Моя оборона: 6 видов психозащит, которые оберегают нас от травматического опыта

Реальность так часто бывает травмирующей и невыносимой, что в ходе эволюции мы освоили разные виды психологических защит — они оберегают нашу психику наподобие того, как иммунитет охраняет наше тело. Психозащиты действуют эффективно и без участия сознания, но разобраться в механизмах их работы всё же стоит: это мощный инструмент, но у него есть свои минусы, и их необходимо учитывать. Отрицание, обесценивание, идеализация — рассказываем о наиболее распространенных видах нашей психической самообороны.

Человек — существо высокоадаптивное, но, в отличие от барсуков, крыс и сахарных поссумов, которых эволюция тоже научила хорошо и быстро приспосабливаться к цветущему многообразию мира, homo sapiens может управлять уровнем своего адаптационного скилла.

Есть врожденные задатки (разный темперамент, особенности телесной конституции и т. п.), повышающие нашу приспособляемость, но практически при любых вводных человек волен «прокачать» ее, равно как и свести на нет.

Адаптация на уровне физиологии — способность организма поддерживать состояние, нужное для выживания и развития. Иммунная система защищает нас от воздействия вредных веществ и микроорганизмов, гомеостаз сохраняет тело в норме при различных воздействиях внешней среды.

Моя оборона: 6 видов психозащит, которые оберегают нас от травматического опыта

Что касается психики, то ее адаптационные механизмы — это психологические защиты. Они смягчают негатив и функционируют неосознанно, как и наше тело, работающее на автомате. О психологических защитах как основе процесса сопротивления писал еще в конце XIX века Зигмунд Фрейд, а его дочь Анна Фрейд продолжила тему в труде «Эго и механизмы защиты».

Стройной классификации психологических защит нет, но можно говорить о наиболее типичных и распространенных.

1. Отрицание

Отказ признавать травмирующий опыт, негативные эмоции, шокирующую информацию; нежелание признавать свое бедственное положение или тяжелый диагноз.

Разбивший чашку ребенок может, глядя в глаза, утверждать, что он этого не делал, сам веря в это — ситуация настолько травматична, что психика не примиряется с фактом уничтожения ценного предмета. И отрицает этот факт.

Госпитализированный с острым инфарктом пациент лежит под капельницей, опутанный проводами аппаратуры. С ним в палате — другие такие же госпитализированные. Он слышит, как врачи обсуждают его диагноз. Казалось бы, понятно, что с ним произошло.

Но понимания нет. Через какое-то время, когда он уже пошел на поправку, пациент отправляется прогуляться в больничный двор и встречает врача. Тот делает ему замечание: «Вам нельзя выходить на улицу после такого тяжелого инфаркта!»

Диагноз становится настолько шокирующим откровением, что по возвращении в палату у больного случается повторный удар.

Психологическую защиту сняли слишком неделикатно…

Отрицание может быть перцептивным (искажающим восприятие) и когнитивным (искажающим сознание). Преподаватель, который не может установить в лектории дисциплину, смиряется с шумом в аудитории одним из таких способов:

  • «шумят, но не громко — это нормально, у других то же самое» (бессознательное искажение на уровне восприятия — ложная информация снижает тревогу, поддерживает самооценку),
  • «шумят, потому что им интересно — они живо обсуждают мой спич» (когнитивное искажение — отрицание осознается, но воспринимается противоположным образом — как положительное).

2. Вытеснение

Подавление или исключение травмирующей информации — вытесненное избирательно «забывается», но всегда стремится вернуться из бессознательного. Чтобы поддерживать вытеснение, нужно затрачивать энергию, а этого нельзя делать вечно. При определенных обстоятельствах (например, во сне, во время болезни или при алкогольной интоксикации) травмирующая информация возвращается — это как минимум очень неприятно…

Механизм вытеснения срабатывает благодаря особенностям восприятия: если на органы чувств воздействует стимул, не сочетающийся с остальными психическими явлениями, он остается за пределами сознания. Так, например, привыкают к заводскому шуму или бою часов.

3. Рационализация

Обоснование собственного поведения, ситуации или травмирующего опыта, при которых «объективность» аргументов и их выбор — мнимые, а желание оправдать себя не осознается.

Например, малодушие может быть рационализировано осторожностью, неоправданная агрессия — необходимостью «защищаться», «быть сильным» и т. п.

Это не самообман, поскольку сохраняется уверенность, что ты «говоришь правду», «служишь идеалам», «отстаиваешь принципы».

Моя оборона: 6 видов психозащит, которые оберегают нас от травматического опыта

Есть несколько типов рационализации:

  • актуальная — защитный механизм рационального объяснения срабатывает после совершения неприемлемого поступка («мне не оставили выбора, на моем месте любой поступил бы так же»),
  • предвосхищающая — подготовка, планирование и воспроизводство логики самооправдания до наступления травмирующей ситуации («я ненавижу начальника-сатрапа, но еще больше ненавижу себя, когда расхваливаю его, говоря тосты — скоро корпоратив, мне опять придется это делать. Прощу себя за это, ведь на мне ипотека»),
  • прямая/непрямая — «не буду писать „Тотальный диктант“ — боюсь плохого результата. Да и все боятся, просто скрывают» (прямая рационализация) / «не буду писать, добираться до места его проведения далеко, придется рано вставать, да и дел выше крыши» (непрямая),
  • для себя и других — по принципу «не очень-то и хотелось» — неуспех объясняется себе и окружающим занижением качеств изначально желаемого. Лиса из поучительного сочинения Эзопа рационализирует, не получив вожделенный виноград — «он зеленый». Этот вид психологической защиты связан с другим — с обесцениванием.

4. Обесценивание

Лишение человека/вещи/чувства/ситуации ценности. Защитный механизм включается либо при самооправдании, либо при невозможности пережить чужой успех, либо чтобы побороть страх перед кем-либо.

«Как бороться с клещом? 1. Кусай первым. 2. Размещай мемы про клещей — осмеянный клещ слаб».

Обесценить можно самого себя:

  • «если я не добился этого, значит, мне это не нужно — это ерунда»,
  • «если у меня не получилось добиться этого, я этого не стою».

Можно другого:

  • «да кто он такой, его никто не знает, только кучка таких же идиотов (о человеке, добившемся успеха)»,
  • «получил „пять“ на экзамене? наверное, почти все так же сдали — предмет же проходной. Но все равно рад за тебя, поздравляю».

Часто обесценивание является оборотной стороной другого механизма защиты — идеализации.

5. Примитивная идеализация

Она выражается в бессознательном представлении о ком-либо как о всемогущем защитнике. Инфантильная установка, корнями уходящая в уверенность из раннего детства: родители способны на все.

На определенном этапе такая установка может помочь ребенку обрести почву под ногами, необходимую для дальнейшего нормального развития.

Ребенок спрашивает: «Почему идет дождь?» Ему не так важно получить разъяснение, почему вода льется с неба. Главное — удостовериться, что мир функционирует «правильно», он безопасен, и родители знают, как с этим миром управляться. Для ребенка логично обидеться на родителей за то, что они утром в субботу «не остановили дождь, ведь мы планировали пойти в зоопарк».

С возрастом придет понимание того, как формируются осадки, но сама логика «родители способны на все» может остаться. Ощущение, что на кого-то можно целиком и полностью положиться, временно избавляет от тревоги, но создает сильнейшую эмоциональную зависимость.

Моя оборона: 6 видов психозащит, которые оберегают нас от травматического опыта

Склонные к идеализации люди постоянно находятся в поиске нового обладателя всемогущества, рано или поздно находят его и неминуемо разочаровываются, запуская в ход предыдущий механизм защиты — обесценивание.

Еще один механизм психозащиты, идущий из детства, — примитивная изоляция. Это уход от эмоционального напряжения в фантазию, сон или измененное сознание. Детство закончилось, а привычка засыпать, чтобы избавиться от тягостного эмоционального фона или переизбытка эмоций, может остаться.

Более «взрослый» вариант примитивной изоляции — интеллектуализация.

6. Интеллектуализация

В отличие от предыдущего типа, эта защита сохраняет эмоциональное состояние, испытываемое как травмирующее, но переводит его «на интеллектуальный уровень». Человек отстраняется от своих чувств и переживаний, теоретизирует по их поводу, рационально объясняя их механизмы.

Зависимость поведения от эмоций таким образом снижается — и это положительный эффект такой защиты. Формируется взвешенное, спокойное, предсказуемое поведение, которое воспринимается окружающими как зрелое.

Минус интеллектуализации — искаженное восприятие действительности (это относится к любой психозащите). Снижается уровень эмпатии, а это не способствует общению и особенно близким отношениям.

***

Перечисленными вариантами перечень психологических защит не ограничивается. Но можно выделить так называемые протективные (они не допускают травматический опыт в сознание — проекция, отрицание, вытеснение, идеализация) и дефензивные (они допускают травмирующую информацию — рационализация, интеллектуализация).

Например, механизм интроекции присоединяет личность к чужому «я», чужой среде или образу жизни. Пример — подражание киноактерам или звездам музыкальной индустрии: копирование прически, манеры одеваться и т.п. Принцип «мы все — одна семья» в корпорациях-сектах также срабатывает благодаря механизму интроекции.

При проекции человек ошибочно воспринимает внутреннее как приходящее извне («в этом городе злость разлита в воздухе, такое ощущение, что каждый здесь меня ненавидит»).

Реактивное образование (или инверсия желаний) заменяет травмирующие мысли и чувства на прямо противоположные (гиперопека — следствие бессознательной неприязни к ребенку, мальчики «обижают» девочек, скрывая от самих себя симпатию к ним).

Не исключено, что в XXI веке появятся новые виды психологических защит. Не исключено, что узнаем мы о них только тогда, когда уже вовсю будем ими пользоваться.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх