Свежие комментарии

  • Аркадий Голод
    В таких общих статьях лучше использовать термин ЭНДОСКОПИЯ - он объединяет все предыдущие.Лапароскопия: хир...
  • Аркадий Голод
    Всё хорошо и правильно. Только надо уточнить термины. ЛАПАРОскопия - это обзор брюшной полости. ТОРАКОскопия - обзор ...Лапароскопия: хир...
  • Аркадий Голод
    Нобелевскую премию не дают за изобретения. Кроме того, у этого метода множество авторов и развивается о уже больше со...Лапароскопия: хир...

Инсульт: как распознать и что делать

Инсульт: как распознать и что делатьВ России ежегодно регистрируется более 400 000 инсультов, летальность при которых достигает 35 %

«Инсульт — это серьезно; и я уверена, что здесь всегда лучше перебдеть». Каковы симптомы и последствия инсульта? Можно ли помочь больному? Что нужно и не нужно делать во время приступа? Как жить дальше, после того как инсульт уже случился? Рекомендациями делится врач-невролог.
 
В интернете можно отыскать много информации на тему «как распознать инсульт». Однако вся эта инфа сводится к рекомендациям попросить улыбнуться и произнести ту или иную фразу, а также попросить человека пройти по прямой. Все это хорошо и правильно (точнее, лучше, чем ничего), но я хочу рассказать об инсульте немного иначе.

Этот пост не будет оптимистичным, как большинство текстов о болезнях в этом блоге, скорее, наоборот. Потому что острое нарушение мозгового кровообращения — штука многоликая, серьезная и опасная.

Что такое инсульт 

Наверное, не нужно лезть в дебри врачебной классификации инсультов. Важно понимать, что инсульт, или острое нарушение мозгового кровообращения — это проблема, в которой задействованы артерии мозга. 

Разрыв сосуда приводит к кровоизлиянию: это значит, кровь изливается в вещество мозга, пропитывает и повреждает его, а еще может попадать в желудочки мозга и под мозговые оболочки.
Это то, что в классической художественной литературе описывается как «случился удар».

Еще просвет сосуда может перекрываться тромбом, атеросклеротической бляшкой, эмболом. В результате движение крови по артерии нарушается и ткань мозга начинает страдать от кислородного голодания, а потом и отмирать.

Есть и другие, более редкие варианты инсульта. Но это не так важно. Для обывателя куда важнее знать признаки, указывающие на возможное острое нарушение мозгового кровообращения.

Почему важно действовать быстро? 

Головной мозг — это штука, благодаря которой человек делает любое действие — от самого на первый взгляд простого (глотание) до сложного (сочинение стихов, решение математических задач, планирование дел). Благодаря своему мозгу человек может ходить, сидеть и читать этот текст. За каждое действие отвечают определенные области. Их повреждение означает выпадение той иной функции. 

При отсутствии своевременной медицинской помощи человеку с инсультом может произойти всякое. Велика вероятность, что умеренно нарушенный кровоток в той или иной мозговой артерии нарушится полностью. Это значит, что участок мозга, худо-бедно снабжавшийся кислородом и глюкозой, перестает получать все это, после чего — отмирает. Мертвую ткань нельзя восстановить. 

Это означает, что выпадение той или иной функции будет окончательным (если человек выживет, через некоторое время в дело вступят механизмы нейропластичности, когда живые нейроны берут на себя функции утраченных — но это долгая и непростая история, и важно помнить, что возможности эти весьма ограничены).

Симптомы, которые могут указывать на инсульт 

Что значит ОСТРОЕ нарушение мозгового кровообращения? Это внезапное, резкое возникновение симптомов. Иными словами — минуту назад ничего необычного не было, и вдруг появилось. 

Перекос лица. Вот тут полезно вспомнить всем известную рекомендацию: попросить человека улыбнуться, надуть щеки, оскалить зубы. Плохой знак, если заметной становится асимметрия носогубных складок, щека «парусит», а улыбка становится «кривой». 

Нарушения речи. Это может быть явная моторная афазия, когда человек не может произносить слова, или сенсорная афазия, когда создается впечатление, что человек не понимает, что говорит, «путает» слова. Есть и менее яркие, но не менее серьезные симптомы — это гнусавость речи ( «французский прононс») или нечеткость артикуляции, когда создается впечатление, что говоришь с пьяным.

Слабость в руке и/или ноге. Это хорошо заметно в движении — когда человек идет или совершает какие-то действия обеими руками. Можно попросить сжать обеими руками свои руки, или просто вытянуть обе руки вперед — слабая рука начнет опускаться. Важно: если человек жалуется на внезапное появление неловкости в руке, невозможность четко написать что-либо от руки — это тоже признак слабости.

Головокружение. При инсульте головокружение обычно сильное. Человеку трудно ходить. Его тошнит и рвет. Рвота не приносит облегчения.

Нарушения зрения. Возможно выпадение зрения на один глаз. Очень грозный симптом — резко возникшее двоение перед глазами. Это значит, что заинтересованы стволовые структуры мозга — а именно они обеспечивают жизненно важные акты дыхания и управления сердечно-сосудистой системой. 

Нарушения глотания. Глотание — еще одна функция, которую обеспечивает ствол мозга. Если человек не может проглотить воду и начинает вдруг давиться — дело плохо. Смотрите на речь, спросите, нет ли двоенния перед глазами — эти симптомы часто идут вместе при стволовых инсультах.

Расстройства сознания. При инсультах бывают самые разные виды расстройств сознания — от легкой заторможенности, оглушенности, до глубокой комы, когда человек не реагирует на прикосновения и даже боль. Возможны судорожные припадки. Реже бывают острые психозы, когда нормальный человек вдруг становится неадекватным, агрессивным или просто очень странно себя ведет.

Важно: если человек потерял сознание и, падая, ударился головой, сообщите об этом врачу. 

Как помочь больному? 

При возникновении одного или нескольких перечисленных симптомов нужно вызывать скорую помощь. Не ждать, что «само пройдет». Не вызывать врача на дом. И тем более не надеяться, что «через неделю запишусь к неврологу, а там, глядишь, все пройдет». 

Что нужно делать: 

1. Измерить артериальное давление. Для врача скорой это будет полезная и важная информация. Если аппарат электронный, запомните также, какой пульс. Если пациент диабетик и у вас дома есть глюкометр, измерьте также глюкозу крови. Запишите все показатели на бумагу, чтобы не забыть и не перепутать.

2. Уложить человека. Горизонтальное положение поможет уменьшить потребность мозга, в том числе его пострадавшего участка, в кислороде. Так мы минимизируем последствия разрушительного для мозга процесса и выигрываем немного времени до поступления человека в стационар.

3. Открыть окно. Пусть кислорода в комнате будет как можно больше!

4. Успокоиться. Если вы родственник пациента, очень важно не создавать панику, не рыдать и не рвать на себе волосы. Вам страшно — но вашему близкому еще страшней. От страха поднимается давление. Это может ухудшить состояние пациента.

5. Найти амбулаторную карту. А также выписки из больниц и другие медицинские документы. Они понадобятся лечащему врачу стационара. Не забудьте заранее отыскать медицинский полис и паспорт.

6. Дать лекарства. Препараты, которые я сейчас назову, не имеют доказательной базы. Их эффективность сомнительна. Но, при отсутствии аллергии (!), они не принесут вреда и как минимум сработает эффект плацебо, который поможет пациенту успокоиться. Бригада скорой помощи все равно даст эти таблетки. Это 6-8 таблеток глицина под язык и 2 капли семакса в каждый носовой ход. Если вы не дадите человеку эти лекарства, ничего страшного не произойдет. 

Что не нужно делать: 

1. Давать другие лекарства. Повышение давления при инсульте — защитная реакция. Организм пытается любыми путями улучшить кровоснабжение пострадавшей области мозга. Поэтому не давайте человеку таблетки от давления! Его снижение может привести к резкому ухудшению состояния и даже смерти. Также не нужно давать жевать аспирин (тромбо-асс, кардиомагнил и прочее). Инсульт — это не инфаркт миокарда. На этапе вызова скорой мы можем только предполагать, что за вариант инсульта у человека (и инсульт ли это). Поэтому бессистемный прием антиаггрегантов может сделать хуже. Также не надо совать человеку нитроглицерин (снижает давление!), корвалол и любые другие лекарства из вашей аптечки.

2. Давать пациенту курить. Это кажется абсурдом, однако находятся индивидуумы, которые успевают покурить до приезда скорой. У меня был пациент с инсультом в стволовых структурах (одна из самых опасных локализаций, как мы помним), который посчитал, что если может ходить — то не все так страшно. А если покурить до приезда скорой — так и вовсе наступит внутренний дзен. Курение ухудшает состояние пациента — надеюсь, это очевидно для читателей моего блога.

3. Паниковать. Вам страшно за близкого человека — и это понятно. Но необходимо, насколько возможно, оставить эмоции в стороне. Вам предстоит отвечать на вопросы врача скорой, врача приемного отделения и лечащего врача. Скорей всего, это будут похожие вопросы. Не раздражайтесь. Старайтесь отвечать по существу и максимально полно. 

Что еще нужно знать 

Расскажу о реалиях нашей медицины. Я была по разные стороны работы с инсультными больными. 

Была неврологом поликлиники, к которому на прием приходили пациенты с инсультами — и вызывала скорую помощь. И, пока она ехала, удерживала, объясняла, почему нельзя пойти в больницу своими ногами, почему нельзя ждать и почему нельзя покурить, чтобы успокоиться. 

Была врачом приемного отделения в то время, когда коек для инсультных пациентов хронически не хватало, аппарата РКТ не было, и приходилось жестко фильтровать поступающих только по клиническим проявлениям болезни (иногда — по данным люмбальной пункции). Работала в реанимации, в которой не было лекарств, катетеров, аппарата ИВЛ и реаниматолога. 

И вот что могу сказать: эти две стороны скорую помощь рвут на британский флаг. Врач поликлиники настаивает, что больного даже с сомнительными симптомами инсульта необходимо везти в инсультное отделение, чтобы сделать РКТ (к счастью, сейчас эти аппараты появились в наших неврологических стационарах). Потому что в противном случае именно поликлинический невролог окажется крайним.

Врач приемного помнит об отсутствии лишних коек и очень не рад «сомнительным» пациентам. И в любой ситуации, которая позволяет неоднозначно трактовать результаты КТ, он будет скандалить с врачами скорой и всеми правдами и неправдами отказывать пациенту в госпитализации. Потому что иметь административный секс с начальством за таких пациентов — удовольствие ниже среднего.

Виноваты не врачи — виновата долбаная оптимизация здравоохранения по инициативе людей, от медицины далеких: и вот стационары объединяют, койки сокращают, а инсультных больных меньше не становится.

Зная всю эту ситуацию, врачи скорой ведут себя очень по-разному. Большинство спецов все же имеют совесть и везут пациента в стационар. Но есть такие, которые следуют принципу «не парализовало — не инсульт», потому что им не хочется вступать в схватку с врачами приемного. Я специально подробно описала возможные симптомы ОНМК, чтобы стало понятно, что парализация — далеко не единственный признак инсульта.

Еще одна история 

К терапевту поликлиники, где я работаю, пришел мужчина с жалобами на онемение левой руки и ноги. Заметил также неловкость в руке — не слабость, но рука стала какой-то непослушной. Я в тот день не работала, поэтому терапевт, недолго думая, вызвала скорую, справедливо полагая, что давление 180/100 и остро возникший неврологический дефицит у пациента вполне тянут на инсульт.

Приехавший врач скорой высмеял терапевта, утверждая, что онемение — признак субъективный и оценить его никак нельзя. Руки-ноги работают нормально. Какой инсульт, милая? И уехал восвояси, оставив терапевта обтекать. 

На следующий день доктор обратилась за помощью ко мне. У мужчины за эти 24 часа наросла симптоматика: слабость в левой руке стала явной. Это уже был инсульт из учебника по неврологии. Я вызвала скорую. Мужчину забрали без вопросов. По КТ, разумеется, подтвердился инсульт.

Итог: сутки для лечения пациента потеряны. Врач скорой считает, что был прав (впрочем, полагаю, все же настанет ситуация, когда судьба возьмет его за жопу) и продолжает уверенно трещать на вызовах о том, что нарушения чувствительности — это недостаточный для проведения КТ признак.

Это — реалии нашей медицины. Может получиться так, что по скорой приедет нормальный доктор. А может приехать и индивидуум из описанной мной истории. Очень не любят забирать по скорой пожилых людей, аргументируя это «ну человек все равно старый, шо вы хотели». 

Инсульт — это серьезно; и я уверена, что здесь всегда лучше перебдеть. Диагноз ставится по РКТ (если прошло больше суток, не менее информативной становится МРТ головного мозга).

У меня нет универсальной инструкции «что делать, если признаки инсульта есть, а скорая не забирает». Можно обратиться в приемное самостоятельно. Можно сделать РКТ платно, что поможет подтвердить (или исключить) инсульт, и вызывать скорую сразу после получения результатов. В любом случае — всегда лучше перестраховаться. 

Что делать после того, как инсульт случился
Итак, инсульт все-таки случился. Позади томительные дни переживаний за жизнь близкого человека. Вас не пускали в реанимацию. Отказывались называть лекарства, которые вы могли и хотели бы купить. Врачи аргументировали это тем, что все необходимое для больного есть, а необходимо ему не так уж и много. Неврологи не торопились сообщать информацию о прогнозах, ограничиваясь туманным «состояние стабильно тяжелое».

Но вот вам или вашему близкому стало лучше. Разрешили вставать и ходить. И, наконец, выписали под наблюдение невролога и терапевта поликлиники.

Кажется, все должно быть просто и понятно. Много полезной инфы сообщает лечащий врач при выписке. Об этом тезисно написано и в выписном эпикризе, который получает на руки пациент. 

Но, видимо, стресс от всех негативных событий такой сильный, что мало кто слушает людей в белых халатах. Поэтому типична ситуация, когда на прием к поликлиническому неврологу приходит человек с недавно перенесенным инсультом, который уверен, что гарантией отсутствия повторного ОНМК является капельница раз в полгода с волшебным «сосудистым» препаратом, и больше делать ничего не надо.

Поэтому я решила написать этот пост, в котором хочу рассказать о жизни после инсульта, о том, что делать и что не делать, чтобы избежать повторной сосудистой катастрофы. 

Мифы о жизни после инсульта 

Давайте сразу разберемся с распространенными народными домыслами, которые не имеют никакого отношения к реальности.

Капельницы. Нет ни одной капельницы, которая помогла бы существенно уменьшить неврологический дефицит у пациента, который перенес инсульт. Не произойдет волшебного улучшения, когда человек не мог говорить и вдруг речь враз восстановилась, рука не работала — и вдруг сила мышц стала прежней. Нет ни одной капельницы, которая хоть немного снизила бы риски повторного инсульта.

«Сосудистые» и ноотропные препараты. Почему-то внимание пациентов, перенесших инсульт, и их родственников приковано к этой группе препаратов. Назову несколько из них: винпоцетин, трентал, пирацетам, мексидол, актовегин, церебролизин, кортексин. Они считаются панацеей от инсульта. То есть распространено мнение, что можно забить на все, но сходить к неврологу за назначением препаратов из этих групп, а потом пропить/прокапать все это добро в течение месяца-двух — нужно обязательно. Иначе — повторный инсульт. 

На самом деле, эти препараты вообще никак не помогают избежать повторного ОНМК. Подобранные с умом, они помогают уменьшить когнитивные нарушения (улучшить память, внимание), убрать головокружение и еще сделать кое-что. Это помогает несколько улучшить качество жизни пациента, но это все — не главное.

Постельный режим. Удивительно много людей уверены, что инсульт — это повод как можно меньше двигаться. В идеале — запереться в своей квартире и перемещаться от кровати до телевизора к холодильнику и обратно. Депрессия, которая является частым спутником пациентов, перенесших инсульт, тоже не лучшим образом влияет на желание двигаться. 

В России постинсультной депрессии обычно уделяется немного внимания, оно и понятно: назначить антидепрессанты к горе препаратов (без преувеличения, это 10-15 препаратов еждневно) — проблема, о которой врачу думать не хочется. Потому что для этого понадобится убедить пациента отказаться от 4-5 позиций в списке, которые не очень-то и нужны, но поди докажи больному, что пить трентал с фезамом круглый год совсем не обязательно.

Курсовое лечение медикаментами. Еще одна ошибка — настраиваться на то, что после инсульта достаточно ограничиться курсовым приемом препаратов. Это не так. Тяжело принять тот факт, что теперь пожизненно придется пить горсть таблеток. Ежедневно. Не пропуская прием. Но это лишь одно из череды изменений, к которым придется привыкнуть.

Как меняется жизнь после инсульта 

Таблетки. Вот список препаратов, которые обычно принимает пациент, перенесший инсульт:

Гипотензивные. В идеале таблетки от давления подбирает кардиолог. Параллельно специалист корректирует нарушения ритма, если они есть. Важно помнить, что, например, мерцательная аритмия — серьезный фактор риска инсульта, а потому с ней надо разобраться.

Статины. Препараты «от холестерина» — еще одна важная составляющая лечения. Именно поэтому врачи трясут пациента, просят сдавать его кровь на липидный спектр не реже 1 раза в полгода. Статины помогают нормализовать этот самый липидный спектр и приостановить процесс образования новых атеросклеротических бляшек, а значит, и снизить риски повторного инсульта.

Антиаггреганты. Препараты для «разжижения» крови, аспирин и компания. 

Сюда же стоит отнести препараты для нормализации уровня глюкозы крови у диабетиков. Если случился инсульт, к подбору и приему этих медикаментов стоит отнестись с удвоенным энтузиазмом, потому что отсутствие зашкаливающего сахара крови — значимый плюс, снижающий риски повторного инсульта у диабетика.

Посещение врачей. Почему-то принято считать, что пациенты после инсульта — это «собственность» неврологов. Это совсем не так. Ходить к неврологу, если состояние не ухудшается и не появляются новые неврологические симптомы, достаточно раз в полгода. Куда полезнее обратить свой взор в сторону кардиолога и эндокринолога (потому что нет ничего важнее, чем нормальное давление и нормальный уровень глюкозы крови). Имеет смысл иногда посещать окулиста, чтобы тот смотрел, как обстоят дела на глазном дне.

Обследования. Вот какие анализы нужно смотреть раз в полгода:

— общий анализ крови и мочи,
— глюкоза крови,
— липидный спектр крови.

Из обследований должны быть пройдены ЭКГ (и другие методы обследования, если их назначает кардиолог — УЗИ сердца, холтер и прочие) 1 раз в полгода и дуплексное исследование брахиоцефальных сосудов (УЗИ шейных сосудов — это «по-простонародному») 1 раз в год или два года.

После инсульта не нужно делать МРТ головы каждый год, в надежде, что постинсультные изменения рассосутся. Они никуда не денутся. Но хорошие новости состоят в том, что у мозга есть свойство нейропластичности. 

Оставшиеся в живых нейроны частично возьмут на себя обязанности погибших. Образуются новые нейронные связи. Все это требует усилий, терпения и последовательности от пациента. И они, скорее всего, будут вознаграждены: станет лучше речь, нарастет сила мышц в ослабевшей конечности и т. д. На МРТ мы этого не увидим — все улучшения будут происходить клинически.

Реабилитация. Кроме того, что я уже перечислила, это массаж конечностей, а также занятия со специалистом по лечебной физкультуре и логопедом. Еще — помощь психолога или психотерапевта. Это то, что так хорошо умеют в Германии и Израиле, и не очень хорошо умеют у нас. Проблема состоит в том, что реабилитационные отделения наших государственных больниц берут только «хорошеньких», то есть более-менее сохранных пациентов. Тех, у кого реабилитационный потенциал высокий. Тех, у кого нет серьезных сопутствующих заболеваний. А реабилитация-то нужна всем...

Реабилитация после инсульта — пока проблема для России. Пациенты и их родственники сосредотачивают свое внимание на выбивании капельниц из участкового терапевта и покупке дорогостоящих препаратов. И важность настоящей работы с пациентом отходит на задний план. Это неправильно. Если средства ограничены, важно понимать, что, например, лучше сделать выбор в пользу посещения логопеда вместо «прокапывания» актовегина. 

Физическая активность. Двигаться — необходимо. Но важно обсудить с неврологом вид физической активности, которой вы планируете заниматься. Многие пациенты с радостным криком: «Дача — это жы фитнес!» бросаются на грядки и под палящим солнцем часами начинают выпалывать сорняки. Там они частенько и получают второй инсульт, вот в этой позе — попой кверху. Потому что поднимается давление, да и в целом времяпровождение посреди грядок — это серьезная нагрузка на систему кровообращения. 

А вот плавание, ходьба, бег (при условии, что не очень большой вес и суставы позволяют) и даже танцы — почему бы и нет. Главное — регулярность и умеренность. Иными словами, унылое лежание на диване с уверенностью, что жизнь кончена, так же вредно, как и тягание весов в зале каждый день. Инсульт — это повод подружиться со своим организмом, прислушиваться к нему и искать оптимальный вид физической активности (обсудив его с врачом, разумеется).

Вредные привычки. Надеюсь, всем очевидно, что от курения и выпивания литра пива каждый вечер придется отказаться. На самом деле, очень маленький процент моих пациентов прислушивается к этой рекомендации. 

Из моей практики процентов 10 пациентов всерьез меняют свою жизнь. Обычно это — женщины. Мне кажется, их мотивированость следовать рекомендациям врача связана с тем, что есть ради чего жить: интересная работа, хобби, дети и внуки, муж. Остальные курят и пьют как до болезни. И часто повторный инсульт становится для них смертельным.

Инвалидность и работа. Раньше практически каждый человек, перенесший инсульт, мог рассчитывать на инвалидность. Сейчас требования к направлению пациента на определение группы инвалидности ужесточились. Не так давно у меня был пациент с последствиями ишемического инсульта в стволовых структурах: нечеткой речью, неловкостью в правой руке (ощутимой слабости мышц не было, но стало трудно держать ручку и писать) и жуткой слабостью. Инвалидность ему не дали — предполагалось, что он может работать токарем. У меня было много аналогичных случаев за этот год. 

Поэтому хорошая реабилитация после инсульта — это не пустые слова. Нашему государству, увы, все меньше нужны больные люди. Они нужны только самим себе и родственникам. 

И поэтому так важно расставить приоритеты в лечении человека, перенесшего инсульт, а еще — понимать, что не все зависит от господа Бога и лечащего врача, и многое под силу изменить самому пациенту. 
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх