Свежие комментарии

  • Ольга Лосева
    Мужчинам проще - им не надо готовить, убирать и прочее. Пришел и отдыхай, а для женщин идеальный график сменный!!! Ра...Почему вы просыпаетесь за пять минут до срабатывания будильника?
  • Ольга Лосева
    глупости, организм привыкает. Для меня два/два, а лучше три/три - идеально. Все успеваешь сделать... Возможно, если б...Почему вы просыпаетесь за пять минут до срабатывания будильника?
  • Валентина Семенова
    Все очень, до банальности, просто. НАДО ПРОСТО ЖИТЬ, пореже заглядывать в паспорт, жить по мере сил полной жизнью. За...Как перестать бояться возраста

Побочные эффекты антидепрессантов

304

Когда я рассказывал вам о содержимом нашего психиатрического волшебного чемоданчика, часто звучали вопросы о побочных эффектах тех лекарств, которые мы в своей работе назначаем. 

 

Дело в том, что применяют их в последнее время очень широко и значительно чаще, чем во времена моей интернатуры. Более того, всё чаще встречаются случаи, когда антидепрессант назначает врач другого, непсихиатрического профиля. А уж о том, что кто-то начинает их принимать самостоятельно — или находятся добрые люди, готовые поделиться со страдальцем вкусной таблеточкой — и говорить не приходится.

Сплошь и рядом.

А потом приходит пора удивляться психиатрам: надо же, как оно вышло. Реже — патологоанатомам: всё же не настолько сильно действующий класс лекарств, но тем не менее. Поэтому давайте я вас сразу напугаю, чтобы вы уже более дифференцированно и осторожно подходили к вопросу о приёме этих препаратов. И почаще доверяли этот выбор грамотному (ключевое слово) специалисту.

1. Пожалуй, самый первый из побочных эффектов, с которым столкнулись доктора, назначая первые же антидепрессанты — это норадреналиновый криз. Дело в том, что эти первые антидепрессанты — ипрониазид и ниаламид — не давали быстро разлагаться ряду нейромедиаторов — в том числе норадреналину, серотонину и дофамину) после того, как те передали свой сигнал в клетке — в итоге те накапливались, и одним из эффектов было как раз повышение рухнувшего настроения. Вот только была и оборотная сторона этой медали: при употреблении продуктов, богатых тирозином, особенно ряда острых сыров, норадреналина накапливалось слишком много. И пациент получал массу незабываемых впечатлений: тревогу, бессонницу, гипертонический криз, бешеное сердцебиение (почему и были потом разработаны другие, более безопасные антидепрессанты) — в общем, по всем направлениям действия норадреналина в нервной системе.

2. Сухость во рту. Не самый страшный, согласитесь, побочный эффект, но всё равно как-то дискомфортно. Особенно когда речь идёт уже не о спасении жизни, а о полировке её качества. Такая оказия — не редкость во время приёма антидепрессантов о трёх головах кольцах, но и ряд других может её вызывать: и те, что с малым биохимическим загибом, и те, что с загибом побольше, и бупропион тоже, увы.

3. Кровотечения. Неожиданный и нечастый эффект, и далеко не от всех антидепрессантов, но стоит о нём помнить. Дело в том, что те самые, с малым загибом, а также венлафаксин, действуют не только на количество серотонина в щели между нервными окончаниями. Они влияют ещё и на захват этого самого серотонина тромбоцитами — тельцами крови, участвующими в процессе её сворачивания, когда речь заходит о травмах либо свойствах её текучести. И меняют дело таким образом, что могут повысить риск кровотечений в желудочно-кишечном тракте, особенно если эти группы антидепрессантов принимаются вместе с аспирином, либо с другими нестероидными противовоспалительнми средствами, вроде откудаязнаюгдетвойфен ибупрофена или диклофенака. Нечастый эффект, повторюсь, но стоит помнить и о нём.

4. Действие на сердечно-сосудистую систему. Про риск, который вызывало нарушение диеты во время приёма первых антидепрессантов, я в первом пункте упоминал. Те, что о трёх кольцах, оказались безопаснее, но и они были способны спровоцировать аритмию, а также повысить пульс в покое (без физической нагрузки), не считая других побочных эффектов со стороны сердца и сосудов. Потом появились те, с малым биохимическим загибом, работающие с серотонином. Они долгое время считались безопасной в этом плане альтернативой трёхголовым... пардон, трициклическим — но потом выяснилось, что тоже, хоть реже и слабее, влияют на сердечный ритм. А уж давление и вовсе почти никто из них, в отличие от трициклических, не повышает — разве что венлафаксин, и то на высоких дозах.

5. Нарушение работы желудка и кишечника. Тут в основном проблемы связаны с накоплением серотонина — он прямо или косвенно на работу этой системы влияние оказывает: у кого больше, у кого меньше, но оказывает. Вот и обнаружилась следующая закономерность: флуоксетин чащевсех прочих антидепрессантов вызывает тошноту, рвоту, понос, потерю веса, анорексию; трёхголовые, по сравнению с флуоксетином, реже вызывают тошноту, анорексию и потерю веса, но чаще вызывают запор и набор веса.

6. Опасность для печени. Так уж выходит, что ей, бедной, приходится отдуваться за все те излишества, что мы себе позволяем. В том числе за излишества, необходимые для лечения. А лекарства, как сами понимаете, к этой самой печени сильно неравнодушны. В большей или меньшей степени эту любовь поковыряться в печеночной паренхиме проявляют все антидепрессанты, что тоже стоит учитывать.

7. Судороги. Вернее, способность спровоцировать эпилептический либо подобный ему припадок. Тут надо сделать уточнение: если антидепрессанты что-то такое и провоцируют, то, как правило, не на пустом месте, а там, где почва уже готова — либо у эпилептика со стажем, либо у человека, готового к дебюту, чья нервная система только и ждала провоцирующего фактора. Из всех групп антидепрессантов на роль провокаторов более всего подходят трёхголовые товарищи и бупропион.

8. Суицид. Вообще-то довольно спорный эффект, хотя ещё с 2004 года производителей антидепрессантов обязали указывать его риск в качестве возможного побочного действия, причём писать прямо на упаковке предупреждение о повышении риска самоубийства у детей и подростков. Фишка-то в том, что сама по себе депрессия несёт в себе потенциальную возможность суицида, и дело тут не в антидепрессанте. Есть в течение болезни как минимум два потенциально возможных и потенциально опасных момента во время приёма этих лекарств. Первый — когда, несмотря на приём таблеток, глубина депрессии увеличивается настолько, что человек начинает о суициде подумывать, а потом и совершает его. Второй — зеркально противоположный. Допустим, был человек в глубочайшей депрессии. Настолько глубокой, что лежал себе тихонечко в депрессивном ступоре, есть-пить уже отказывался. А тут началось лечение, антидепрессант подействовал, глубина депрессии уменьшилась, у человека появилась возможность вставать с кровати и хоть что-то делать. Беда лишь в том, что возможность двигаться появилась, а возможность мыслить конструктивно и оценивать свои перспективы трезво — ещё нет. А душа-то реально болит, и эта боль, поверьте, не слабее физической. Вот и предпринимает такой человек суицидальную попытку, пользуясь тем, что появились силы это сделать.

9. Токсичность при передозировке. Если помните, в литературе начала прошлого века, особенно детективной, было модно травить книжных героев морфием или барбитуратами. Оба, к слову, тогда ещё довольно широко использовались в медицине, а значит — были в аптеках. Значит, и доброжелателям полная свобода действий, и тем, кто решил уйти из жизни сам — тихо и во сне. Почему, собственно, когда-то и нашли замену барбитуратам, открыв транквилизаторы: уж очень узок диапазон доз у барбитуратов от лечебных до летальных. Антидепрессанты, надо сказать, в этом плане безопаснее и барбитуратов, и транквилизаторов. Но ничего хорошего от их передозировки тоже не стоит ожидать. Настроение резко вверх не прыгнет, и суицида с улыбкой на устах не получится. Хотя сам суицид, если постараться, может и свершиться. В этом плане самый высокий индекс опасности (число смертей на тысячу отравлений антидепрессантами) у амоксапина, мапротилина, дезипрамина. Антидепрессанты о трёх кольцах токсичнее тех, что с малым и большимбиохимическим загибом. Но и с теми лучше не шутить.

10. Влияние на сексуальную сферу. Тут надо сказать, что сама по себе депрессия как-то не способствует нормальной потенции и сильному либидо — не до того, плохо же всё по умолчанию. И если пациент начал жаловаться, что антидепрессант мешает ему нормально интересоваться и взаимодействовать с партнёром — значит, всё уже не так плохо. Но вообще проблема такая есть. Снижает большинство антидепрессантов и либидо, и потенцию. Как правило, лишь на время их приёма (пожалуй, за исключением тразодона, который даже используется для лечения проблем с потенцией у мужчин), но в редких случаях могут эффекты держаться и дольше. Что поделаешь: все антидепрессанты, влияющие на захват серотонина или норадреналина, вызывают сексуальную дисфункцию. Чаще всего такую проблему вызывают циталопрам, флуоксетин, пароксетин, сертралин и венлафаксин. Имипрамин – тоже, но слабее чем пять названных антидепрессантов. У бупропиона самое слабое побочное действие в сексуальной сфере, по сравнению с другими современными антидепрессантами.

11. Набор веса. Есть, к сожалению, и такое побочное действие, хотя не все о нем знают. Среди тех, что с малым загибом, самый рискованный в этом отношении – пароксетин, среди трициклических – амитриптилин. Однако в среднем набор веса при приеме амитриптилина, сертралина и флуоксетина происходит одинаково. Кстати, поначалу, особенно при приёме того же флуоксетина и пароксетина, происходит ровно наоборот: аппетит становится меньше, вес снижается, и так в течение 4 месяцев. Но потом этот эффект уходит, и вес начинает расти. Амитриптилин и миртазапин способствуют набору веса вне зависимости от длительности приёма — и при краткосрочном, и при долговременном лечении. А вот имипрамин и бупропион способствуют снижению веса или относительно замедляют набор веса при краткосрочном и долговременном лечении.

12. Потливость. Не смертельно, но, согласитесь, неприятно, особенно когда кризис миновал, и мы шлифуем качество жизни. Потливость отмечается у 10 % пациентов, принимающих антидепрессанты с малым загибом (СИОЗС), венлафаксин и трициклические.

13. Нарушение сна. Тут действие очень неоднородное, разнонаправленное, в зависимости от того, что именно за антидепрессант. Порою его действие на сон используется специально — например, как успокаивающий эффект трициклических антидепрессантов, снотворное действие агомелатина и миртазапина. Либо, как в случае лечения нарколепсии, используется способность венлафаксина уменьшать фазу REM сна. А вот бупропион, благодаря активирующему действию, вполне способен вызвать бессонницу.

14. Задержка мочеиспускания. Неприятный момент, особенно если уже имеются урологические проблемами. И ряд антидепрессантов, особенно старых, вроде амитриптилина и имипрамина, этим грешен.

Есть и ещё один побочный эффект, но я напишу о нём отдельно — он требует более детальных пояснений. Если интересно, конечно.

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх