20+ (спорных) фактов о психологии и характере кошек, которыми поделился заводчик со стажем

Картинки по запросу кошки и коты

Кошки живут рядом с человеком 10 тыс. лет, но мы до сих пор не знаем о них всего, настолько они таинственны. Впрочем, иногда можно обхитрить даже самых коварных из них. Некоторыми уловками поделилась одна из заводчиц, а заодно она рассказала, какие кошки самые фотогеничные и когда у котов срабатывает логика Пятачка. 

Как содержать кота

* Кошки дерут когти о вертикальные когтеточки-столбики, а коты предпочитают горизонтальные доски. Жду подробный анализ данной закономерности с позиций фрейдизма, а пока шут его знает, почему так.


* Выросших в хороших условиях породистых котят очень тяжело заразить хоть чем. Был эксцесс на одной выставке: как-то туда проникла мадам с чумкой. После двух дней сидения на одних судейских столах с больным животным ни один из четырех котят даже не чихнул. Иммунитет.
* Если ваш кот не любит ческу, велика вероятность, что ему не нравится используемый реквизит, а не процесс. Некоторые не переносят гребни, другие — пуходерки или фурминаторы. Есть даже те, кто боится варежек.
* Каждый раз, поднимая котика за передние лапы, вы рискуете сломать ему ключицу. Риск увеличивается, если кот добротный, весом более 6–8 кг.
* Иерархия у котов крайне логична: кто выше, тот и босс. Поэтому если вы ставите кошачий домик над своей кроватью, правила в доме будет диктовать кот, а не вы, причем вы сами ему об этом сообщили.
* Стерилизованные коты, в отличие от нестерилизованных, до старости остаются игривыми котятами, ведь их ничто не напрягает. Просто не давать толстеть — и кот радостно проживет без лишних болячек до глубокой старости. Вот и смотрите, какое существование более полноценно.
* Если не хотите, чтобы кот спал в вашей кровати, с детства запирайте в другой комнате на ночь. Ночь поорет — и привыкнет. На привязанности это вообще не сказывается. Во взрослом возрасте у кота даже идеи не появится спать в чьей-то кровати.
* Не мойте лотки с хлоркой. Для многих котеек хлорка — как валерьянка. Он либо переедет от вас в лоток, либо надышится и отравится.
* Котейки имеют предпочтения не только во вкусе еды, но и в консистенции. Так что если кот подошел и понюхал выложенный для него свежий влажный корм, но есть не стал, не спешите выкидывать. Кот может оставить его подсыхать, потому что намеревается съесть в вяленом виде.

Особенности кошачьей психологии

* Если кот хочет вас побить, то переворачивается на спину, ловит передними лапами и бьет задними. Это у них самый поставленный удар. Удары передними лапами — это обычно не желание избить, а попытка сказать «отстань и уйди» с разной степенью цивилизованности.
* У котеек встроенный фильтр на равномерное движение, поэтому эффективнее играть с ними, размахивая игрушкой импульсивно, с остановками. Если машете ею туда-сюда как веером, у котов бывает интересная реакция: где-то через 30 секунд они перестают видеть игрушку и начинают смотреть сквозь нее.
* Кошки поддаются воспитанию. Проблема в том, что люди поддаются воспитанию значительно лучше и при равной настойчивости побеждают кошки.
* Кошки не признают хозяином того, кто кормит. Если хотите, чтобы кот к вам ластился и считал вас хозяином, его надо либо забрать от родителей котенком на руках, либо воспитывать (то есть наказывать за пакости и запрещать гадости). А тот, кто кормит, — это кормушка.
* В воспитании важны логичность и последовательность. Если кот решит, что вы к нему придираетесь, то он либо спишет все на ваше плохое настроение и в другой раз опять полезет на холодильник по занавескам, либо обидится и будет пакостить как-то иначе.
* Агрессивных пород не бывает, выведение комнатных пушистиков-убийц не поощряется ассоциациями. Как правило, паршивое поведение — следствие несоответствия характера и содержания. И меланхоличный британец в шумной семье, и заброшенный хозяином активный сиам могут быть агрессивными.
* У котов непредсказуемые ассоциативные связи, когда речь идет о людях. Ваш питомец может считать, что все мужчины — ветеринары, встретив одного, или проассоциировать духи с приятной компанией и тисканием. Конкретных людей запоминают редко.
* Кошки не любят резких движений от кого-то, кто не еда, и поэтому не любят собак. Собаки резко двигаются, коты не могут определить, хотят с ними поиграть или их съесть. Алгоритм ломается, и кот делает то, что делает вообще в любой непонятной ситуации: бьет по морде.
* На выставках, если кот нервничает на руках, его хвост аккуратно зажимают между его же лапами, чтобы не махал им от нервов. Тут у кошек включается логика Пятачка: если нет возможности проявлять нервозность, нет и самой нервозности. Как ни странно, работает.
* Кошки урчат не только от удовольствия, но и для привлечения внимания, особенно когда урчание становится громче. Это аналог нашего вежливого покашливания вроде «кхм, хозяин, меня в целом все устраивает, но ты зачитался твиттером, а кто будет чесать меня за ушком?».
* Кошки иногда ведут себя непедагогично и воспитывают котят подзатыльниками. Выворачивают лапу под нужным углом и дают заигравшемуся котенку по затылку. Удивление у котят от такого идентично человеческому.
* У кошек есть свой аналог чайлд-фри. Моя старшая кошка воспитала своих котят со всей ответственностью, но без энтузиазма и скорее по необходимости — больше ж некому. Но когда у нее родились внуки, отказывалась их вылизывать и забиралась подальше, чтоб не доставали бабулю.
* Есть, конечно, и обратный вариант: кошки, которые считают себя настолько супермамами, а остальных — такими некомпетентными, что воруют котят и не дают реальным мамашам их воспитывать. Как правило, они сильно переоценивают свой воспитательский талант...
* У котиков есть свои предпочтения по внешности. Например, один знакомый кот был абсолютно равнодушен, если мимо его клетки проносили темненькую кошечку. Но стоило подойти с «блондинкой» — белой, серебристой или персиковой кошкой, лез знакомиться прямо через пластиковое окно.
* У кошек бывают странные развлечения. Наша старшая, например, любит париться в бане. Адски орет, если ее не пускают. Есть любители езды в машине на больших скоростях и плавания в реке. Кошки странные...
* У кошек довольно однообразное чувство юмора. Оно направлено на других кошек и в основном заключается в розыгрышах из серии «сейчас я его напугаю, и он ка-а-а-ак подскочит!». Напугавший кот частенько уходит крайне довольным собой.
* За исключением тех случаев, когда розыгрыш получился случайно и напугались оба.

Про разные породы

* Хотите себе кота, которого можно буквально завязывать в узлы? Ищите перса. У них длинная шерсть, которую кот сам прочесать не может, и они кайфуют от адской чески, как от массажа.
* Ориенталы изобретательны, потешны, энергичны. Если вам не нравится, что с вами все время разговаривают поставленным сопрано и что котейка требует игры и внимания чаще, чем раз в день, — оно не для вас. Не дает почувствовать себя в одиночестве.
* Я люблю американских керлов. У них постоянно такой удивленно-восторженный вид, что сразу ясно: кошки удивлены своей внешностью не меньше вашего.
* Сибирская кошка — как сибирская метель. Если ей втемяшилось куда-то идти, вы можете построить на ее пути бетонную стену, и она все равно будет идти.
* Если вы хотите завести мейн-куна и боитесь за вазу, не бойтесь. Вашей вазе конец по-любому. Молодые мейн-куны крайне неуклюжи (еще бы, так быстро вымахать) и могут разнести полквартиры в процессе взросления, просто не справившись с управлением.
* Хотите музыкальное развлечение и любите котиков? Сходите к знакомым, у которых месяц назад окотилась ориентальная кошка. Они невероятно плодовиты, ушасты, общительны и звонкоголосы. Исполнение музыкальной кантаты хором из семи летучих мышей мало кого оставит равнодушным.
* Вы равнодушны к котикам? Заведите себе британца и будьте равнодушны вместе. Вообще ко всему.
* Ответ на вечный вопрос всех выставок: сфинксам холодно. Очень. Поэтому они лезут на руки и любят свитера.
* Хотите кошку, но собаку? Берите курильского бобтейла. Он, правда, не гавкает, но преданный и игривый, как овчарка.
* Самая адская смесь, которую я видела, — помесь перса с ангорой. Красота невероятная, но в этой кошке злопамятность персов чудесным образом совместилась с изобретательностью и энергией ангоры. Она могла бы быть прототипом Ракеты в «Стражах Галактики». Для иллюстрации. Как только хозяйка выходила, это белое облако вплывало в комнату, оценивало тебя на предмет интересных предметов. Затем оно перемещалось к стулу, который запрещалось царапать. Царапало его ровно 4 раза и удалялось так таинственно, что хотелось проверить кошелек.

И еще кое-что

* Длинношерстная вариация породы всегда спокойнее короткошерстной (сомали-абиссинцы, селкирк-корниш-рекс). В связи с этим, как длинношерстным британцам не лень дышать, остается для меня загадкой.
* Кошек делят на кустовых (которые любят спрятаться где-то на уровне ног и там сычевать) и древесных (которые забираются на верхотуру, обозревают все вокруг и читают про себя монолог из «Короля Льва»: «Все, чего касаются лучи солнца, — это наше королевство»).
* разговору про окрасы: там есть пара интересных названий. Так что если у вашей кошечки черно-рыжая шерсть с полосками, поздравляю: ваша любимица — «макрель-черепаха».

20+ (спорных) фактов о психологии и характере кошек, которыми поделился заводчик со стажем
Источник ➝

Причины, по которым в бывшем СССР пеленали детей

До 70-х годов прошлого века новорожденных малюток туго пеленали. Будущих мам учили этому мастерству еще на курсах перед родами. Ни у кого такое пеленание в то время не вызывало сомнения. Но с некоторых пор на эту «процедуру» начали смотреть под другим ракурсом и решили, что новорожденных можно не пеленать.

Пеленание и доктор Спок

До наших времен дошло сведение о том, что младенцев пеленали еще в Древнем Риме и в Средневековой Европе. Для пеленания использовали так называемые свивальники – длинные и узкие полоски ткани, обматывая ними младенцев, как бинтом.

В наше время в 1970-х годах появился некто Бенджамин Спок, который в своих научных трудах в книге «Ребенок и уход за ним» выступил против пеленания, чем вызвал горячие споры между сторонниками и противниками пеленок.

Аргументы «за»

Советские педиатры, как и матери новорожденных, выступали за тугое пеленание младенцев. Аргументы в пользу пеленания были следующие: новорожденный во сне бессознательно мог совершать руками всякие движения, во время которых он сам себя будил. А находясь в пеленках – он просто не мог производить такие движения, и его сон был крепче. Кроме того, ребенок мог поцарапать себя или попасть пальчиком в глаз и нанести себе травму.

От подобных неприятностей малышей спасало пеленание. Был и еще один аргумент в пользу пеленания. Многие женщины считали, что пеленание необходимо для правильного развития тела ребенка, в частности, пеленание не допускало искривления ножек у малыша.

Правильно ли это?

По поводу искривления ног современные педиатры сообщают, что это предрассудки. Врачи считают, что искривление ног у младенцев – это вовсе не отсутствие тугого пеленания, а всего лишь последствия обыкновенного рахита. Некоторые дети переносят это заболевание тогда, когда матери об этом даже не догадываются.

Среди современных женщин есть как поклонницы, так и противницы пеленания. Все зависит от опыта матери, а также от особенностей и характера самого ребенка.

Как работает человеческая память: одна из главных научных проблем

Как устроена память | Журнал Популярная Механика

Загадка человеческой памяти — одна из главных научных проблем XXI века, причем разрешать ее придется совместными усилиями химиков, физиков, биологов, физиологов, математиков и представителей других научных дисциплин. И хотя до полного понимания того, что с нами происходит, когда мы «запоминаем», «забываем» и «вспоминаем вновь», еще далеко, важные открытия последних лет указывают правильный путь.

На сегодняшний день даже ответ на базовый вопрос — что собой представляет память во времени и пространстве — может состоять в основном из гипотез и предположений.

Если говорить о пространстве, то до сих пор не очень понятно, как память организована и где конкретно в мозге расположена. Данные науки позволяют предположить, что элементы ее присутствуют везде, в каждой из областей нашего «серого вещества». Более того, одна и та же, казалось бы, информация может записываться в память в разных местах.

Например, установлено, что пространственная память (когда мы запоминаем некую впервые увиденную обстановку — комнату, улицу, пейзаж) связана с областью мозга под названием гиппокамп. Когда же мы попытаемся достать из памяти эту обстановку, скажем, десять лет спустя — то эта память уже будет извлечена из совсем другой области. Да, память может перемещаться внутри мозга, и лучше всего этот тезис иллюстрирует эксперимент, проведенный некогда с цыплятами. В жизни только что вылупившихся цыплят играет большую роль импринтинг — мгновенное обучение (а помещение в память — это и есть обучение). Например, цыпленок видит большой движущийся предмет и сразу «отпечатывает» в мозге: это мама-курица, надо следовать за ней. Но если через пять дней у цыпленка удалить часть мозга, ответственную за импринтинг, то выяснится, что… запомненный навык никуда не делся. Он переместился в другую область, и это доказывает, что для непосредственных результатов обучения есть одно хранилище, а для длительного его хранения — другое.

Запоминаем с удовольствием

Но еще более удивительно, что такой четкой последовательности перемещения памяти из оперативной в постоянную, как это происходит в компьютере, в мозге нет. Рабочая память, фиксирующая непосредственные ощущения, одновременно запускает и другие механизмы памяти — среднесрочную и долговременную. Но мозг — система энергоемкая и потому старающаяся оптимизировать расходование своих ресурсов, в том числе и на память. Поэтому природой создана многоступенчатая система. Рабочая память быстро формируется и столь же быстро разрушается — для этого есть специальный механизм. А вот по‑настоящему важные события записываются для долговременного хранения, важность же их подчеркивается эмоцией, отношением к информации.

На уровне физиологии эмоция — это включение мощнейших биохимических модулирующих систем. Эти системы выбрасывают гормоны-медиаторы, которые изменяют биохимию памяти в нужную сторону. Среди них, например, разнообразные гормоны удовольствия, названия которых напоминают не столько о нейрофизиологии, сколько о криминальной хронике: это морфины, опиоиды, каннабиноиды — то есть вырабатываемые нашим организмом наркотические вещества. В частности, эндоканнабиноиды генерируются прямо в синапсах — контактах нервных клеток. Они воздействуют на эффективность этих контактов и, таким образом, «поощряют» запись той или иной информации в память. Другие вещества из числа гормонов-медиаторов способны, наоборот, подавить процесс перемещения данных из рабочей памяти в долговременную.

Механизмы эмоционального, то есть биохимического подкрепления памяти сейчас активно изучаются. Проблема лишь в том, что лабораторные исследования подобного рода можно вести только на животных, но много ли способна рассказать нам о своих эмоциях лабораторная крыса?

Если мы что-то сохранили в памяти, то порой приходит время эту информацию вспомнить, то есть извлечь из памяти. Но правильно ли это слово «извлечь»? Судя по всему, не очень. Похоже, что механизмы памяти не извлекают информацию, а заново генерируют ее. Информации нет в этих механизмах, как нет в «железе» радиоприемника голоса или музыки. Но с приемником все ясно — он обрабатывает и преобразует принимаемый на антенну электромагнитный сигнал. Что за «сигнал» обрабатывается при извлечении памяти, где и как хранятся эти данные, сказать пока весьма затруднительно. Однако уже сейчас известно, что при воспоминании память переписывается заново, модифицируется, или по крайней мере это происходит с некоторыми видами памяти.

Не электричество, но химия

В поисках ответа на вопрос, как можно модифицировать или даже стереть память, в последние годы были сделаны важные открытия, и появился целый ряд работ, посвященных «молекуле памяти».

На самом деле такую молекулу или по крайней мере некий материальный носитель мысли и памяти пытались выделить уже лет двести, но все без особого успеха. В конце концов нейрофизиологи пришли к выводу, что ничего специфического для памяти в мозге нет: есть 100 млрд нейронов, есть 10 квадрильонов связей между ними и где-то там, в этой космических масштабов сети единообразно закодированы и память, и мысли, и поведение. Предпринимались попытки заблокировать отдельные химические вещества в мозге, и это приводило к изменению в памяти, но также и к изменению всей работы организма. И лишь в 2006 году появились первые работы о биохимической системе, которая, похоже, очень специфична именно для памяти. Ее блокада не вызывала никаких изменений ни в поведении, ни в способности к обучению — только потерю части памяти. Например, памяти об обстановке, если блокатор был введен в гиппокамп. Или об эмоциональном шоке, если блокатор вводился в амигдалу. Обнаруженная биохимическая система представляет собой белок, фермент под названием протеинкиназа М-зета, который контролирует другие белки.

Одна из главных проблем нейрофизиологии — невозможность проводить опыты на людях. Однако даже у примитивных животных базовые механизмы памяти схожи с нашими.

Молекула работает в месте синаптического контакта — контакта между нейронами мозга. Тут надо сделать одно важное отступление и пояснить специфику этих самых контактов. Мозг часто уподобляют компьютеру, и потому многие думают, что связи между нейронами, которые и создают все то, что мы называем мышлением и памятью, имеют чисто электрическую природу. Но это не так. Язык синапсов — химия, здесь одни выделяемые молекулы, как ключ с замком, взаимодействуют с другими молекулами (рецепторами), и лишь потом начинаются электрические процессы. От того, сколько конкретных рецепторов будет доставлено по нервной клетке к месту контакта, зависит эффективность, большая пропускная способность синапса.

Белок с особыми свойствами

Протеинкиназа М-зета как раз контролирует доставку рецепторов по синапсу и таким образом увеличивает его эффективность. Когда эти молекулы включаются в работу одновременно в десятках тысяч синапсов, происходит перемаршрутизация сигналов, и общие свойства некой сети нейронов изменяются. Все это мало нам говорит о том, каким образом в этой перемаршрутизации закодированы изменения в памяти, но достоверно известно одно: если протеинкиназу М-зета заблокировать, память сотрется, ибо те химические связи, которые ее обеспечивают, работать не будут. У вновь открытой «молекулы» памяти есть ряд интереснейших особенностей.

Во-первых, она способна к самовоспроизводству. Если в результате обучения (то есть получения новой информации) в синапсе образовалась некая добавка в виде определенного количества протеинкиназы М-зета, то это количество может сохраняться там очень долгое время, несмотря на то что эта белковая молекула разлагается за три-четыре дня. Каким-то образом молекула мобилизует ресурсы клетки и обеспечивает синтез и доставку в место синаптического контакта новых молекул на замену выбывших.

Во-вторых, к интереснейшим особенностям протеинкиназы М-зета относится ее блокирование. Когда исследователям понадобилось получить вещество для экспериментов по блокированию «молекулы» памяти, они просто «прочитали» участок ее гена, в котором закодирован ее же собственный пептидный блокатор, и синтезировали его. Однако самой клеткой этот блокатор никогда не производится, и с какой целью эволюция оставила в геноме его код — неясно.

Третья важная особенность молекулы состоит в том, что и она сама, и ее блокатор имеют практически идентичный вид для всех живых существ с нервной системой. Это свидетельствует о том, что в лице протеинкиназы М-зета мы имеем дело с древнейшим адаптационным механизмом, на котором построена в том числе и человеческая память.

Конечно, протеинкиназа М-зета — не «молекула памяти» в том смысле, в котором ее надеялись найти ученые прошлого. Она не является материальным носителем запомненной информации, но, очевидно, выступает в качестве ключевого регулятора эффективности связей внутри мозга, инициирует возникновение новых конфигураций как результата обучения.

Внедриться в контакт

Сейчас эксперименты с блокатором протеинкиназы М-зета имеют в некотором смысле характер «стрельбы по площадям». Вещество вводится в определенные участки мозга подопытных животных с помощью очень тонкой иглы и выключает, таким образом, память сразу в больших функциональных блоках. Границы проникновения блокатора не всегда ясны, равно как и его концентрация в районе участка, выбранного в качестве цели. В итоге далеко не все эксперименты в этой области приносят однозначные результаты.

Подлинное понимание процессов, происходящих в памяти, может дать работа на уровне отдельных синапсов, но для этого необходима адресная доставка блокатора в контакт между нейронами. На сегодняшний день это невозможно, но, поскольку такая задача перед наукой стоит, рано или поздно инструменты для ее решения появятся. Особые надежды возлагаются на оптогенетику. Установлено, что клеткой, в которой методами генной инженерии встроена возможность синтеза светочувствительного белка, можно управлять с помощью лазерного луча. И если такие манипуляции на уровне живых организмов пока не производятся, нечто подобное уже делается на основе выращенных клеточных культур, и результаты весьма впечатляющи.

Автор — доктор биологических наук, член-корреспондент РАН, профессор, директор ИВНДиНФ РАН

Картина дня

))}
Loading...
наверх