Свежие комментарии

  • Владимир Акулов
    Некоторые гении больны... Но не все больные - гении...///Гениальность - это умение делать что-то ПОЛЕЗНО...Врожденные патоло...
  • Diana
    Эта земля уже настолько испоганена, что червями они в ней будут, а не богами. Но это безумие вполне логично, что зако...ИИ предсказал зак...
  • zygmund nedialkow
    Человечество уже давно стремится к само уничтожению. А пока элита хочет стать богами на земле.ИИ предсказал зак...

Алексей Панин и свобода желаний

Обычные люди представляют себе гомосексуала как пародию то ли на мужчину, то ли на женщину. Гей в их представлении — это некто, похожий на стилиста Сергея Зверева, кто визжит при виде мышки и плачет, если в магазине закончились ботинки мечты.

Но давайте разберемся, что такое эти «обычные люди». Когда мы так говорим, то представляем себе некий миф — точно так же, как эти «люди» мифологизируют геев.

Наш «обычный человек» — это немного православный семьянин, который, допустим, живет в маленькой квартире из трех комнат в Выхино. Каждый день ездит на работу на «Речной вокзал». Не любит жену, но изменять ему лень. Разве что однажды на корпоративный Новый год с дамой из отдела кадров. Источник знаний — телевизор. Путешествует в Турцию два раза в год. В принципе согласен с Мизулиной — если знает, кто она такая. Считает, что Pussy Riot по делу наказаны.

Это демонизированный «обычный человек». Наш условный антипод. Мы всего лишь приписываем этому образу те качества, которые считаем отвратительными или вульгарными.

Обычные люди не так просты. Это ведь вроде они торчат на всяких ресурсах типа «Порево» — и там показывают себя в женских чулках и предлагают бисексуальную групповуху.

Да, они умудряются каким-то образом презирать геев, но это скорее дань общественному мнению.

Камуфляж.

Если хорошо исследовать ресурсы для порнографических знакомств, то получится, что чуть ли не каждый третий «обычный человек» как минимум бисексуален. 

На днях внезапно произошел coming out актера Алексея Панина. По украинскому телевидению. Он прямо сказал, что занимается групповым сексом, делает это с мужчинами и не прочь надеть чулки.

Панин очень похож на «обычного человека». Он играет все время каких-то то ли гопников, то ли ментов, ведет себя как быдло, пьет и дерется. И вдруг.

Алексей Панин и свобода желаний

На самом деле Алексей всего лишь озвучил условную анкету на любом из секс-ресурсов. Средняя анкета среднего мужчины.

Он не срывал маску, не заявлял: «Да, я гей и горжусь этим!» Он не был похож на человека, который совершает гражданский подвиг. И, кстати, заметно было, что он наслаждается растерянностью ведущих шоу и аудитории. В хорошем смысле. Очень по-актерски. Для артиста эпатаж — это самое большое наслаждение. Даже больше группового секса.

Во время которого, кстати, во всех этих свинг-клубах самые заурядные мужчины так увлекаются, что их вполне можно увидеть с членом во рту. О чем, собственно, Алексей и сказал: мол, в общей куче и не разберешь. Да и все равно.

Я знаю подчеркнуто мужественных мужчин, которые никогда не встречались с другими мужчинами, но пробовали однополый секс либо из любопытства, либо в таких вот обстоятельствах. Они понимают, что когда захватывает страсть, когда летят все барьеры, то вдруг теряет значение — с женщиной ты или с мужчиной, или с обоими сразу. Или с десятью.

А предубеждения вроде гомофобии — это всего лишь наручники на нашей сексуальности.

Мы ведь живем в культуре страхов и запретов.

«Жизнь — это подготовка к смерти. Мы живем, чтобы умереть. Надо к этому готовиться. Всю жизнь. А все эти театры, вся эта заграницы — это все пустота», — примерно так мне сказал на днях очередной таксист-философ, который отчаянно крестился на все церкви от Домодедово до Сокольников. «Нет никакого смысла куда-то летать. Надо сидеть дома перед телевизором». (Кстати, после того как я попросила его заткнуться, он немедленно попал в аварию. Вместе со мной в Лефортовском туннеле. Определенно суицидальный тип).

Жить, чтобы умереть — этому учит нас религия. Особенно ортодоксальная, то есть православная. Все пустое, все грех, особенно этот ваш секс ради наслаждения.

Иметь жену и любовницу (кульминация русской народной секс-революции) — это еще не свобода. И даже тихонько мастурбировать другим мужчинам в секс-клубах — тоже не свобода.

Свобода — это иметь желания и не стыдиться их. Не бояться осуждения.

Алексей Панин внезапно проявил себя ошеломительно свободным человеком. И дело не только в однополом сексе. А в уважении к самому себе, в отсутствии лицемерия и ханжества.

Уважение к себе — это всегда роскошь. Ты не стесняешься себя — и рискуешь, например, быть уволенным с телеканала. Как журналист Антон Красовский.

Ты уважаешь себя — и не пишешь донос на начальника, как дедушка моей подруги в сталинские времена (за что получил восемь лет).

Ты уважаешь себя — и отказываешься придумывать репортаж о бесчинствах Pussy Riot.

Уважение к себе довольно накладно. Но взамен ты получаешь независимость и ощущение собственной полноценности. И счастье бонусом.

Например, у моего отца, поэта Игоря Холина, не получилось работать на советскую власть. Он попробовал, но не выдержал. Он не стал знаменитым детским поэтом, хоть и мог (его стихи были в букваре). Он стал просто великим поэтом — и заодно человеком, который делал только то, что хотел. Это очень многое дает в смысле богатства ощущений.

Свобода, в том числе и сексуальная, дает человеку возможность уважать себя. Определять себя как личность, а не как одну из личинок, которых выводят для корма большой рыбы.

 

Арина Холина

Картина дня

наверх