Свежие комментарии

  • Евгений Пантелеев
    Всё верно, кроме пятого пункта. Рассол (именно рассол!) помогает с похмелья, восстанавливая солевой баланс. А если вы...«Мифы» о здоровье...
  • Евгений Пантелеев
    Всё верно, кроме пятого пункта. Рассол (именно рассол!) помогает с похмелья, восстанавливая солевой баланс. А если вы...«Мифы» о здоровье...
  • Евгений Пантелеев
    Мать моя женщина, откуда такие аффтары берутся??? Это школьная программа! Бактерии - прокариоты, у них клеточного ядр...Вирусы и бактерии...

Зоопарк нашей кожи: что делать с акне (прыщами)

304
Staphylococcus epidermidis. Обычно ведёт себя мирно, но может провоцировать акне, если слишком проголодается

Наша кожа — это зоопарк. Причём открытого типа, с разными «климатическими» зонами и биомами. В программе сафари около 1000 видов различных бактерий и грибов. У здоровых людей вся эта микробиосистема живёт в гармонии и согласии, ест друг друга, остатки того что насекретировала наша кожа, и не пускает особенно злые виды, которые были бы не против съесть нашу кожу. Если экологическое равновесие нарушается, то в первую очередь возникают воспалительные очаги, которые обычно называют прыщами.

Для того чтобы этого не происходило, нужно следить за пищевыми цепочками условно-полезных видов и уничтожать условно-вредные. В этом круто помогают производные серы и азелаиновой кислоты. Сейчас расскажу, что интересного у нас получилось собрать из этих компонентов, как оно работает и при чём тут половые гормоны и загар.

Обычно на коже выделяют три основных биома: жирный, сухой и влажный. В каждом из них живёт свой набор организмов, который оптимально адаптирован к жизни в этой зоне. Например, пупок — типичная влажная зона. Нет воздействия губительного ультрафиолета, сальные железы отсутствуют, тепло и влажно.

Поэтому он часто считается эталонным участком для исследований пупкового пуха микробиома человеческой кожи.

Даже организовали специальный проект Belly Button Biodiversity Project.

image
Колонии Pseudomonas aeruginosa, одного из ключевых обитателей нашей кожи

Микроорганизмы всячески стараются вытеснить конкурентов и занять свою экологическую нишу. В итоге побочным эффектом их жизнедеятельности является стимуляция нашего иммунитета и синтез разнообразных токсинов, которыми они пытаются отравить конкурентов. Так, например, Pseudomonas aeruginosa синтезирует псевдомониевую кислоту, которая успешно подавляет рост стафилококков, стрептококков и дрожжеподобных грибов вроде рода Candida. Именно псевдомониевая кислота является компонентом антибиотика мупироцина.

В случае, если подобный ключевой организм испытывает проблемы, на его место немедленно приходят такие условно-патогенные организмы, как золотистый стафилококк и начинают агрессивно атаковать нашу кожу.

Сальный микробиом


Но нас сегодня интересует, кто «проживает» в протоках сальных желёз, особенно в области лица, а также в мейбомиевых железах, которые формируют слёзную плёнку. О них мы писали раньше, когда рассказывали про синдром сухого глаза.

Именно в этой зоне нарушения в синтезе сального секрета приводят к развитию остиофолликулитов, угрей и других воспалительных процессов.

Cutibacterium acnes до 2016 года назывались Propionibacterium acnes, но были переименованы по результатам генетических исследований. Этот вид бактерий относится к медленнорастущим грамположительным факультативным анаэробам. То есть предпочитает места без доступа кислорода, но и наличие воздуха его в ужас не приводит.

Обитают они преимущественно внутри протоков сальных желёз и питаются их секретом, разрушенными клеточными останками и различными продуктами нашего метаболизма. В здоровой коже они вполне мирно сосуществуют с нами и не причиняют особых проблем.

Всё становится хуже, если нарушается синтез сального секрета. Например, когда железы, в ответ на непрерывное мытьё агрессивными детергентами, пытаются возместить смытое кожное сало, или когда происходит закупорка протоков сальных желёз. В этом случае проток сальной железы перестаёт справляться с вымыванием излишков кутибактерий на поверхность кожи вместе с сальным секретом. Бактерии начинают радоваться избытку пищи, отсутствию воздуха и активно размножаются.

А ещё они выделяют большое количество пищеварительных ферментов, частично переваривая и повреждая стенки фолликула. В результате нарушение целостности клеточного слоя, выстилающего фолликул, накопление останков мёртвых бактерий и продуктов их жизнедеятельности становится триггером воспаления. У наших кератиноцитов есть специфические толл-подобные рецепторы (TLRs), которые нужны для активации иммунных реакций немедленного типа. Вот именно их и активируют Сutibacterium acnes, а точнее, TLR-2 и TLR-4. А дальше классическое воспаление, встревоженные макрофаги, поднятые по тревоге, десантирующиеся в ткани через сосуды, которые стали проницаемыми.

Также повреждённая кожа становится более лёгкой мишенью для колонизации таким условным патогеном, как золотистый стафилококк. И даже такой естественный обитатель, как Staphylococcus epidermidis начинает активно размножаться, пытаясь прорваться через ослабленные барьеры.

И вот у нас уже появляются «прыщи» — мелкие пустулы, папулы, фолликулит.

Для любителей выдавливать


Кстати, сразу хочу предупредить любителей выдавливать прыщи. При травматическом вскрытии пустулы вы нарушаете барьер, который отграничивает участок воспаления от здоровых тканей, и потенциально можете спровоцировать Cutibacterium acnes, более тяжёлый гнойный процесс. Совсем плохая идея — попытаться выдавить гнойник в области носогубного треугольника. Венозный отток в этой области очень специфический и реализуется через сосудистую систему мозга. Плюс там нет венозных клапанов, поэтому инфекция моментально улетает в кавернозные синусы и может привести к их тромбозу, абсцессу мозга и менингиту. В общем, не советую.

Меланозы


Любые повреждения не проходят для нашего организма бесследно. Если кожу прям сильно травмировать, то можно получить сформированный участок соединительной ткани — рубец. Если травма менее критична и является, например, следствием хронического воспаления, то можно получить изменение структуры кожного покрова в этой зоне. Типичным следствием таких очагов воспаления является меланоз — локальное нарушение синтеза меланина и гиперпигментация. На лице остаётся пятнышко более тёмного цвета, чем окружающая кожа. Когда угревая сыпь не проходит длительное время, мы получаем неравномерно-пятнистый вид кожи, что нередко приводит к не очень красивым эстетическим дефектам.

image

Если опираться на шкалу фототипов Фитцпатрика, то можно заметить, что степень выраженности меланозов зависит от фототипа. Люди с кельтским фототипом практически не синтезируют меланин, и поствоспалительный меланоз у них маловыражен. У негроидного фототипа синтез меланина, напротив, очень интенсивен, но участки гиперпигментации малозаметны на фоне очень тёмной кожи. Контрастнее всего участки потемнения проявляются на коже людей с тёмным европейским и средиземноморским типом кожи.

Что у нас получилось создать


image

В нашей лаборатории мы много работали над этой проблемой и в итоге пришли к довольно сложной композиции из нескольких ключевых веществ, которые максимально прицельно работают по патогенезу заболевания.

Всё зависит от того, в какую фазу начинается лечение акне. Если у пациента ремиссия, но в любой непонятной ситуации у него образуются комедоны, кожа становится жирной, и появляется угревая сыпь, то можно обойтись только одним серосодержащим препаратом. В нашей линейке это «Демотен». Мы о нём рассказывали раньше, когда изучали что будет, если на лице обнаружат больше пяти клещей на квадратный сантиметр. Он содержит соединения серы, которые не дают чрезмерно размножаться анаэробным бактериям, а ещё сильно отравляют жизнь клещу демодексу. А ещё при глубокой доставке в протоки сальных желёз сера снижает уровень их секреции. Это довольно сложно организовать в сочетании с увлажнением кожи, но трансдермальная доставка веществ — одна из специализаций нашей лаборатории.

image
Химическая структура азелаиновой кислоты

Если же воспаление уже находится в активной фазе, то имеет смысл дополнить терапию азелаиновой кислотой. У нас она в сыворотке «Стоп-Акне».

Она обладает достаточно интенсивным раздражающим потенциалом и в большинстве средств, содержащих азелаиновую кислоту, проявляется, как правило, такой побочный эффект, как сухость кожи и раздражение. Мы смогли внести его в формулу в виде комплекса с глицином. При этом все терапевтические эффекты азелаиновой кислоты есть, а раздражения почти нет, несмотря на довольно высокую концентрацию.

Что делает азелаиновая кислота? По большей части её эффекты обусловлены блокадой различных ферментов.

Цвет нашей кожи обусловливают специфические полимеры — меланины. В коже встречаются два вида — эумеланины и феомеланины. Эумеланины имеют тёмно-коричневый оттенок, а феомеланины — красноватые. Именно феомеланины окрашивают ареолы сосков, кожу половых органов и придают цвет веснушкам. Их синтез возможен благодаря ферменту тирозиназе, которая работает как катализатор в цепочке аминокислота тирозин → ДОФА → ДОФА-хром → меланины. Если её ингибировать азелаиновой кислотой, то синтез меланинов прекращается, что приводит к сохранению равномерного светлого тона кожи.

Азелаиновая кислота также напрямую обладает бактериостатическим эффектом по отношению к бактериям, вызывающим воспалительные процессы на коже. Она также снижает продукцию кератина — это тот самый белок, из которого состоят чешуйки нашей кожи. Те же сапрофитные бактерии с удовольствием его едят, поливая протеазами.

Наконец, она снижает активность фермента 5-альфа-редуктазы I типа, о которой я хочу рассказать отдельно.

Половые гормоны и акне


Я думаю, что в подростковом возрасте каждый из нас в той или иной степени столкнулся с акне. Обычно вся эта неприятная ситуация разрешается сама собой к 17–20 годам, когда заканчивается гормональная перестройка. В то же время часть людей страдает от так называемого acne adultorum — акне взрослых. У женщин это бывает чаще, чем у мужчин. При этом у женщин это часто сопутствует различным патологиям половой сферы — например, гиперандрогенизму. Это может быть вследствие синтеза чрезмерного количества мужских половых гормонов или в результате повышенной чувствительности клеток-мишеней при нормальном уровне гормонов.

Причина, по которой кожа так чутко реагирует на гормональный фон, заключается в клетках сальных желёз. Они обладают некоторой гормональной активностью и способны при участии фермента 5-альфа-редуктазы превращать тестостерон в его более активную форму — дигидротестостерон. А уже он в свою очередь активизирует процесс роста и созревания себоцитов. По сути, упрощённо цепочка выглядит так: больше активного тестостерона → больше продукции секрета сальных желёз → больше еды для анаэробных бактерий. Причём секрета не просто становится больше, он меняется по своему составу. В частности, в кожном сале снижается уровень альфа-линоленовой кислоты, которая регулирует дифференцировку кератиноцитов. В результате синтеза такого неправильного секрета выводные протоки сальных желёз начинают кератинизироваться и образуются комедоны — своеобразные пробки, которые закупоривают протоки на радость тем же анаэробным Cutibacterium acnes.

И вот тут очень удачно срабатывает та самая азелаиновая кислота, которая ингибирует 5-альфа-редуктазу, не даёт сальной железе синтезировать активную форму тестостерона и обрывает патологический процесс в самом начале. Кожное сало нормализуется по составу, комедоны перестают закупоривать поры, а анаэробам уже не так комфортно размножаться.

Не забываем покормить микробиоту


Мы начали вводить в наши препараты компоненты для того, чтобы селективно подкармливать именно те виды бактерий, которые держат под контролем популяцию патогенных. В частности, в сыворотку «Стоп-Акне» мы добавили вещество со страшным названием бутил гидроксициклогексан карбоксилат. Он как раз и работает как пребиотик, чтобы оборвать проблему ещё на самом раннем этапе, когда происходит нарушение биоценоза.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх