в молодости — любовь и интимность отношений; в зрелости появляется желание посвятить себя другим (например, детям или партнеру). Границы возрастов часто подвижны и определяются культурой: скажем, в Нигере или Чаде считается нормальным выдать замуж девушку до 15 лет, чтобы обозначить ее переход в зрелую жизнь. В России такое бы не прошло: с каждым годом границы перехода из юности в молодость и из молодости в зрелость в нашей стране отодвигаются всё дальше в силу социокультурных факторов.

Миллениал-долгожитель

Важно учесть, что и продолжительность жизни миллениала прогнозируется длиннее, чем у предыдущих поколений. Только в прошлом году этот показатель в России увеличился с 72,9 до 73,4 лет. То есть если не случится никаких новых вирусов или катастроф, то у миллениалов есть шанс доживать в среднем до 90 лет.

И вот тут — проблема.

За последние 8 лет число пенсионеров в России увеличилось на 10%: с 42 млн до 46 млн человек. Кажется, что правительства ни одной крупной страны не представляют, как решать проблему стремительно растущего количества пенсионеров.

Лучшие пенсионные системы выстроены в достаточно небольших странах (относительно РФ), где пожилое население составляет не более 15% (например, в Нидерландах).

Пример того, как может выглядеть страна с высоким уровнем демографического старения, — Япония: в ней 28% населения — это люди в возрасте 65 лет и старше. Если еще в 1980-х годах заботу о пожилых брали на себя более молодые родственники, чтя местную традицию уважения к старшим, то современные трудоспособные японцы не стремятся обеспечивать своих стариков. Государство и частные фонды тоже не создали эффективной системы поддержки пенсионеров.

Заботиться о таком количестве пенсионеров настолько сложно, что более 20% японцев пенсионного возраста вынуждены продолжать работать. А многие японские бабушки и дедушки оказались финансово не защищены и не знают, к кому обращаться в случае нужды. Припеваючи живут только те, кто выстроил крепкие семейные связи со своими детьми, и те, кто копил на старость всю жизнь.

Убежденный зожник

Стэнфордский центр долголетия исследовал разные возрастные группы, в том числе 25–34 и 35–44 лет (они относятся к современным миллениалам), и сравнил их с людьми, которые 10–20 лет назад были в той же возрастной категории. И вот чем мы отличаемся от сверстников из предыдущих поколений:

— ведем более здоровый образ жизни (занимаемся спортом, правильно питаемся, отказываемся от вредных привычек);

— меньше финансово защищены;

— более социально активны.

В пользу будущего крепкого здоровья пожилых миллениалов говорят и исследования социолога Вадима Радаева, который выяснил, что они — первое поколение, резко изменившее тренд потребления алкоголя и табачных изделий.

Наши бабушки и дедушки курили и пили больше своих родителей, наши мамы и папы — еще больше, а вот миллениалы — наоборот. Более того, именно мы ввели моду на ЗОЖ (увлечение спортом у нас распространено на 20% больше, чем среди других поколений).

Но сокращение потребления алкоголя и предположительное увеличение трат на медицинское обслуживание не опровергает теорию поколенческой психографии об инфантильности и нарциссизме миллениалов.

Пожилые одинокие эгоисты, гедонисты и зожники: какой будет старость миллениалов

Одинокие старые миллениалы и новая структура семьи

Миллениалы дольше тянут с созданием семьи и рождением детей, чаще остаются жить с родителями, а значит, имеют больше шансов (и необходимости) продолжать работать до 70 лет или не заканчивать свою профессиональную деятельность никогда. С этой точки зрения жизнь миллениалов с родителями — это не признак неудачников, а адаптация к новым семейным структурам, включающим меньшее количество родственных ветвей, но больше поколений под одной крышей.

Предыдущие поколения в 20 лет влюблялись и женились, отрываясь от семьи своих родителей и создавая собственную ячейку общества. Может быть, им хотелось скорее покинуть отчий дом, потому что жизнь (среднестатистически) была короче? А если представители поколения Y проживут до 90 лет, то смысла торопиться нет.

Миллениалы могут сделать акцент на кровных семейных узах и найти пути налаживания связей с предыдущими поколениями. Тем более что у них может появиться еще одно «осложнение»: они рискуют стать самым крупным (из-за долгожительства) поколением прабабушек и прадедушек (хотя, вероятно, что из-за откладывания рождения детей до 30–40 лет мы всё же не успеем увидеть правнуков).

Классический конфликт отцов и детей не только никуда не уйдет, а может, даже обострится, ведь поколение Y описывается исследователями как одно из самых противоречивых с точки зрения психологического устройства и поведения. Эгоистичные пожилые зожники-гедонисты не будут сидеть с внуками и печь пирожки. Возможно, мы будем довольно противными стариками.

Инфантильные старички-бунтари

Представители нового поколения всегда описываются старшими как ленивые, никого не уважающие бунтари, но у каждой генерации эти качества выражаются по-разному. Например, младшие беби-бумеры и поколение Х слушали Цоя и боролись за перемены и свержение советской власти. Миллениалы решили, что «имидж — ничто, жажда — всё» и разделились на множество субкультур: панков, готов, эмо. У зумеров свой вид протеста: им внушают, что «именно вы можете делать свой выбор», но они не знают, кем хотят стать и что делать.

Все эти характеристики — описание бунтарства, дерзости и активности, преломленных в чертах разных поколений. Но миллениалы пошли дальше остальных и «забрали» свойственный юности инфантилизм в зрелый возраст: мы еще не отборолись и не израсходовали свой протест, хоть нам в среднем уже 30 лет. То ли еще будет! Мы не спешим прощаться с предыдущим жизненным этапом, с юностью: берем из него то, что в нем нравилось, и считаем, что это нормально, а не инфантильно.

Предположу, что на пенсию мы возьмем с собой багаж, собранный на протяжении всей жизни: из юности останутся увлечение онлайн-играми, татуировки и пирсинг; из молодости — тусовки в гастробарах, Netflix и цветные волосы; из зрелости — любовь к путешествиям и постоянному обучению.

И кто нам, собственно, это всё запретит? Кстати, до сих пор ведется много споров о том, что же можно считать «взрослостью». Поэтому, вероятно, весь описанный выше багаж может стать новой нормой для зрелого человека.

Пожилые гедонисты

Миллениалы — поколение «здесь и сейчас», поколение «дорвались». Мы не держим лучший сервиз в серванте, как делали наши родители, а едим из него каждый день. Благо, мы первое поколение, у которого есть такая возможность.

По данным Росстата, среднедушевой доход населения растет с каждым годом, а значит, пока у нас есть деньги на то, чтобы быть гедонистами. Если повезет, то мы и в старости останемся относительно обеспеченными — продолжим путешествовать и жевать киноа вставной челюстью.

Прогнозируют, что поколения Z и альфа будут новаторами — теми, кто сможет изменить мир. А миллениалы просто им наслаждаются, как тостом с авокадо. Кажется, что нам всегда нужны будут эмоции, чтобы не считать, что наша жизнь какая-то не такая, скучная. И пока не произойдет кардинальных исторических перемен, не стоит ждать, что мы станем другими.

Старые эгоисты

Старшие поколения принимают это за нарциссизм и высокомерие, но мы ценим личное пространство и стараемся оставить место для себя. Сохранится ли эта черта в нас в старости — сложно сказать, потому что, по теории Э. Эриксона, один из признаков стадий зрелости — желание отдавать, быть кому-то нужным.

Но по логике теорий поколений даже на высоких ступенях взрослости миллениалы должны продолжить думать о себе. Возможно, будет так: ребенку-альфа исполняется 18 лет, и в этот момент его родители-миллениалы машут ему ручкой, считая свой родительский долг выполненным.

После чего они возвращаются к жизни «до рождения ребенка», в которой большую часть времени занимает общение, личные увлечения и активная самореализация. Такая тенденция отвечает тренду на либеральное родительство, который развивается в последние годы.

Пожилые одинокие эгоисты, гедонисты и зожники: какой будет старость миллениалов

Самое разочаровавшееся поколение

Сейчас миллениалов называют поколением Питера Пэна, потому что мы не спешим взрослеть и отчаянно верим в лучшее будущее. Но мы не будем в старости так же оптимистичны, как в молодости или зрелости, — это предсказывает паттерн разочарований, присущий всем предыдущим поколениям. В пожилом возрасте наша удовлетворенность жизнью снизится, а веры в светлое будущее будет всё меньше. Возможно, мы будем считать, что нам все что-то должны: государство — пенсии, дети — поддержку, работодатель — особые условия.

То, что произошло со стрекозой из знаменитой басни, при самых плохих раскладах может случиться с нами.

Инфантильность и гедонизм приведут к тому, что мы не успеем финансово подготовиться к своей старческой немощи, не приобретем своего угла и будем ждать откуда-нибудь помощи. А она не придет. Государство уже сейчас четко дает понять пожилым: «позаботьтесь о себе сами», вводя политику активного долголетия, повышая пенсионный возраст и продвигая инвестиционные инструменты в массы.

Тренды на позднее деторождение и тем более child-free могут обернуться против миллениалов: в старости у нас не окажется того, кто мог бы позаботиться о нас (как бы ретроградно это не звучало). У кого-то не будет детей, чьи-то будут слишком молоды для того, чтобы обеспечивать не только себя, но и родственников.

Миллениалам останется только «держаться», сохранять здоровье, которое у них будет достаточно крепким, и продолжать трудовую деятельность вместо того, чтобы «уйти на пенсию в 35», как им когда-то мечталось. А если к старости произойдет очередная технологическая революция — снова учиться.


Никто не знает, будет ли миллениалам стыдно в старости за то, как они проживают свою зрелость. Но в любом случае в пожилой возраст мы войдем, как в новый, недавно открывшийся фудмолл: с живым любопытством и желанием попробовать всё, что он предлагает.

Чек-лист. Что можно начать делать прямо сейчас, чтобы провести лучшую старость среди всех существующих поколений:

  1. Позаботиться о своей пенсии самостоятельно и прямо сейчас: зарабатывать, откладывать, инвестировать. Или переехать в страну, где в будущем можно рассчитывать на достойное государственное обеспечение. Например, в Нидерланды, Данию, Норвегию или Финляндию. Впрочем, Сингапур и Новая Зеландия тоже подойдут.
  2. Оформить жилплощадь в собственность. Сможете ли вы продолжать снимать квартиру в 60 лет — большой вопрос.
  3. Научиться учиться и освоить концепцию lifelong learning.
  4. Наращивать и сохранять социальные контакты.
  5. Носить одежду, которая нравится, а не ту, что соответствует ожиданиям окружающих. Вне зависимости от эйджистских стереотипов продолжать увлекаться тем, что приносит радость (сексом, экстремальными видами спорта, учебой), и не обращать внимание на возгласы старшего поколения: «Какие танчики? Тебе же не 10 лет!»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх