Так чей же Пушкин?

Картинки по запросу "портрет а с пушкина тропинин""

Биографы скрупулёзно высчитали, сколько процентов составляет у Пушкина итальянская, шведская, немецкая, абиссинская и русская кровь. Однако споры не прекращаются.

Мусульманская версия

Все исследователи, пытавшиеся понять, откуда родом Ганнибал, опирались на единственный документ — «Немецкую биографию», написанную его зятем, немцем Роткирхом. В ней приводится прошение к императрице Елизавете, в котором прадед Пушкина назвал себя потомком знатной африканской семьи из города Лагона.

От этого названия отталкивались все учёные, поскольку страну рождения Ганнибал не назвал.

Первой и основной версией было рождение предка Пушкина в провинции Эфиопии с созвучным именем Лого. Эта теория на сегодняшний день представляется наиболее обоснованной.

Существовали и другие версии в широком диапазоне от серьёзного научного исследования до сомнительной литературной мистификации. Самой последней является версия о том, что родиной Ганнибала была территория современного Камеруна. Отцом этой идеи стал русский писатель Владимир Набоков; он высказал её, узнав о реке Лагона и одноимённом прибрежном городе. Рассматривая свои соображения как любопытное дополнение к «Биографии», Набоков не претендовал на сенсацию в пушкинистике.

Спустя 30 лет филолог из Бенина, выпускник московского вуза, в преддверии пушкинского юбилея сумел организовать уникальную экспедицию в Камерун, в результате которой гипотеза

Набокова под именем нового автора была представлена как научное открытие. Биография Ганнибала в его интерпретации украсилась новыми подробностями: мол, он родился в семье рыбаков, к тому же в мусульманском племени кото-ко. Эти соображения были отвергнуты серьёзными учёными как неубедительные.

Главным достижением сего открытия стала премия, вручённая снятому экспедицией фильму под названием «Странная жизнь Аннибала» на Гатчинском фестивале. Премия называлась «За перемещение родины прадеда великого русского поэта А.С. Пушкина из Эфиопии в Камерун».

Родственник императора?

Картинки по запросу "гумилев абиссиния""

Существует большое количество версий о происхождении предка Пушкина. Исследованием родословной великого поэта были увлечены учёные самых разных отраслей знания. Подавляющее большинство пришли к заключению об абиссинском происхождении Ганнибала. Эта версия имеет под собой наиболее основательную фактологическую базу, основанную на воспоминаниях современников, изучении документальных источников, заключениях этнографов и антропологов.

Остаётся открытым вопрос о том, из какого абиссинского племени вышел предок Пушкина. Есть мнение, что он произошёл из общины фалаша — исповедников раннего иудаизма. В дореволюционном словаре Брокгауза и Эфрона о ней говорится: «Фалаша выдают себя за потомков левитов и своим культом и нравами во многом напоминают иудеев. в умственном отношении народ этот богато одарён...»

По преданию, этот народ считает своими прародителями царицу Савскую и царя Соломона, которые основали династию Соломонидов. Император Эфиопии Хайле Селассие официально числился 225-м потомком этой династии, которая оборвалась в 1975 году, когда свергнутого 83-летнего императора задушили в собственном дворце. Глядя на портреты Пушкина и Хайле Селассие, невозможно не поразиться удивительному сходству их лиц.

В местах, где предположительно родился прадед Александра Сергеевича, и сегодня очень распространён этот тип лица. В Эфиопии и Эритрее, входивших в состав Абиссинии, чтут имя Пушкина и считают его своим национальным поэтом. На центральных площадях столиц ему сооружены памятники. Его произведения переведены на амхарский язык, празднование пушкинских дней в обеих странах сопровождается торжественными мероприятиями.

В борьбу за право гордиться «своим» Пушкиным начало включаться всё больше африканских стран, не только Эритрея и Эфиопия, но и Камерун, Чад, Нигерия, Сенегал. География культурной войны постоянно расширяется и порой приобретает агрессивную окраску. На душу поэта претендуют христиане, иудеи, а теперь и мусульмане. В случае с Пушкиным эгоистические стремления закрепить за каким-то народом монополию на обладание великим поэтом совершенно бессмысленны. Любые национальные рамки тесны для его дарования, а масштаб его таланта соразмерен тому значительному месту, которое он занимает в общечеловеческой культуре.

 

Источник ➝

«Отрада» и трагедия Николая Склифосовского: история жизни великого врача

Николай Склифосовский

Николай Склифосовский © / Commons.wikimedia.org

«Нужно было слушать мужа, нужно было уехать. Кругом бродят бандиты, ищут каких-то  заговорщиков против советской власти. Господи, как же страшно! А если они придут сюда? Нет, нужно было уезжать!» – Тамара Терская вышла на веранду огромного, непривычно пустого дома.

«Что я говорю! А как же мама! Она бы просто не перенесла переезда за границу. Стронуть ее с места – все равно что убить. Какая же я трусиха! Нам нечего бояться, мы не имеем никакого отношения к заговорам.

К тому же у нас есть бумага, подписанная их любимым Лениным. Там черным по белому написано, что на нашу семью репрессии не распространяются. Нет, об отъезде не может быть и речи!» – молодая женщина вздрогнула. Из сада были слышны пьяные крики и лошадиное ржание. Пробольшевистский отряд под командованием Бибикова въехал в имение Яковцы.

Командир уже несколько минут рассматривал документы. Две женщины, молодая и пожилая, жались друг к другу. По дому бродили грязные оборванные люди, ругаясь, они выбрасывали вещи из шкафов и сервантов. Один из них ткнул пальцем в портрет отца. Командир взглянул на картину, с которой смотрел человек в генеральском мундире. «Кто это?» – спросил Бибиков. «Это портрет отца, он умер 15 лет назад, он...», – Тамара не успела договорить. Кто-то ударил ее в лицо прикладом. «Генеральская дочка? В расход!» – коротко приказал Бибиков.

Ночью крестьяне похоронили истерзанные тела женщин. Кто-то, проходя через гостиную, на минуту задержался около портрета. «Прости, барин, не уберегли», – пробормотал бородатый мужик и вышел из комнаты. Строгое лицо генерала странно смотрелось рядом с грудами переломанной мебели. Впрочем, военным человек на портрете никогда не был. Генеральское звание было пожаловано ему как фронтовому врачу. Николай Васильевич Склифосовский видел не одно сражение. И в каждом из них он старался победить. Победить смерть.

Блестящая карьера

Николай Склифосовский родился 6 апреля (25 марта по старому стилю) 1836 года близ города Дубоссары в Херсонской области. Отец Николая, Василий Павлович Склифосовский, несмотря на свое дворянское происхождение, давно обеднел и жил очень просто. Служил письмоводителем в карантинной конторе и еле-еле сводил концы с концами, чтобы прокормить жену и 12 детей. Положение семьи ухудшалось с каждым годом, денег не хватало даже на самое необходимое, и на семейном совете было решено отдать младших детей в приют. Так Николай оказался в Одесском доме для сирот. Закончив гимназию с серебряной медалью, он поступил в Московский университет. Педагоги и руководство института были просто очарованы трудолюбием студента-отличника, и вскоре был выпущен приказ «О помещении воспитанника одесского приказа общественного призрения Николая Склифосовского на казенное содержание».

После окончания медицинского факультета 23‑летний врач вернулся в Одессу и вступил в должность ординатора хирургического отделения одной из одесских больниц.

Карьера молодого врача шла как по маслу. В 27 лет он уже защитил докторскую диссертацию, с ним работали такие известные доктора, как Иноземцев и Пирогов. Имя Склифосовского звучало и за пределами России. Стажируясь за границей, он познакомился с ведущими врачами Европы. Его доклады на Европейских хирургических съездах неизменно вызывали живейший интерес коллег.

А вот в личной жизни все было не так гладко. Любимая жена хирурга Елизавета Григорьевна умерла от тифа, едва отметив свой двадцать четвертый день рождения. В семье осталось трое детей. Казалось, все кончено. Он, подающий надежды врач, не смог помочь даже собственной жене. Зачем тогда нужно было учиться, зачем он сутками торчал в операционной, если все это не могло спасти Лизу?

Но постепенно чувство вины и бессилия начало отступать. Николай Склифосовский женился во второй раз. Софья Александровна служила гувернанткой в их доме, и стоило ей появиться в детской, как комната наполнялась шумной возней, радостными криками и смехом. Постепенно Николай Васильевич начал понимать, что молоденькой гувернантке удалось стать другом не только двум его сыновьям и дочери, но и ему самому.

Дружба переросла в любовь, а их брак оказался на удивление прочным и счастливым. Софья Александровна понимала мужа с полуслова, умело управлялась с хозяйством и никогда не делала различий между детьми покойной Елизаветы Григорьевны и своими (в их браке появилось еще четверо малышей). Вместе с Николаем Васильевичем они пережили несколько семейных трагедий. Их сын Борис умер в младенчестве, а его брат Константин не дожил до 17 лет из-за туберкулеза почек.

На войне как на войне

В 1876 году уже ставший известным в медицинских кругах Николай Склифосовский отправляется в Черногорию в качестве хирурга-консультанта Красного Креста. Вспыхнувшая вслед за беспорядками на Балканах русско-турецкая война призывала Склифосовского в российскую армию.

Плевна. Подводы с ранеными приходят одна за другой. Николай Склифосовский сутками не выходит из операционной. За время боев через его руки прошло более 10 тысяч раненых. Софья Александровна, которая последовала на фронт за мужем, вспоминала: «После трех-четырех операций кряду, часто при высокой температуре в операционной, надышавшись за несколько часов карболкой, эфиром, йодоформом, он приходил домой с ужаснейшей головной болью, от которой отделывался, выпив маленькую чашечку очень крепкого кофе». Операции приходилось проводить под вражеским огнем, крики раненых заглушались грохотом канонады, а врачи рисковали жизнью не меньше бойцов на передовой. Софья Александровна, чтобы поддержать силы мужа, во время нескончаемых операций вливала ему в рот по нескольку глотков вина.

Многие из тех, кто участвовал в сражениях Русско-турецкой, остались живы лишь благодаря Николаю Васильевичу. Разработанный им «замок Склифосовского» позволял соединять раздробленные кости, а впервые внедренная им дезинфекция инструментов и операционного поля в разы снизила смертность.

Возвращение

После окончания войны Николай Васильевич заведовал кафедрой хирургии и был деканом Московского университета, затем семья перебралась в Петербург, где Склифосовский был назначен директором Клинического Елепинского института усовершенствования врачей и заведующим одним из хирургических отделений этого института. Благодаря ему в России регулярно проводились хирургические съезды, куда съезжались знаменитые врачи со всего мира. Авторитет Склифосовского в медицинском мире стал по-настоящему непререкаемым.

Все оборвалось из-за трагедии, случившейся с сыном великого хирурга Владимиром. Будучи студентом Петербургского университета, молодой человек увлекся политикой и вступил в террористическую организацию. Было получено задание – убить полтавского губернатора Катеринича.

Катеринич был старым другом семьи Склифосовских, Владимир с детства видел, как этот веселый добродушный «дядька» пьет чай в их украинском имении в Яковцах и ведет длинные беседы с отцом и матерью. Выполнить такое задание Владимир не мог. Признаться товарищам в том, что испытывает теплые чувства к «классовому врагу», он тоже не сумел. Единственным выходом ему представлялось самоубийство.

После смерти сына Николай Васильевич практически отошел от дел и поселился в Яковцах, недалеко от Полтавы. Раньше имение называлось «Отрада», но после смерти Владимира Склифосовский запретил называть дом этим именем.

В 1904 году Николай Склифосовский скончался от инсульта. Почти сразу после его смерти пришло известие о гибели его сына Николая во время боевых действий в Русско-японскую войну. Еще один сын Склифосовского Александр сгинул в Гражданскую.

Жена и дочь Тамара были зверски убиты большевиками в собственном доме. Из всех семерых детей великого хирурга до пожилого возраста дожила только старшая дочь Ольга. Сразу после революции она эмигрировала из России.

Популярное в

))}
Loading...
наверх