Свежие комментарии

  • Алексей Цветков
    Никто не пишет, что УЗИ опасно для здоровья, особенно для детей в утробе матери, а зря. Именно УЗИ провоцирует появле...Ошибки и ограниче...
  • Елена Максимова (Кондрашкова)
    Никогда гемоглобин не поднимите теми средствами, которые описаны в статье… Гемоглобин можно поднять, кроме лекарствен...Как повысить гемо...
  • Галина Баранова
    Совершенно с Вами согласна!И после всей этой "ПАРТИЗАНСКОЙ" войны еще предлагают предъявлять какие-то претензии...Ошибки и ограниче...

Суррогатное материнство в законе: цена вопроса в России

304

Суррогатное материнство

© Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

Тема суррогатного материнства в нашей стране обсуждается довольно часто и в основном в негативной коннотации. Уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецов вообще на днях назвала его «шагом в Средневековье». Госдума разработала законопроект, согласно которому правом на суррогатное материнство могут воспользоваться россияне не старше 55 лет и состоящие в официальном браке.

Но, как правило, за сухими формулировками законодателей и их желанием все зарегулировать и запретить стоит человеческое горе.

«Ридус» выяснял, что же на самом деле стоит за суррогатным материнством в нашей стране.

Ребенок или жизнь

Ребенок или жизнь

Ребенок или жизнь

© pixabay.com

38-летняя москвичка Ольга Петровская (фамилия и имя изменены по просьбе девушки) не может иметь детей. Точнее — физически может, ее репродуктивная функция в порядке, но у нее множество проблем с сосудами и почками и ребенка она просто не может нормально выносить и родить.

 — Врачи мне сказу сказали, что в моем случае беременность, даже на сохранении, это даже не игра в русскую рулетку, это большая вероятность родить больного ребенка, который, скорее всего, не выживет, и самой умереть в родах, — делится девушка.

— И что нам делать? Мы с мужем очень хотим детей.

45-летний Валерий Ветров — бизнесмен из Москвы — вдовец. Его жена умерла во время родов, ребенок скончался спустя несколько дней после рождения.

 — У моей жены были проблемы со здоровьем, и врачи говорили, что беременность и роды для нее и для ребенка — большой риск, и откровенно советовали воспользоваться услугами суррогатной мамы, — рассказывает свою печальную историю Валерий Ветров. — Но родственники говорили, что это якобы не этично, неправильно, против природы, мы поддались. Теперь моя жена и ребенок мертвы. С родственниками я не общаюсь. Пытаюсь после трагедии жить дальше, но не получается. Если бы мы никого не послушали и воспользовались бы услугами суррогатной мамы, то сейчас нашему сыну было бы два года, и мы были бы счастливой семьей.

В обоих историях речь идет о большой человеческой трагедии — одна девушка рискует погибнуть, другая уже погибла. Цена запрета суррогатного материнства — жизни и здоровье женщин и детей.

 — Существует немало патологий, которые оказывают больше влияние на развитие беременности и вынашивание плода, — комментирует врач-гинеколог Вера Виноградова. — Это могут быть и сердечно-сосудистые патологии, и проблемы крови, и почек, и многое другое. Все это — большой риск для мамы и малыша. Несмотря на развитие медицины и технологий, мы, врачи, все же не боги и не можем решать абсолютно все проблемы.

«Это мой бизнес!»

Беременность

Беременность

© pixabay.com

27-летняя жительница Мичуринска Екатерина Фролова вынашивает уже второго ребенка для родителей. Ее «заказчики» — бездетная супружеская пара из Санкт-Петербурга.

Перед тем, как стать суррогатной мамой, девушка прошла комплексное обследование, которое не выявило никаких патологий, соответственно ей дали «добро» на еще одну беременность. Сейчас ей в месяц перечисляют гонорар в размере 30 тысяч рублей, что называется, на «подножный корм», отдельно оплачивается наблюдение врача и анализы. После родов, по договору, девушка получит основной гонорар — полтора миллиона рублей.

 — Мой муж работает водителем, получает 25 тысяч рублей. У нас двое своих детей. До беременности я работала продавцов в обычном продуктовом магазине, получала 18 тысяч рублей, — рассказывает Екатерина Фролова. — Нам, можно сказать, повезло, что у нас есть своя «двушка» и квартиру снимать не надо. Но все равно на две наши с мужем зарплаты с детьми сложно жить — денег едва хватает на продукты и только самые необходимые вещи. Прошлой зимой у дочери сильно порвалась куртка — это стало для нас большой проблемой.

Собственно, финансы и стали тем мотивом, который подтолкнул Екатерину к тому, чтобы стать суррогатной мамой.

 — Мы с мужем долго это обсуждали, прикидывали плюсы и минусы, обдумывали, но пришли к выводу, что пока нам заработать сколь бы то ни было достойные деньги просто негде — перспектив в нашем городе очень мало, — рассказывает Фролова. — На первый мой гонорар за беременность мне заплатили что-то около миллиона рублей, это было года три назад, мы купили квартиру родителям мужа, собрали старшую дочь в школу. Тогда нам эти деньги очень сильно помогли. Сейчас мне поступают ежемесячные выплаты. Это очень хорошее подспорье для нашей семьи — и питание, и одежда для дочек. По крайней мере порванная куртка уже не пробивает дыру в нашем бюджете.

На деньги, которые Екатерина получит после родов, они с мужем планируют открыть бизнес.

 — Мы думаем организовать фирму автоперевозок, — говорит Фролова. — Мы насколько могли, все просчитали. Полтора миллиона станут для нас хорошим стартовым капиталом. А больше столько денег нам взять неоткуда. Во-первых, кредит в банке нам не дадут скорее всего, во-вторых, даже если и дадут, то нам сложно будет его выплачивать, а это означает большой финансовый риск для нашей семьи. Пусть у нас финансовое благополучие и очень небольшое, но мы не хотим им рисковать.

Что касается материнского инстинкта и прочего «эфемерного», Екатерина утверждает, что ничего такого не испытывала ни во время первой суррогатной беременности, ни сейчас.

 — Я должна думать о благополучии своих дочерей — любимых и желанных. А суррогатное материнство — работа, как и многие другие. Ничего личного, — заключает Фролова. — Конечно, не могу не отрицать, что есть и психологические сложности, но я стараюсь отстраниться, не обращать внимание. Мой муж во время первой моей суррогатной беременности переживал, особенно когда появился живот — до родов мы даже спали в разных комнатах. Но все же он смог себя перебороть, осознать, что это работа, что это не наш ребенок. В какой-то момент он даже наполнился мыслью о том, что именно мы принесем счастье другой семье.

Юридическая сторона вопроса

Родильный дом

Родильный дом

© Авилов Александр/Агентство «Москва»

Несмотря на то, что суррогатное материнство для одних родить здорового ребенка без риска для жизни, а для других порой единственный способ заработка, в этом вопросе с учетом российского законодательства есть ряд важных аспектов.

Специалист по семейному праву Виктор Василевский говорит, что для того, чтобы не возникало проблем с регистрацией рожденного от суррогатной мамы ребенка, пара должна состоять в официальном браке.

 — Дело в том, что современные российские законы, затрагивающие деятельность загсов и семейное право, в этом смысле несовершенны. По их требованиям для того, чтобы пара могла зарегистрировать на себя такого ребенка, нужно, чтобы она дала свое письменное, заверенное согласие генетическим родителям, — говорит Василевский. — В законах сказано именно о зарегистрированном браке, а не о биологических родителях как таковых. Именно поэтому возникают сложности регистрации такого ребенка людьми, состоящими в гражданском браке, или одинокими людьми.

Также Василевский обращает внимание и на то, как нужно заключить договор между суррогатной мамой и родителями. На сегодняшний день какой-то типовой, стандартной формы не существует. Тем не менее в документ нужно включить следующие моменты:

  •  Обязательное согласие суррогатной мамы на регистрацию новорожденного биологическими родителями;
  •  Обязанность суррогатной матери вовремя и в полном объеме проходить необходимые медицинские обследования, следить за здоровье, выполнять рекомендации врачей, правильно питаться;
  •  Наименование медицинских учреждений, где суррогатная мать должна наблюдаться и рожать;
  •  Размер гонорара, порядок и условия его передачи;
  •  Порядок оформления свидетельства о рождении.

Если договор заключается при посредничестве специального агентства, то его подписывают три стороны: биологические родители, суррогатная мама и компания.

 — Когда ребенок рождается, то суррогатная мама передает его родителям вместе с медицинским свидетельством о рождении и своим согласием на то, чтобы биологических отца и мать записали таковыми во всех официальных государственных документах, — комментирует Виктор Василевский. — Обратите внимание, что такую бумагу оформляет медицинское учреждение. Для надежности и важности ее можно заверить у нотариуса.

Василевский уточняет, что несмотря ни на что, закон все же на стороне суррогатной матери — если она решит оставить малыша себе и записать его как своего родного ребенка, то помешать ей это сделать никто не сможет. Поэтому, уточняет специалист по семейному праву, в договоре нужно прописать санкции за отказ суррогатной мамы от выдачи согласия на то, чтобы записать ребенка на биологических родителей.

Важно правильно расставить приоритеты

Одежда для малыша

Одежда для малыша

© pixabay.com

Кандидат психологических наук Алена Волина говорит, что психологическая связь в основном формируется после рождения малыша. Поэтому здесь самым важным моментом является то, чтобы ребенка сразу отдали биологической матери, а сама роженица правильно настроилась и не питала никаких иллюзий.

 — Важно еще и сделать так, чтобы суррогатная мама сразу же переключила внимание на своих собственных детей. Таким образом у нее получится направить в правильное конструктивное русло свой материнский инстинкт, — говорит Волина.

Она утверждает, что помимо медицинского сопровождения беременности, суррогатной маме нужно посещать и психолога все 9 месяцев, тогда есть большая вероятность сгладить все неприятные острые моменты и избежать ряда проблем.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх