Свежие комментарии

  • Михаил Седов
    сша управляет своим зеленым змеем-баксом..пока на руках чужая валюта-они рады..вся их сила в этом..но стоит его спуст...ИИ предсказал зак...
  • Михаил Седов
    вы из дома то выходите...мир то видите..ИИ предсказал зак...
  • Михаил Седов
    упачки..а то что человеку ху..ева туча лет видимо недочет истории.а вообще давно пора закончится..ИИ предсказал зак...

"За 50 рублей буду молиться за вас год"

Моя подруга Света (давайте она здесь побудет Светой) лежит сейчас в роддоме. Не совсем рожает, а сохраняет. Лежит себе лежит, капается, никого не трогает. Как вдруг, в одно из воскресений, в дверь ее палаты вплывает «матушка» (как она сама представилась). Поздоровалась и предложила помолиться. За здоровье будущего ребенка, будущей мамы, ну и папы заодно. И не так чтобы разово молиться, а целый год подряд. Абонемент оформить. Всего за 50 рублей. Так и сказала: «Это очень дешево!».

Фото: ReutersФото: Reuters / Изображение носит иллюстративный характер

«А на Орифлейм тебя в больнице еще не подписали?» — поинтересовалась наша третья подруга, когда Света рассказывала нам всю эту историю. Мы посмеялись. А потом Света сказала: «Меня знаете, никто же не заставлял, но я дала ей эти 50 рублей».

Мне 50-ти рублей совершенно не жалко, тем более, что они не мои, а Светкины, но знаете что… Вот слишком много вопросов у меня к этой ситуации. Навещать в палате в наших роддомах строго запрещено. Муж или мама не смогут посидеть у вас на кровати (даже в платной палате) и подержать вас за руку. Микробы — что вы! Бациллы! Инфекции! А матушка туда свободно заходит. Свято и стерильно. Матушка не платит налогов. Кассовый чек о молебнах не пробивала, но это, наверное, я уже придираюсь.

Пускай будет пожертвование (пусть и строго по прейскуранту).

У матушки нет конкуренции. Ребе Яков или мулла Сулейман навряд ли даже на порог будут допущены. А знаете почему? Потому что у них нет своей лавки в стенах больницы, а у матушки есть. И ее тут все от санитарки, до заведующего знают и пускают. И если отбросить все вышеперечисленные три мои претензии к ситуации, все равно остается четвертая. Чуть больше года назад, двое моих новорожденных детей попадают в реанимацию. До этого я как Светка пребывала «на сохранении» в стационаре. Если бы в любой из этих моментов, передо мной появилась матушка и предложила дать денег за молебны, чтобы все у нас было хорошо — я бы дала. И 50 рублей, и долларов, и даже больше. Потому что мне сложно описать какую бурю эмоций и чувств я переживала в тот момент. Когда не было надежды, когда хотелось верить в чудо и молиться сразу всем богам, чтобы все это наконец закончилось, чтобы дети были здоровы. Мне повезло. В РНПЦ не пускали никого. Моим беспомощным психологическим состоянием никто не воспользовался.

Другим словом я, уж простите, назвать такие визиты не могу. Воспользовались. Не воспользовались — это когда висит объявление, что работает часовня там-то и там-то, и что на таком-то этаже вы сможете сходить заказать службы. Тогда это будет твой собственный выбор, твое решение, принятое не под давлением и уговорами. Но, что есть, то есть. Сравнить можно с вокзальными гадалками. Те за версту чуют женщину с проблемами и раздевают до нитки. Или вот еще случай из лично моей жизни. Как пару лет назад, когда я ездила на своей машине в Варшаву, на одной из парковок возле торгового центра ко мне подошел бомж с длинной узловатой палкой. «Я, говорит, пани, вашу машину буду охранять. За 6 злотых. 3 — давайте сейчас, а то мало ли что». Получил этот оболтус свои 6 злотых. Вывод какой? И с гадалками, и с бомжами, и с матушками четко срабатывает что? Правильно — психология. Так может штатные психологи займутся своим делом? А если нет, то закроем двери для доморощенных или, наоборот, откроем для всех. Потому что если все оставлять по-прежнему — плохо это, некрасиво. И дорого.

Источник

Картина дня

наверх