Свежие комментарии

  • Valdemaras Orlauskas
    В пользе не сомневаюсь,но вид у этого "лекарства" довольно специфический - такое впечатление,что кто-то один раз его ...Ореховое фейхоа и...
  • Наталья Иванова
    Мне давно еще один профессор сказал: "Многие болезни от трупов животных, которые разлагаются в нашем организме"...Мясоеды против ве...
  • NVS66 SergeiShulepov
    Самолечение от бездарности, пусть лечатся.Препаратная война...

Маски раздора. (Чтение этой статьи разрешено только в маске и перчатках)

Два лагеря, «масочников» и «антимасочников», враждуют всерьез, в крайних случаях доходит до драк и кровопролития. Как нам справиться с взаимной агрессией и выжить?

304

Фото EPA/ТАСС

В фейсбуке появились популярные посты – в них авторы сравнивают принуждение к ношению масок с фашизмом и принципом групповой ответственности в концлагерях. Другие заявляют, что маски кому-то выгодны и ставят под сомнение результаты метаанализа, опубликованного в передовом научном журнале «Ланцет».

Те же, кто считают ношение масок необходимым, впадают в ярость при виде человека без маски. Они репостят текст об исследовании, показавшем, что интеллектуальный уровень человека в маске выше, и называют своих оппонентов модным словом «ковидиоты».

Лига против масок: свобода или смерть

Маски раздора. (Чтение этой статьи разрешено только в маске и перчатках)

Парикмахер в маске во время пандемии гриппа в Чикаго, штат Иллинойс, около 1918 года. Фото history.com

Интересно, что разделение на «масочников» и «антимасочников» явление не новое. Такое же противостояние случилось во время пандемии испанского гриппа – знаменитой испанки. Стивен Тейлор, канадский профессор клинической психологии в Университете Британской Колумбии пишет о сопротивлении маскам во время испанки в США. За неношение маски назначили штраф, и тут же появилась ассоциация несогласных – «Лига против масок».

«Их возражения удивительно похожи на то, что мы слышим сегодня, — пишет Тейлор, – они не верили, что маски работают. И считали, что маски посягают на их личную свободу. Это звучало примерно как «свобода или смерть».

«Те, кто сначала разбирались, а потом бежали от тигра, не оставили потомства, поэтому мы очень легко заражаемся друг от друга тревогой и страхом – это связано с эволюцией», — говорит психолог, специалист по работе с травмой Варвара Сидорова.

Часть людей свою тревогу пытается погасить созданием иллюзии контроля. Я выполняю некий набор действий и этот набор действий защищает меня от несчастий. Когда у такого человека пытаются эту возможность отобрать, он реагирует агрессивно. «Это всегда так, идет ли речь о масках или о привычке защищаться амулетом от черной кошки», — объясняет Варвара Сидорова.

Длинный пост в фейсбуке – ритуал против тревоги

Маски раздора. (Чтение этой статьи разрешено только в маске и перчатках)

Фото Роман Пименов/ТАСС

А у тех, кто не верит в амулеты, часто не хватает терпимости понять, что каждый снижает тревогу по-своему. Другая группа людей, например, склонна снижать уровень тревоги рациональными рассуждениями. Условно говоря, когда кто-то садится и пишет длинный пост в фейсбуке о вреде или пользе маски – это тоже своего рода ритуал. «Таким образом мы создаем иллюзию, что контролируем ситуацию, которую никто из нас не контролирует и контролировать не может. Мы умные, нас не проведешь – мы обладаем некоторым знанием и оно нас защищает – так это работает», — поясняет эксперт.

Важно помнить о психологическом механизме: если какие-то вещи заставляют человека беспокоиться в обычной жизни, то, когда уровень напряжения повышается, болеть у него будет именно в этих местах.

«Тревога, когда ее много, всегда попадает в привычные русла – если для человека чувствительна тема ограничения свобод, то тревога пойдет туда, что бы ее изначально ни вызвало. И есть набор социальных тем, которые сразу начинают звучать в сложные времена. Например, “мне могут навредить!”, поэтому те, кто не носят маски, для меня опасны. Или – “меня контролируют!” и я носить маску не хочу. Человек устроен проще, чем кажется: способов, которыми мы защищаемся, не так много, а вот формы их проявления очень многообразны», — говорит Сидорова.

Отсутствие маски как символ протеста

Маски раздора. (Чтение этой статьи разрешено только в маске и перчатках)

Фото AP Photo/ТАСС

Ничто так наглядно не демонстрирует принцип, по которому в России работают любые правила и законы, как ситуация с мерами предосторожности при эпидемии.

В кафе и магазинах висят объявления, что вход разрешён только в перчатках и масках; в автобусах, на железнодорожных станциях по табло плывет текст, вежливо напоминающий, что нельзя снимать маски до конца поездки; в метро крутят ролики, как легко заразиться, если не соблюдать дистанцию и не носить маску. И под всем этим великолепием курсирует толпа тесно взаимодействующих людей, среди которых тот, кто в маске, — скорее исключение.

Отсутствие маски для некоторых людей становится чуть ли не символом протеста, так же, как после запрета на курение в кафе, были те, для кого нарушение этого правила стало формой диссидентства.

На языке психологии объяснение звучит так: «системы с ригидными внешними границами имеют размытые внутренние и наоборот».

«Любое устойчивое образование людей, начиная с семьи и заканчивая страной, имеет внешние границы с остальным миром и внутренние – между людьми, которые это объединение составляют, – поясняет Варвара Сидорова. — Если все наружу проницаемо, внутри люди более обособлены, а если внешние границы закрыты, внутри все перемешивается. Например, у нас был СССР и закрытые границы, а внутри этой системы жены могли пожаловаться на мужей, обратившись в официальные инстанции по их месту работы, чтобы мужья изменили поведение в отношении семьи. В такой ситуации о личной ответственности мы говорим мало – за все отвечает коллектив, но и о свободе тогда говорить не приходится. На Западе наоборот – обособленность и индивидуальность, иногда даже через край, но идея, что ты должен позаботиться о себе сам, привычна с детства. Это означает: я получаю порцию свободы для решения своих проблем. Но беру на себя ответственность, что все решаю сам».

Соответственно, когда люди, выросшие в такой системе или воспитанные выросшими в ней родителями, попадают в некий условно свободный мир, для них оказывается неожиданностью, что в нем много правил и ограничений. «Как избалованные и гиперконтролируемые дети, мы считаем, что свобода – это когда нам все можно и от нас ничего не ждут», – говорит психолог.

Конечно, антимасочники не являются проблемой только постоталитарных стран. Недовольных мерами предосторожности сегодня хватает по всему миру.

Что все-таки показали исследования

Сумятица с масками подогревается противоречивыми заявлениями СМИ. Например, канал «Пятница» продолжает крутить снятый в апреле ролик, в котором ведущий заявляет о бесполезности обычных масок. С точки зрения «доктора Бессмертного» любые маски, кроме респираторов бесполезны, а респираторы надлежит носить только врачам и прочим специалистам в отдельных ситуациях.

Мы поговорили об этом с Александром Мельниковым, врачом-сомнологом, который за время эпидемии успел поработать с ковидом в доме престарелых и занимается просветительской работой. По его мнению, неразбериха связана с тем, что сначала о вирусе почти ничего не было известно.

В настоящее время накоплен достаточный материал, подтверждающий, что маски снижают заражаемость во много раз. «Мы до сих пор знаем не все, но когда эпидемия только возникла, данных было совсем мало. Сначала ВОЗ говорила, что необходимости в масках нет, а потом, когда накопился материал, официальное мнение изменилось – это нормально, выводы делаются постепенно».

Менялись мнения и во время испанки. Так, Стивен Тэйлор в упомянутой статье сообщает: «Интересно, что «Лига против масок» распалась, как только многие поняли, что окружены заболевшими, а среди друзей или членов семей случились летальные исходы. Внезапно, люди подумали – хм, может быть носить маски не так уж плохо».

Статье о пользе масок, опубликованной в журнале “Ланцет”, Александр Мельников посвятил один из своих постов.

Врач считает, что осторожные формулировки, сопровождающие выводы по поводу масок, связаны со спецификой исследований, возможных во время эпидемии. «Это не стопроценто по убедительности лишь потому, что мы не можем проводить слепые двойные рандомизированные исследования. То есть когда испытуемые не знают, что происходит, используется ли, например, плацебо или нет – с маской сейчас такое проделать нельзя. Это уменьшает убедительность и она считается не абсолютной, но в целом достаточно данных, что все-таки влияние маски высоко. Механический барьер, который она создает, естественно задерживает капли слюны и слизи, в которых может содержаться вирус – понятно, что диаметр отверстий может быть достаточно большим и плохая маска что-то пропускает. Но тут очень важный нюанс: количество вируса влияет на то, заболеет человек или нет, а также на то, насколько тяжело он будет переносить ковид. То есть любая маска, даже простая тканевая, приносит пользу. Но, конечно, чем выше качество маски или респиратора, тем лучше».

Как помириться «масочникам» и «антимасочникам»

Маски раздора. (Чтение этой статьи разрешено только в маске и перчатках)

Станция скорой помощи Красного Креста в Вашингтоне, округ Колумбия, во время пандемии гриппа 1918 года

Понятно, что сколько бы мы ни говорили о результатах исследований, часть аудитории посчитает создателей этого материала пристрастными.

Чтобы выжить посреди этого хаоса, Александра Мелньников предлагает быть осведомленными и бдительными. «Вопрос о масках на самом деле делится на два. Не только – полезна ли маска, но и – в каких ситуациях ее использовать. Неправильно заставлять это делать в 100% случаев, мы же не носим их круглосуточно и не спим в них. Особенно трудно на работе – длительно с одними и теми же людьми, это нарушает комфортность. Чтобы ответить себе на вопрос, когда надевать маску, можно, например, ориентироваться на правила американской службы контроля за инфекционными заболеваниями: человек изолируется на 14 дней, если он контактировал с доказанно заболевшим или если он был в закрытом помещении в коллективе из более чем десяти человек. То есть оказался в такой ситуации – ты уже с большой вероятностью заражен».

Если вы хотите защититься, но попадаете туда, где люди маски не носят – можно рассчитывать только на себя. В ситуации, когда есть реальная угроза заражения – например, в общественном транспорте – лучше носить маску или респиратор с достаточной степенью защиты, которые могут спасти, даже если кто-то неожиданно чихнет тебе в лицо.

Что касается выживания психологического, то совет Варвары Сидоровой – начать разговор с самим собой о своем положении в мире. «Мы можем считать себя правыми и вести себя так или иначе, но дальше мы задаем себе вопрос – а как мы участвуем в общественном договоре? В каком виде? Что мы ждем от людей, которые рядом с нами живут? С чем мы считаемся, а с чем нет?  Это вопросы, которые полезно себе задавать не только в связи с ковидом».

Если вы носите маску и возмущаетесь, что большинство людей так не поступает, нужно попробовать смотреть реалистично и терпимо. Принять, что может быть придется не ходить туда, где опасно – даже если это метро, которым вы привыкли пользоваться.

А что же делать «антимасочнику», который подвергся атаке со стороны «масочника»?  “Стоит помнить, что на вас кидается человек, который испытывает ярость, потому что очень боится, – говорит Варвара Сидорова, – если вы попробуете с ним поговорить с этой позиции, может быть, не факт, но может быть! – это будет иметь иной результат”.

Кроме того, психолог напоминает, что когда мы оказываемся в тревожной ситуации, лучше сплотиться, а не ссориться, даже если мы думаем по-разному.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх