Как менялось отношение к сексуальности от Средневековья до наших дней

Из фрагмента книги «Только после Вас. Всемирная история хороших манер» вы узнаете, почему раньше мужчинам было позволительно щупать дам за грудь, а походы в бордель были обычным явлением.

Публичная потенция

Многие стороны сексуальной жизни, ставшие приватными в процессе цивилизации, изначально были публичными. К примеру, раньше женщина могла получить развод, только доказав, что её муж — импотент. Поскольку целью брака было рождение детей, к обвинениям в бесплодии церковь относилась серьёзно.

Во время судебных процессов XIII–XIV вв.

при осмотре потенциального импотента измеряли его пенис: считалось, что чем он короче, тем выше вероятность того, что мужчина бесплоден.

Присутствовавшие на заседании женщины порой даже специально возбуждали беднягу, чтобы посмотреть, реагирует ли его член на прикосновения. В XV в. обвинённый в импотенции муж вынужден был доказывать свою половую состоятельность в борделе, в присутствии священников и чиновников.

По свидетельствам историков, подобный случай имел место ещё в 1677 г., когда множество зевак собралось поглазеть, как некий стареющий маркиз пытался доказать свою мужскую силу. Маркиз заявил, что способен на половой акт, однако, по словам испытуемого, ожидающая за занавесками толпа стала препятствием для осуществления его намерения.

Итальянский бордель XV в.

Итальянский бордель XV в. Хорошо видна тогдашняя мода на гульфики. Гульфик набивали так плотно, что он, по словам Монтеня, напоминал часть тела, о которой из пристойности не стоит упоминать

Сегодня мужское достоинство больше не измеряют публично, однако мужская сила по-прежнему является предметом обсуждения и досужего любопытства. Новую главу в историю потенции вписала виагра: рынок лекарств от эректильной дисфункции стремительно вырос в 2000-е гг., и сейчас их используют не столько для лечения импотенции, сколько для улучшения качества полового акта. Даже если гольф или садоводство интересуют мужчину куда сильнее, он всё равно должен исполнять свой мужской долг — и желательно как можно дольше.

В Средние века из-за нехватки места в одной кровати зачастую спало несколько человек, причём не только родственники, но также прислуга и гости. В XVI столетии стали появляться правила, определяющие границы стыдливости между юношами и девушками.

Сексуальность в Средние века

Так, Эразм Роттердамский писал, что, раздеваясь и вставая с кровати, нужно помнить о пристойности и не открывать посторонним глазам ничего такого, что природа и мораль велят нам прятать. Спустя пару столетий де ла Салль подчёркивал, что мужчина и женщина не должны ложиться в одну постель, если они не женаты, а если представители разных полов вынуждены спать в одной комнате, то кровати следует раздвинуть.

Даже брак не гарантировал приватности, хотя супруги и делили одно ложе. В конце XVI в. распространение в Англии пуританства привело к ужесточению контроля за моралью: официально этим занимались священники, а неофициально — соседи. Кумушки не только делились информацией с любопытствующими, сообщая им все интимные подробности, но и сигнализировали церковникам, если нормы морали были попраны.

Обычными темами для пересудов являлись соблазнение служанок или же привлекающая внимание половая жизнь супругов. Соседи также доносили священникам, если муж не вмешивался в любовные похождения своей супруги.

Священник и пара

Время от времени священникам необходимо было напоминать о том, как греховны страсти

Даже аристократы и просто богатые люди в ту пору никуда не могли скрыться от глаз собственных слуг, которые шпионили за тем, что происходило в спальне хозяев. Если дворяне оказывались перед судом по обвинению в адюльтере, свидетелями обычно выступали именно слуги. То есть можно говорить о том, что сексуальной неприкосновенности как таковой не существовало.

В XVII в. эта проблема нашла отражение в архитектуре: отныне в жилищах состоятельных людей в спальню вёл отдельный коридор, а не анфилада комнат, как ранее. Также спальни стали размещать на верхних этажах, вдали от любопытной прислуги.

Однако следует отметить, что в старинном сословном обществе неловкость из-за того, что кто-то наблюдает за самыми интимными сторонами твоей жизни, чувствовали исключительно в присутствии представителей своего собственного или высшего класса.

Если же рядом находились люди, стоящие ниже тебя на общественной лестнице, отсутствие стыдливости считалось по отношению к ним едва ли не проявлением симпатии.

Так, согласно делла Каза, «определённые части тела стоит держать прикрытыми и не обнажать… разве что в присутствии человека, которого ты не стыдишься». Благородный господин мог рассматривать в качестве такового слугу или друга, принадлежащего к низшему сословию, и в те времена это вовсе не считалось высокомерной грубостью, а, напротив, рассматривалось как выражение особой привязанности.

У особ королевской крови и дворян долгое время существовала привычка принимать подчинённых в спальне перед отходом ко сну или сразу после пробуждения, а также отправляя естественные надобности. Невольно возникает вопрос: а не было ли это в действительности способом продемонстрировать таким образом разницу в положении?

После того как деление общества на сословия стало не столь строгим, а члены его, вследствие разделения труда, оказались вынуждены всё больше взаимодействовать друг с другом, люди, занимающие более высокое положение на социальной лестнице, начали чувствовать стыд также и в присутствии нижестоящих.

Приватность в нынешнем её значении возникла лишь в XIX в., когда дом и личная жизнь для всех социальных классов стали означать приблизительно одно и то же.

В современной культуре позицию «вышестоящих» занимают люди, зарабатывающие на своей публичности, — например, актёры и прочие знаменитости. Очевидно, обыватели считают, что звёзды не чувствуют стыда, когда их грязное бельё перетряхивают на глазах у всего честного народа: в СМИ одной из ключевых тем зачастую является сексуальная жизнь селебрити, поскольку «клубничка» хорошо продаётся.

Несмотря на то что подглядывать за соседями в наше время считается извращением, интерес к наблюдению за интимной жизнью других людей никуда не исчез. И помощником в этом вопросе, как и во многих других, стало телевидение. […]

В новом тысячелетии стало понятно, что публичная демонстрация сексуальности на телевидении быстро набирает обороты — и сбрасывает одежду. Бесконечное количество программ основывается на том, что там следует состязаться практически голышом.

Например, зрителю предлагается понаблюдать, как участницы голландского реалити-шоу «Королевы джунглей» (Queens of the Jungle) соревнуются между собой на фоне экзотических пейзажей, наряженные лишь в крошечные бикини, еле-еле прикрывающие стратегические точки.

Секс за пределами супружеского ложа

Не следует раздеваться или ложиться в постель в присутствии других людей, в особенности это относится к представителям противоположного пола, с которыми ты не состоишь в браке. Недопустимо для разнополых людей спать в одной кровати, исключение составляют лишь маленькие дети. Если же вы вынуждены в силу обстоятельств делить ложе с персоной своего пола, например во время путешествия, то стоит помнить, что неприлично при этом лежать так близко к человеку, что вы можете его коснуться или потревожить, и ещё менее прилично закидывать на него ногу.

Жан-Батист де ла Салль. Правила доброго поведения и христианского соблюдения приличий (1702)

В Средние века были распространены добрачные половые связи, равно как и интрижки на стороне. Таким образом, средневековая мораль требовала от человека не подлинной чистоты, а лишь соблюдения формальных правил. Также следовало избегать поступков, которые могли повлечь за собой публичный позор. То есть можно было наслаждаться жизнью, главное — делать это следовало втайне.

Так, рыцарская романтика предполагала, что внебрачные связи — это единственный способ любить по-настоящему. Правда, Андрей Капеллан в своём трактате «О науке куртуазной любви» подчёркивает, что неприлично разрушать чужие отношения или брать в любовницы женщину, на которой ты не собираешься жениться.

Супружество, однако, в понятие любви для рыцаря не входило. По мнению Капеллана, законные муж и жена были не в состоянии любить друг друга по-настоящему, а потому брак не мог считаться причиной отказать себе в радости любить кого-то ещё. Капеллан прямо не призывал к адюльтеру, однако настоящему рыцарю необходимо было по меньшей мере уметь флиртовать.

На практике, однако, рыцарям крайне редко выпадала возможность пойти на поводу у своих инстинктов. Незамужних девушек, принадлежащих к высшему сословию, тщательно охраняли, опасаясь позора: если молодая женщина участвовала в публичных торжествах, с ней всегда была старшая спутница, которая строго блюла честь своей подопечной; путешествовали дамы лишь в сопровождении группы спутников, причём все перемещения происходили в наглухо закрытой карете. Страх, что кто-нибудь соблазнит честную девушку, был слишком велик.

Так, Робер де Блуа в XIII в. составил пособие «Правила хорошего тона для дам» (Chastoiement des dames) — сборник советов по этикету, в котором советовал представительницам слабого пола не проявлять излишнего дружелюбия по отношению к мужчинам, за исключением собственного мужа. Только он мог заключать жену в объятия.

В свою очередь, интерес супруга к другим женщинам трактовался с чисто мужской точки зрения. По мнению рыцаря Жоффруа де ла Тура Ландри, жена не должна была ревновать, даже если муж и давал ей к этому повод. Воспитанной женщине не пристало также выказывать злость и уязвлённую гордость. Средневековые пособия по этикету подчёркивают, что жене не следует показывать свою ревность или спрашивать мужа о связях на стороне. Авторы некоторых справочников также давали сходные советы и мужьям.

Если ты ревнуешь, не будь настолько глупым, чтобы дать почувствовать это своей жене, ибо если супруга заметит признаки ревности, то сделает всё, чтобы ухудшить твоё положение в тысячу раз. Поэтому, сын мой, следует занять в этом вопросе мудрую позицию.

Отрывок из средневековой рукописи, 1350 год

В Средние века проявления сексуальности среди простого народа демонстрировались открыто и бесконтрольно. Деревенские жители не скрывали внебрачных связей, а мужчина мог не таясь держать любовницу. Дисциплину в вопросах пола считали просто смешной, и сатирические книги того времени часто представляют духовенство как самых больших развратников. Причиной таких насмешек является то, что именно погрязшие во блуде священники составляли для простонародья правила полового поведения.

Нельзя позволять мужчинам ласкать груди, поскольку это разрешается лишь законному супругу, то же самое касается и поцелуев. Не стоит хвастаться своим успехом у противоположного пола, ибо сие опасно. Неприлично ходить в слишком открытых платьях или крутить тем местом, на котором сидишь.

Средневековые правила для женщин, составленные духовенством

Поведение черни хорошо описывает такая деталь: когда мужчина хотел выразить симпатию женщине, с которой только что познакомился, он без церемоний хватал её за грудь. Наставление по этикету времён Ренессанса предостерегает дам, чтобы те не позволяли мужчинам слишком часто трогать себя за грудь, поскольку это может привести к излишне панибратским отношениям.

Особенно бесстыдным образом сексуальность проявлялась в Средние века в общественных купальнях, где проводили время как мужчины, так и женщины. Много говорит средневековая присказка, согласно которой «для бесплодной женщины нет места лучше, чем купальня: если не поможет ванна, то точно помогут посетители».

Средневековый рисунок

Мужчина и женщина в ванне. Средневековый рисунок

Несмотря на то что в подобных заведениях свои услуги предлагали также проститутки, водные процедуры не расценивались как что-то постыдное, и походы в купальни практиковали представители всех классов, причём совершенно открыто.

Ничего не утаивалось в том числе и от детей: в средневековых хрониках и пособиях по этикету можно даже найти наставления, которые запрещали шестилетним детям тратить деньги на шлюх. Да и сам Эразм Роттердамский также даёт в своей книге рекомендации относительно того, как дети должны относиться к проституции.

Средневековые советы, в том числе написанные в предостерегающем тоне, подчас выглядели крайне прямолинейными, как мы можем убедиться, прочитав отрывок из написанной в XIII столетии в Англии «Книги цивилизованного мужчины» (Book of the Civ- ilized Man):

Если плотские желания обуревают тебя, пока ты молод, и если твой пенис приведёт тебя к проститутке, всё же выбирай не обычную уличную шлюху; опустоши свои яйца по возможности быстро и скорее уходи.

Ещё в XVI в. походы в бордель были обычным явлением, однако на стариков и богачей, посещавших дома терпимости, смотрели косо: подобного рода заведения предназначались для молодых мужчин, которые ещё не накопили денег, чтобы жениться, тогда как те, что постарше, уже имели достаток, позволяющий им обзавестись законной супругой.

Содержательницы борделей доносили городским властям, если мужчины в возрасте слишком часто пользовались их услугами. Таким образом в обществе пытались снять напряжение, возникавшее между двумя возрастными группами (молодых и бедных людей по-своему жалели), а также снизить количество совершаемых молодежью изнасилований: в ту пору это преступление было довольно распространённым.

Средневековая купальня

В средневековых купальнях время проводили с полной самоотдачей: ели, пили, музицировали и занимались сексом

В XVI столетии благодаря Реформации были созданы новые стандарты пристойного поведения, которые привели к изменениям в общественном поведении, в особенности в Англии и Швейцарии. Для неверных супругов придумали различные постыдные наказания, а в Базеле, например, изменщиков так и вовсе отправляли в изгнание. В Великобритании вплоть до 1660-х гг. представители властей имели право вломиться в дом без предупреждения, если подозревали, что за закрытыми дверями происходит адюльтер.

Неверность в отношениях в западных странах до сих пор повсеместно осуждается: несмотря на то что в 1960-х гг. движение хиппи получило широкую известность в поп-культуре благодаря продвигаемым им идеалам свободной любви, однако сейчас приверженцев свободных отношений найдётся не так уж и много.

Измена по-прежнему является основной причиной разводов, хотя подчас на страницах жёлтых газет изменщиков с подачи лайфстайл-гуру иногда стараются понять и оправдать. Извращённая двойная мораль при этом цветет пышным цветом на экранах телевизоров — где же ещё.

Например, в популярном реалити-шоу «Остров искушений» (Temptation Island) участвующие в программе пары отвозят на экзотический остров, где их ожидает группа соблазнительных красоток и знойных мачо. После этого зрителю остаётся лишь гадать, кто первым станет жертвой искушения. Или, если называть вещи своими именами, кто первый осмелится изменить.

Познавательная, полезная и забавная книга финских писателей и исследователей Ари Турунена и Маркуса Партанена «Только после Вас. Всемирная история хороших манер» даёт ответы на вопросы, касающиеся исторически сложившихся норм поведения в обществе.

Узнайте, почему молодёжь всегда не нравится старшему поколению, почему неприлично приветствовать человека, справляющего нужду, отчего раньше считалось зазорным хранить верность партнёру и другие любопытные вещи.

Источник ➝

Причины, по которым в бывшем СССР пеленали детей

До 70-х годов прошлого века новорожденных малюток туго пеленали. Будущих мам учили этому мастерству еще на курсах перед родами. Ни у кого такое пеленание в то время не вызывало сомнения. Но с некоторых пор на эту «процедуру» начали смотреть под другим ракурсом и решили, что новорожденных можно не пеленать.

Пеленание и доктор Спок

До наших времен дошло сведение о том, что младенцев пеленали еще в Древнем Риме и в Средневековой Европе. Для пеленания использовали так называемые свивальники – длинные и узкие полоски ткани, обматывая ними младенцев, как бинтом.

В наше время в 1970-х годах появился некто Бенджамин Спок, который в своих научных трудах в книге «Ребенок и уход за ним» выступил против пеленания, чем вызвал горячие споры между сторонниками и противниками пеленок.

Аргументы «за»

Советские педиатры, как и матери новорожденных, выступали за тугое пеленание младенцев. Аргументы в пользу пеленания были следующие: новорожденный во сне бессознательно мог совершать руками всякие движения, во время которых он сам себя будил. А находясь в пеленках – он просто не мог производить такие движения, и его сон был крепче. Кроме того, ребенок мог поцарапать себя или попасть пальчиком в глаз и нанести себе травму.

От подобных неприятностей малышей спасало пеленание. Был и еще один аргумент в пользу пеленания. Многие женщины считали, что пеленание необходимо для правильного развития тела ребенка, в частности, пеленание не допускало искривления ножек у малыша.

Правильно ли это?

По поводу искривления ног современные педиатры сообщают, что это предрассудки. Врачи считают, что искривление ног у младенцев – это вовсе не отсутствие тугого пеленания, а всего лишь последствия обыкновенного рахита. Некоторые дети переносят это заболевание тогда, когда матери об этом даже не догадываются.

Среди современных женщин есть как поклонницы, так и противницы пеленания. Все зависит от опыта матери, а также от особенностей и характера самого ребенка.

Как работает человеческая память: одна из главных научных проблем

Как устроена память | Журнал Популярная Механика

Загадка человеческой памяти — одна из главных научных проблем XXI века, причем разрешать ее придется совместными усилиями химиков, физиков, биологов, физиологов, математиков и представителей других научных дисциплин. И хотя до полного понимания того, что с нами происходит, когда мы «запоминаем», «забываем» и «вспоминаем вновь», еще далеко, важные открытия последних лет указывают правильный путь.

На сегодняшний день даже ответ на базовый вопрос — что собой представляет память во времени и пространстве — может состоять в основном из гипотез и предположений.

Если говорить о пространстве, то до сих пор не очень понятно, как память организована и где конкретно в мозге расположена. Данные науки позволяют предположить, что элементы ее присутствуют везде, в каждой из областей нашего «серого вещества». Более того, одна и та же, казалось бы, информация может записываться в память в разных местах.

Например, установлено, что пространственная память (когда мы запоминаем некую впервые увиденную обстановку — комнату, улицу, пейзаж) связана с областью мозга под названием гиппокамп. Когда же мы попытаемся достать из памяти эту обстановку, скажем, десять лет спустя — то эта память уже будет извлечена из совсем другой области. Да, память может перемещаться внутри мозга, и лучше всего этот тезис иллюстрирует эксперимент, проведенный некогда с цыплятами. В жизни только что вылупившихся цыплят играет большую роль импринтинг — мгновенное обучение (а помещение в память — это и есть обучение). Например, цыпленок видит большой движущийся предмет и сразу «отпечатывает» в мозге: это мама-курица, надо следовать за ней. Но если через пять дней у цыпленка удалить часть мозга, ответственную за импринтинг, то выяснится, что… запомненный навык никуда не делся. Он переместился в другую область, и это доказывает, что для непосредственных результатов обучения есть одно хранилище, а для длительного его хранения — другое.

Запоминаем с удовольствием

Но еще более удивительно, что такой четкой последовательности перемещения памяти из оперативной в постоянную, как это происходит в компьютере, в мозге нет. Рабочая память, фиксирующая непосредственные ощущения, одновременно запускает и другие механизмы памяти — среднесрочную и долговременную. Но мозг — система энергоемкая и потому старающаяся оптимизировать расходование своих ресурсов, в том числе и на память. Поэтому природой создана многоступенчатая система. Рабочая память быстро формируется и столь же быстро разрушается — для этого есть специальный механизм. А вот по‑настоящему важные события записываются для долговременного хранения, важность же их подчеркивается эмоцией, отношением к информации.

На уровне физиологии эмоция — это включение мощнейших биохимических модулирующих систем. Эти системы выбрасывают гормоны-медиаторы, которые изменяют биохимию памяти в нужную сторону. Среди них, например, разнообразные гормоны удовольствия, названия которых напоминают не столько о нейрофизиологии, сколько о криминальной хронике: это морфины, опиоиды, каннабиноиды — то есть вырабатываемые нашим организмом наркотические вещества. В частности, эндоканнабиноиды генерируются прямо в синапсах — контактах нервных клеток. Они воздействуют на эффективность этих контактов и, таким образом, «поощряют» запись той или иной информации в память. Другие вещества из числа гормонов-медиаторов способны, наоборот, подавить процесс перемещения данных из рабочей памяти в долговременную.

Механизмы эмоционального, то есть биохимического подкрепления памяти сейчас активно изучаются. Проблема лишь в том, что лабораторные исследования подобного рода можно вести только на животных, но много ли способна рассказать нам о своих эмоциях лабораторная крыса?

Если мы что-то сохранили в памяти, то порой приходит время эту информацию вспомнить, то есть извлечь из памяти. Но правильно ли это слово «извлечь»? Судя по всему, не очень. Похоже, что механизмы памяти не извлекают информацию, а заново генерируют ее. Информации нет в этих механизмах, как нет в «железе» радиоприемника голоса или музыки. Но с приемником все ясно — он обрабатывает и преобразует принимаемый на антенну электромагнитный сигнал. Что за «сигнал» обрабатывается при извлечении памяти, где и как хранятся эти данные, сказать пока весьма затруднительно. Однако уже сейчас известно, что при воспоминании память переписывается заново, модифицируется, или по крайней мере это происходит с некоторыми видами памяти.

Не электричество, но химия

В поисках ответа на вопрос, как можно модифицировать или даже стереть память, в последние годы были сделаны важные открытия, и появился целый ряд работ, посвященных «молекуле памяти».

На самом деле такую молекулу или по крайней мере некий материальный носитель мысли и памяти пытались выделить уже лет двести, но все без особого успеха. В конце концов нейрофизиологи пришли к выводу, что ничего специфического для памяти в мозге нет: есть 100 млрд нейронов, есть 10 квадрильонов связей между ними и где-то там, в этой космических масштабов сети единообразно закодированы и память, и мысли, и поведение. Предпринимались попытки заблокировать отдельные химические вещества в мозге, и это приводило к изменению в памяти, но также и к изменению всей работы организма. И лишь в 2006 году появились первые работы о биохимической системе, которая, похоже, очень специфична именно для памяти. Ее блокада не вызывала никаких изменений ни в поведении, ни в способности к обучению — только потерю части памяти. Например, памяти об обстановке, если блокатор был введен в гиппокамп. Или об эмоциональном шоке, если блокатор вводился в амигдалу. Обнаруженная биохимическая система представляет собой белок, фермент под названием протеинкиназа М-зета, который контролирует другие белки.

Одна из главных проблем нейрофизиологии — невозможность проводить опыты на людях. Однако даже у примитивных животных базовые механизмы памяти схожи с нашими.

Молекула работает в месте синаптического контакта — контакта между нейронами мозга. Тут надо сделать одно важное отступление и пояснить специфику этих самых контактов. Мозг часто уподобляют компьютеру, и потому многие думают, что связи между нейронами, которые и создают все то, что мы называем мышлением и памятью, имеют чисто электрическую природу. Но это не так. Язык синапсов — химия, здесь одни выделяемые молекулы, как ключ с замком, взаимодействуют с другими молекулами (рецепторами), и лишь потом начинаются электрические процессы. От того, сколько конкретных рецепторов будет доставлено по нервной клетке к месту контакта, зависит эффективность, большая пропускная способность синапса.

Белок с особыми свойствами

Протеинкиназа М-зета как раз контролирует доставку рецепторов по синапсу и таким образом увеличивает его эффективность. Когда эти молекулы включаются в работу одновременно в десятках тысяч синапсов, происходит перемаршрутизация сигналов, и общие свойства некой сети нейронов изменяются. Все это мало нам говорит о том, каким образом в этой перемаршрутизации закодированы изменения в памяти, но достоверно известно одно: если протеинкиназу М-зета заблокировать, память сотрется, ибо те химические связи, которые ее обеспечивают, работать не будут. У вновь открытой «молекулы» памяти есть ряд интереснейших особенностей.

Во-первых, она способна к самовоспроизводству. Если в результате обучения (то есть получения новой информации) в синапсе образовалась некая добавка в виде определенного количества протеинкиназы М-зета, то это количество может сохраняться там очень долгое время, несмотря на то что эта белковая молекула разлагается за три-четыре дня. Каким-то образом молекула мобилизует ресурсы клетки и обеспечивает синтез и доставку в место синаптического контакта новых молекул на замену выбывших.

Во-вторых, к интереснейшим особенностям протеинкиназы М-зета относится ее блокирование. Когда исследователям понадобилось получить вещество для экспериментов по блокированию «молекулы» памяти, они просто «прочитали» участок ее гена, в котором закодирован ее же собственный пептидный блокатор, и синтезировали его. Однако самой клеткой этот блокатор никогда не производится, и с какой целью эволюция оставила в геноме его код — неясно.

Третья важная особенность молекулы состоит в том, что и она сама, и ее блокатор имеют практически идентичный вид для всех живых существ с нервной системой. Это свидетельствует о том, что в лице протеинкиназы М-зета мы имеем дело с древнейшим адаптационным механизмом, на котором построена в том числе и человеческая память.

Конечно, протеинкиназа М-зета — не «молекула памяти» в том смысле, в котором ее надеялись найти ученые прошлого. Она не является материальным носителем запомненной информации, но, очевидно, выступает в качестве ключевого регулятора эффективности связей внутри мозга, инициирует возникновение новых конфигураций как результата обучения.

Внедриться в контакт

Сейчас эксперименты с блокатором протеинкиназы М-зета имеют в некотором смысле характер «стрельбы по площадям». Вещество вводится в определенные участки мозга подопытных животных с помощью очень тонкой иглы и выключает, таким образом, память сразу в больших функциональных блоках. Границы проникновения блокатора не всегда ясны, равно как и его концентрация в районе участка, выбранного в качестве цели. В итоге далеко не все эксперименты в этой области приносят однозначные результаты.

Подлинное понимание процессов, происходящих в памяти, может дать работа на уровне отдельных синапсов, но для этого необходима адресная доставка блокатора в контакт между нейронами. На сегодняшний день это невозможно, но, поскольку такая задача перед наукой стоит, рано или поздно инструменты для ее решения появятся. Особые надежды возлагаются на оптогенетику. Установлено, что клеткой, в которой методами генной инженерии встроена возможность синтеза светочувствительного белка, можно управлять с помощью лазерного луча. И если такие манипуляции на уровне живых организмов пока не производятся, нечто подобное уже делается на основе выращенных клеточных культур, и результаты весьма впечатляющи.

Автор — доктор биологических наук, член-корреспондент РАН, профессор, директор ИВНДиНФ РАН

Картина дня

))}
Loading...
наверх