Свежие комментарии

Глупые страхи. Почему мы боимся того, что нам не угрожает, но закрываем глаза на реальные опасности?

Картинки по запросу "bicycle"

Согласно общемировой статистике, больше всего жизней уносят сердечно-сосудистые заболевания (в первом полугодии 2019 года доля таких смертей составляла 48%). В результате терактов погибает меньше десятой доли процента, а от зубов акулы — около десяти человек в год. Тем не менее мы боимся тротилла и челюстей гораздо сильнее, но ничего не делаем, чтобы избежать раннего инфаркта. Почему так происходит?

Страх — иррациональная эмоция. Он не основывается на сухой статистике и фактах, бессознателен и зависит от множества «а если». Нас пугают варианты развития событий, связанные с болью и страданиями, а также всё новое и непрогнозируемое — особенно то, о чём мы часто узнаём из СМИ или от знакомых. Однако результат, как правило, оказывается совершенно иным. К тому же ожидания зависят от наших собственных стандартов приемлемого риска (кто-то готов покорить Эверест, а кто-то стелет в ванной резиновый коврик в виде крокодила, чтобы не поскользнуться), полезности того или иного поступка (что мы получим, делая это?) и опыта.

В 1960-х годах ученые установили, что, оценивая опасность, мы остаемся в плену когнитивных искажений и потому получаем не вполне объективную картину. Если событие нам знакомо, нечто подобное часто происходит в нашей жизни, то риск может казаться пустяковым (например, об автоавариях едва ли не ежедневно слышит каждый из нас).

И наоборот: в случае редких катаклизмов, таких как эпидемии, мы склонны сгущать краски.

Люди очень преувеличивают риск исключительных и пугающих происшествий: авиакатастроф, терактов, возможности уколоться иголкой в автобусном сиденье.

Исследователи выявили два фактора, влияющих на оценку опасности: страх (если речь идет о чём-то катастрофическом, неконтролируемом или «несправедливом») и неизвестность, когда мы не знаем, кому именно не повезет и что с ними (или с нами?!) случится. До сих пор высокие места в этом «рейтинге» занимают генно-модифицированные продукты и воздействие микроволновых лучей на пищу.

Глупые страхи. Почему мы боимся того, что нам не угрожает, но закрываем глаза на реальные опасности?

Наиболее распространенные страхи ученые нанесли на карту опасностей и выявили среди них социально приемлемые (бассейны и алкоголь) и наводящие ужас, потенциально смертельные (терроризм и оружие массового поражения). Несмотря на то, что вероятность утонуть или стать жертвой зеленого змея выше, чем шансы попасть под обстрел, именно последнего исхода мы тем не менее боимся больше.

А всё потому, что редкие, новые или плохо прогнозируемые угрозы пугают намного сильнее «привычных» и «домашних». Отвечает за это миндалевидное тело, структура височной доли мозга. Оно получает сенсорную информацию, анализирует ее и обнаруживает стимулы, связанные с опасностью. Оттуда сигнал передается в другие области мозга, в том числе в гипоталамус, который, в свою очередь, запускает специфическую защитную реакцию. Результатом ее может быть оцепенение, бегство или борьба. Кстати, «напуганное» миндалевидное тело способно нас запутать. Оно должно отправлять сигналы о страхе только после обработки информации об объектах, действительно представляющих угрозу. Но если сразу после леденящей кровь картинки человеку показать что-то нейтральное, но незнакомое (в исследовании использовали фото необычных цветов), то миндалевидное тело и его оценит как «страшное». И реакции, направленные на то, чтобы избежать нового риска, будут точно такими же, как и при наблюдении реальной опасности.

Но и это не всё. Люди, как социальные животные, обладают способностью распространять (и получать) страх напрямую от человека к человеку.

Мы очень восприимчивы к поведению ближайших членов группы. Почувствовав их страх или панику, мы невольно сами начинаем беспокоиться.

Вообще, для животных это полезная привычка, которая до сих пор помогает им спасаться. Травоядным достаточно увидеть (услышать или почувствовать), что один их состайник испугался и начал от кого-то убегать, чтобы тут же рвануть за ним. За это отвечает другая структура мозга — передняя поясная извилина. Когда мы видим, как другой человек боится, она возбуждается и передает сигнал напрямую в миндалевидное тело. А дальше всё происходит по уже описанному сценарию.

Понятно, почему такой «заразительный» страх развился у социальных животных: это предотвращает смерть всей группы, ведь если один ее член заметил опасность — все остальные спасены. Более того, сигналы тревоги неспецифичны, так что представители фауны могут понимать «предупреждения» особей другого вида.

К сожалению, для нас такая передача страха нередко заканчивается не очень хорошо. Животные перестают бежать, когда находятся на безопасном расстоянии от хищника, — а современных людей тревожные сигналы могут преследовать постоянно. Новости, поступающие в режиме реального времени, звонки с рассказами, даже вид человека в маске резко повышают уровень стресса, приводя к психологическим травмам, депрессиям и более серьезным последствиям.

После трагедии 11 сентября 2001 года оказалось, что симптомы посттравматического стрессового расстройства, связанные с теми событиями, проявляются не только у их непосредственных участников.

Отчасти это произошло под влиянием СМИ: по всем каналам информации сводки с места катастрофы передавали в прямом эфире, а уже после обрушения башен в течение многих недель журналисты предлагали новые и новые теории, строили прогнозы следующих нападений и занимались разбором последствий. Та же картина наблюдалась и после теракта на Бостонском марафоне.

Кроме тревожности, поток нескончаемых напоминаний может привести и к выгоранию. Вначале, когда мы слышим о чужих бедах или ограничениях, то сопереживаем, но с течением времени делать это становится всё сложнее — мы «устаем сострадать». Проявляется такое состояние по-разному: кто-то чувствует собственную беспомощность и никчемность, упадок сил, прекращает заботиться о себе и о других и начинает действовать по принципу «будь что будет». А кто-то, наоборот, становится гипервозбужденным, испытывает чрезмерный страх и пытается вызвать его у окружающих, кардинально меняет свою жизнь и критикует тех, кто остается невозмутим. На самом деле это две стороны одной медали: люди перестают критически мыслить и могут навредить не только себе, но и другим. Например, после крупных катастроф или во время эпидемий вначале резко повышается число доноров и пожертвований в фонды помощи, а затем оба этих показателя сходят на нет. Становится меньше волонтеров, а меры предосторожности кажутся излишними или же недостаточными — и в любом случае их перестают соблюдать.

Глупые страхи. Почему мы боимся того, что нам не угрожает, но закрываем глаза на реальные опасности?

Сострадать всегда было непросто, но прежде от такого «занятия» уставали в основном медики, спасатели, пожарные и социальные работники. Они ежедневно сталкивались с высоким уровнем стресса, мучениями и болью, а для обычных людей это оставалось за кадром. Сейчас же СМИ заботливо показывают закулисье всем и каждому, и усталость от сострадания становится широко распространенным явлением.

Поскольку страх бессознателен и иррационален, нельзя просто так взять и перестать бояться. К счастью, благодаря мышлению и разуму люди, в отличие от животных, могут обуздать и отчасти взять под контроль собственные пугающие мысли.

Первый совет очевиден: ограничьте количество новостей и источников информации. Оставьте только наиболее компетентные, которым вы готовы доверять. Без колебаний блокируйте рассылки с явно пугающими и недостоверными сведениями. Несомненно, важно быть в курсе рекомендованных мер безопасности и вовсе не обязательно лишать себя всей информации. Но пусть она поступает к вам дозированно — можно даже установить временные рамки, когда разрешено читать новости, а остальную часть дня спокойно заниматься своими делами. И не подливайте масла в огонь: если вдруг вам захотелось срочно чем-то поделиться, лучше дважды проверить, правдива ли эта информация.

Сосредоточьтесь на том, что вы можете контролировать. В случае глобальных потрясений обычно это только вы сами и ваша личная жизнь. Старайтесь не копировать бездумно действия других, соблюдайте необходимые меры предосторожности, которые подходят именно вам.

Если тревожные мысли не дают заснуть, а в голове постоянно прокручиваются многочисленные варианты событий, выпустите их наружу — запишите всё, что может произойти, включая самые худшие концовки. Не обязательно делать это за один раз, особенно когда негативных предположений накопилось слишком много. После того как гипотетические сценарии будут записаны, составьте четкий алгоритм действий на случай каждого из них. Планирование помогает упорядочить страхи и опасения. А затем отложите свои записи в сторону до тех пор, пока упомянутые в них события не наступят (то есть фактически навсегда).

Не забывайте общаться и делиться мыслями с теми, кому доверяете. В любой стрессовой ситуации важна поддержка, причем один разговор может сделать счастливее сразу двух человек. Постарайтесь оказывать другим физическую, материальную или психологическую помощь. Добрые дела позволяют понять, что вы не бесполезны и что-то значите в этом мире. Если всё рушится и кажется, что ничего хорошего не происходит, важно сохранять привычные ценности.

Ведите здоровый образ жизни, следите за тем, чтобы ваш рацион оставался полноценным, и придерживайтесь режима сна, не злоупотребляйте алкоголем и наркотиками, поскольку после недолгого эффекта расслабления вы можете почувствовать себя еще хуже. А вот физической активностью пренебрегать не стоит: во время упражнений в организме повышается уровень эндорфинов, и самочувствие улучшается. К тому же мозг не может концентрироваться на двух задачах сразу, так что тяжелые думы уступят место мыслям о конце тренировки.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх