Брить или не брить?

10 октября 1904 года Директор Императорских театров В. А. Теляковский записал в своём дневнике: 

«Сегодня балетные артистки послали мне прошение, покрытое 80-ю подписями, с просьбой принять меры к прекращению в газетах инсинуаций по поводу будто бы отданного приказания брить волосы под мышкой».


Анна Павлова — Аспиччия («Дочь фараона», 1900-е)

Неделей ранее корреспондент газеты «Новое время» Юрий Беляев явился к А. Д. Крупенскому (чиновник особых поручений при Директоре Императорских театров) и просил принять его по частному делу.

Оказалось, что известный издатель А. С. Суворин получил письмо, подписанное Крупенским, где он якобы объясняет, что издал приказ танцовщицам брить подмышки «ввиду требований гигиены и красоты». Суворин хотел опубликовать это письмо в газете, но Беляев попросил подождать до выяснения, действительно ли Крупенский такое написал. Когда же выяснилось, что письмо подложное, управляющий Петербургской конторой Императорских театров Г. И. Вуич поехал к начальнику Главного управления по делам печати Н. А. Звереву. Тот согласился дать знать лишь в четыре газеты, чтобы при появлении там такого письма, его не публиковали.

Однако газеты не обошли это происшествие, то в одной, то в другой появлялись публикации на тему бритья подмышек. Так 6 октября «Новое время» поместило стихи, озаглавленные «Происшествие в балете», 7 октября в «Петербургской газете» появилась заметка в манере фельетона о «последовавшем распоряжении, чтобы все балетные артистки брили себе волосы под мышками», подписанная Вестрисом. 10 октября еженедельник «Театр и искусство» разразился большой статьей на первой странице, в которой описываемое «распоряжение» расценивалось как «посягательство на личность сценического деятеля».

 


В той же газете в разделе «Из театральной жизни» можно прочитать:

«Самый злободневный театральный вопрос ныне — вопрос о волосах под мышками ... балерины. Невероятно, но факт: сделано распоряжение, чтобы балерины брили волосы под мышками, так как излишняя растительность под мышками будто бы нарушает эстетическое чувство.

Кто будет приглашен в балетные мышкобреи — пока неизвестно. Мы бы рекомендовали г. Скальковского, как компетентное в вопросах женской флоры и фауны, вообще, и балетной в частности, лицо. Что г. Скальковский добросовестно будет выполнять возложенные на него обязанности, — за это ручается вся предыдущая деятельность его, как „критика“. Вот, например, что читаем в воспоминаниях о г. Скальковском, напечатанных в одной газете.:

„После дебюта одной иностранной балерины, балетоманы обратились к г. Скальковскому с вопросом:

— Ну, как вам понравилась новая дебютантка?

— Ничего, ответствовал г. Скальковский, — есть за что ущипнуть“.

Но неужели „это“ так неэстетично?

А как же, говорят, в парижских магазинах продают специальные „парички“ для пикантности?»

Упомянутый балетоман и критик К. А. Скальковский, хоть и находился в то время в Париже, не преминул написать в редакцию «Нового времени» письмо, которое было опубликовано 8 октября за подписью Балетоман:

«Г-н. Т. Аф-ский обращается к балетоманам с вопросом: следует ли танцовщицам выбривать себе волосы под мышками? Он находит этот вопрос, в сущности, глупым.

Со своей стороны, могу только подтвердить нелепость поднятого вопроса о бритье, о котором я уже слышал в Петербурге. Волосы под мышками, как и вообще где бы они не росли на теле, не могут считаться уродливыми, ибо их рост натурален. Конечно, расположение волос, их густота и особенно длина могут быть более менее красивы или некрасивы, как красивы или некрасивы в бороде различных мужчин. Слишком обильная растительность, показывающая энергический мужской характер, не идет к женщинам, особенно воздушным, поэтому балерины из кокетства, если они резкие брюнетки, пудрят свои волосы или носят легкие фуфайки, прикрывающие подмышки. Это при хорошо скроенном лифе совершенно достаточно. Итальянские танцовщицы, впрочем, не делают и этого, и глаз зрителей скоро привыкает.

Полагать, что бритье „эстетично“ потому, что на статуях женщины имеют волосы только на голове (а балет-де — живая пластика), есть плод невежества. Статуи древних (а рабское подражание древностям крепко въелось и в новейшую скульптуру) потому без волос, что древние женщины, как теперь восточные женщины, уничтожали волосы на теле бритьем или сернистым мышьяком. А скульптор изображал, что видел. Это было модой и считалось красотою. Мода держалась до XVIII столетия не только для женщин, но даже для мужчин. Для новобрачных, например, бритье считалось прямо обязательным. Но само собою разумеется, то, что было лишь „модою“, не может считаться эстетическим законом, и смешно в XX столетии возвращаться к модам времен Периклеса.

Париж 4 октября.»


Матильда Кшесинская — Аспичия («Дочь фараона», 1911 г.)

Дело с этими статьями дошло до того, что Теляковский поехал к начальнику Канцелярии Министерства Двора А. А. Мосолову, чтобы убедить его написать письмо Министру внутренних дел, дабы «остановить эту вакханалию». А затем сам поехал с докладом к Министру Двора, барону В. Б. Фредериксу. Тот решил, «что помимо письма надо Мосолову самому съездить к Министру внутренних дел и подробно изложить всю суть этой скабрезной травли в газетах Крупенского и всех статей по поводу бритья в них».

В итоге, 13 октября газета «Новое время», а 14 октября «Петербургская газета» опубликовали «опровержение»:

«Как мы узнали из достоверного источника, в нашем балете вовсе не делалось никакого распоряжения о выбривании волос под мышками танцовщицами и даже вопроса об этом не поднималось».


Московская балерина Маргарита Васильева в балете «Спящая красавица» (1916 г.)

В публикации использованы материалы издания В. А. Теляковский «Дневники Директора Императорских театров. 1903-1906. Санкт-Петербург». М.: Артист. Режиссер. Театр, 2006.

Источник

Как приготовить луковый суп - блюдо, достойное принцесс?

Как известно, Франция знаменита не только красивыми женщинами, изысканной парфюмерией, Эйфелевой башней, шампанским, но в первую очередь — своей кухней.

Французский луковый суп
 
Французский луковый суп Фото: Depositphotos

О кулинарных пристрастиях французов написано множество разнообразных книг. А о количестве известных блюд не приходится и говорить, так как их насчитывается огромное количество, и наверняка пожелавшему испробовать все известные на сегодня французские блюда не хватило бы даже жизни.

В приготовлении еды французы придерживаются двух важных принципов, которые присущи только французской кухне, и о них нельзя не упомянуть.

  • Во-первых, приготовление пищи и ее употребление так же важны для французов, как любовь и искусство поддержать разговор. Необходимые знания в области кулинарии можно почерпнуть из книги Брийа-Саварена «Психология вкуса».
  • Во-вторых, кулинария у французов считается искусством, и искусством одухотворенным, например, салатам дают названия опер — «Кармен», «Аида», «Миньон», «Тоска».
Второе издание «Физиологии вкуса», 1838 г.

Второе издание «Физиологии вкуса», 1838 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Кстати, названия многих французских блюд встречаются в терминологии многих национальных кухонь: омлет, рулеты, соус, котлеты, майонез, салат оливье, фрикадельки, антрекот, пом-фри…

Но во французском кулинарном лексиконе можно встретить и такие названия, которые требуют дополнительных пояснений. Например, потофе — суп в горшочке, консоме — это мясной бульон, волёте — тоже суп, в который обычно добавляют яичный желток, а мармит — бульон, к которому отдельно подают гарнир.

Слово «ресторан» также французского происхождения. А вот слово «суп», как утверждают некоторые исследователи, происходит от греческого «супа», что значит «ломоть хлеба, размоченного в жидкости». В Средние века овощи, из которых готовили суп (капуста, лук, коренья, различная зелень, приправы), были «привилегией» бедноты, поэтому и суп считался блюдом для нищих.

Рыбный суп Буйабес

Рыбный суп Буйабес
Фото: Depositphotos

Из первых блюд у французов очень популярны суп-пюре из лука-порея с картофелем и луковый суп, заправленный сыром. Широко известен также провансальский густой рыбный суп-буйабес. Но самым известным и знаменитым является, конечно, луковый суп, история которого очень старая и интересная.

В 1790 году повар французского короля Луи XV Франческо Леонарди возвел суп в ранг изысканных блюд, посвятив ему первый том своего шеститомного кулинарного произведения «L'Apicio moderno», где назвал его «блюдом, достойным принцесс». С тех пор супы начали облагораживать, не жалея для них самых вкусных, самых дорогих компонентов — спаржи, артишоков, даров моря, отборного мяса…

В «Большом кулинарном словаре» Александра Дюма есть статья, посвященная луковому супу. Любовь Шарля де Голля к супам была столь огромной, что он каждый день заказывал своим поварам другой суп. Но, тем не менее, самым уважаемым французским супом по праву считается луковый.

Луковый суп

Луковый суп
Фото: Depositphotos

Для тех, кто пожелает сам приготовить это изысканное блюдо:

500 г репчатого лука, 2−3 ст. ложки сливочного масла или маргарина, перец, ¾ л. мясного или костного бульона или воды, 4−6 ломтиков белого хлеба, 2−3 ст. ложки тертого сыра, соль.

Нарезать лук кольцами и слегка обжарить в половине количества масла. Посыпать перцем. Добавить мясной бульон и прокипятить лук в течение 15 мин. Посолить. Ломтики хлеба обжарить с обеих сторон на оставшемся масле. Разлить суп в огнеупорные мисочки, положить в него ломтики поджаренного хлеба, посыпанные толстым слоем тертого сыра, и поставить запечь в духовку. Рассчитано на 2−3 порции.

Приятного аппетита!

Автор: Виктор Покидько 

Популярное в

))}
Loading...
наверх